Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Nine Inch Nails
GAMEINATOR forums > АРХИВ > Открытый архив > Музыкальный клуб
Белый Волк



Жанр: Индастриал-рок
Страна: США, Кливленд, Огайо
Годы: 1988 - по сей день

Nine Inch Nails (в будущем просто NIN) - американская индастриал-группа, созданная Трентом Резнором в 1988 году в городе Кливленд, штат Огайо. Как основной продюсер, певец, автор текстов и музыкант Резнор является единственным официальным участником группы и несёт единоличную ответственность за её развитие. Музыка NIN охватывает большой диапазон жанров, сохраняя при этом характерное звучание, достигаемое использованием электронных инструментов и средств обработки звука. После записи очередного альбома Резнор, как правило, привлекает музыкантов, с которыми отправляется в концертное турне в поддержку пластинки; этот концертный состав существует отдельно от Nine Inch Nails в студии. На сцене NIN часто используют для сопровождения своих выступлений эффектные визуальные элементы, часто достигающие апогея в разрушении музыкантами своих инструментов.
Трент Резнор никогда не обозначал стиль музыки Nine Inch Nails термином «индастриал», однако упоминал ранние индастриал-группы Throbbing Gristle и Test Dept как источники технических приёмов в процессе создания музыки. Несмотря на разницу в звучании групп, первыми исполнявших музыку «индастриал», и NIN; журналисты часто употребляют этот термин при описании творчества Резнора. В интервью журналу Spin Резнор заявил, что первый сингл группы «Down in It» был написан под влиянием ранних Skinny Puppy, в частности их композиции «Dig It»; остальные же песни с альбома Pretty Hate Machine он описал как синти-поп. Стив Купер в своей рецензии на The Fragile называет этот альбом противопоставлением музыкальных жанров; например, соло фортепиано в «The Frail» и элементы драм-н-бэйс в «Starfuckers, Inc».
В композициях NIN можно часто услышать резкое изменение громкости, а также сложные размеры такта. За всю историю группы, только Трент Резнор оставался неизменным участником концертов Nine Inch Nails.
Пришествие группы


Pretty Hate Machine

Первый альбом группы, Pretty Hate Machine, записанный и сведенный самим Резнором, был выпущен в 1989. Это было первое сотрудничество с продюсером Эдрианом Шервудом (он спродюсировал первый сингл NIN «Down in It» даже не встречаясь с Резнором лично) и Марком Эллисом, более известным как Flood. Flood будет помогать в записи музыки до 1994, а Шервуд будет делать ремиксы на композиции NIN до 2000. Альбом получает «тёмное» звучание, но музыка с альбома всё-таки была доступна и для рядового слушателя, и после 113 недель в американском чарте Billboard 200 альбом становится первой в истории записью на независимом лейбле, которая получает платиновую сертификацию. MTV вещает клипы на «Down in It» и «Head Like a Hole». Видео на третий сингл с альбома, «Sin», выходит только в 1997-ом на сборнике домашнего видео Closure.
После серии удачных выступлений группы в 1990 и в 1991 годах, NIN завоевывает популярность среди поклонников альтернативного рока, в частности поклонников Питера Мёрфи и The Jesus and Mary Chain (у которых группа играла на разогреве). «Фишкой» группы становится разрушение инструментов и общая агрессия исполнения песен. После неудачного выступления на европейских фестивалях на разогреве у Guns N' Roses, TVT заставляет Трента писать следующий альбом; при этом разгорается конфликт между Трентом и главой лейбла Стивом Готлибом, касающийся, главным образом, звучания альбома. Резнор реагирует на это тем, что в тайне от руководства TVT и под другими именами записывает новый альбом.

Broken

Вскоре конфликт между Резнором и Готлибом становится причиной ухода Трента с TVT. Он подписывает контракт с Interscope и основывает дочерний лейбл Nothing Records. Это должно было даровать ему больше свободы в процессе создания музыки. То, что должно было стать альбомом, выходит как 8-трековый мини-альбом в 1992. Трент заявляет, что судебные разбирательства с TVT помешали ему сделать полноценный релиз. Также, вдохновленный свободой, он обещает полный альбом The Downward Spiral уже к следующему году.
Broken получился намного агрессивнее Pretty Hate Machine. Тяжелые гитарные риффы, индустриальный бит и кричащий вокал Резнора были результатом концертной деятельности группы. Во время тура в поддержку дебютного альбома, Трент и другие участники NIN играли более тяжелые и яростные версии песен, что оказало большое влияние на звучание Broken. Особого внимания удостоены и клипы на песни с мини-альбома. Первый клип «Happiness in Slavery» содержал сцены насилия и вызвал неоднозначную реакцию у публики. Во втором клипе на композицию «Wish» участники группы, одетые в чёрные кожаные и латексные костюмы, играли в клетке посреди разъяренной толпы. Участник групп Coil и Throbbing Gristle Питер Кристоферсон срежиссировал все клипы для Broken («Wish», «Happiness in Slavery», «Pinion», «Help Me I am in Hell» и альтернативная версия «Gave Up») и создал что-то вроде длинного клипа, известного как «Broken Movie». Мини-фильм так и никогда не был официально выпущен, однако распространялся на кассетах, а позже и в пиринговых сетях.
Концертные исполнения «Happiness in Slavery» и «Wish» принесли группе по премии Грэмми в номинации «Лучшее метал-выступление» (англ. «Best Metal Performance»). В 1993 выходит сборник ремиксов на Broken под названием Fixed. Между тем популярность группы продолжает расти, а Трент пишет новый альбом проживая и работая в Le Pig Studios.

The Downward Spiral

Второй полноценный альбом NIN, The Downward Spiral, выходит в марте 1994 и сразу же попадает на второе место Billboard 200. Альбом до сих пор остаётся самым продаваемым релизом группы в США. Влияние на музыку оказали альбомы Low Дэвида Боуи и The Wall группы Pink Floyd. Музыка и лирика The Downward Spiral отображают ментальный прогресс протагониста, что является концепцией всей записи. Это был последний альбом Nine Inch Nails, который спродюсировал Flood. Его сотрудник Алан Молдер занялся сведением The Downward Spiral, что послужило началом его долголетней работы с группой. Альбом был записан в Le Pig Studios, студии в особняке, в котором Чарльз Мэнсон убил Шэрон Тейт, жену режиссера Романа Полански. В записи альбома принимали участие Стивен Перкинс из Jane's Addiction и барабанщик Mцtley Crьe Томми Ли.
Две композиции с альбома были выпущены как коммерческие синглы, «March of the Pigs» и «Closer». «Piggy» и «Hurt» также попали в ротацию радиостанций, но так и не были выпущены для продажи. Клип на «Closer», снятый Марком Романеком, можно было часто увидеть на канале MTV. При этом канал сделал цензированную версию клипа, откуда были убраны некоторые сцены и вырезана ненормативная лексика. Все клипы с альбома составили видеоряд документального фильма Closure, в котором показаны главные события времён «Self Destruct Tour». Кульминацией тура стало выступление на фестивале Woodstock '94. Участники группы, покрытые грязью, собрали самую большую толпу у сцены, а трансляцию посмотрели более 24 миллионов зрителей. Причиной успеха стало высокое качество исполнения и добавление эффектных визуальных элементов в шоу.

После большого успеха альбома, Трент Резнор работает над следующим сборником ремиксов. Aphex Twin, продюсер Рик Рубин, гитарист Jane’s Addiction Дэйв Наварро и другие музыканты внесли свою лепту в создание ремиксов. Альбом получил название Further Down the Spiral и был выпущен в 1995.
В 1996 Трент пишет саундтрек и звуки для игры «Quake». В 1997 он продюсирует саундтрек к фильму «Шоссе в никуда» режиссёра Дэвида Линча. Заглавным треком становится «The Perfect Drug», клип на который опять снимает Марк Романек. Продюсерская деятельность Трента, его перфекционизм, а также алкогольная и наркотическая зависимости все дальше и дальше отодвигали дату выхода следующего альбома. Претерпевший ремастеринг The Downward Spiral был переиздан на SACD и DVD-Audio в 2004 году.

Fragile

Проходит пять лет после выхода The Downward Spiral. В сентябре 1999 выходит двойной альбом The Fragile. Из-за успеха предыдущего творчества группы, средства массовой информации создают ажиотаж вокруг альбома уже за год до его выхода. Когда все же альбом попадает на прилавки магазинов, он сразу же взбирается на вершину Billboard 200. Музыкальные критики дают высокие оценки релизу, а песни с альбома регулярно крутятся на радио. Однако альбом покинул первую десятку хит-парада уже через неделю после выхода. Причиной этому стало отсутствие достаточной рекламы со стороны лейбла. Из-за этого Резнору пришлось финансировать тур в поддержку альбома из собственного кармана.
Звучание The Fragile резко отличалось от его предшественника. При записи альбома Резнор экспериментирует с расстроенными струнными инструментами и экзотическими звуками. Звук теперь играет более важную роль в передаче смысловой нагрузки альбома. Для записи альбома Трент создал в студии закрытую локальную сеть из компьютеров, на которые сохранялась вся работа музыкантов и продюсеров, и тем самым была легко доступна для обмена.
Первым синглом с альбома стал «The Day the World Went Away». На песню был снят клип, но он так и не попал в ротацию музыкальных каналов, возможно из-за слишком личного характера песни. Вторым номером на сингле, предворявшем альбом, является песня «Starfuckers, Inc.», которая стала причиной слухов и спекуляций среди журналистов из-за её сатирического текста. Песня была добавлена в треклист альбома в последний момент по решению Резнора. Также на «Starfuckers, Inc.» был снят клип, в съёмках которого принял участие друг и протеже Резнора Мэрилин Мэнсон. В Европе и Японии был выпущен сингл «We're in This Together Now» на трёх дисках, а в Австралии «Into the Void».
Следуя традиции Трент выпускает альбом ремиксов Things Falling Apart в 2000. Тур «Fragility» запечатлен на вышедшем в 2002 живом альбоме And All That Could Have Been на CD, DVD и VHS. Делюкс-издание концертной записи шло с дополнительным диском Still, на котором были записаны несколько новых, а также «более акустические» версии песен NIN.

With Teeth

Ещё одна долгая пауза между альбомами в шесть лет оканчивается выходом четвёртого полноценного релиза With Teeth в апреле 2005. Альбом был записан после долговременной борьбы Трента с алкогольной и наркотической зависимостью. Несмотря на преждевременную утечку и возможность прослушать альбом полностью на официальном MySpace группы, With Teeth занял первое место Billboard 200. В оформлении альбома отсутствовал буклет с текстами песен, вместо этого на сайте группы был опубликован постер в формате PDF.
Первый клип на песню «The Hand That Feeds» был впервые показан на официальном сайте группы. Месяцем позже Трент выкладывает исходники песни, чтобы поклонники группы могли делать ремиксы на песню. Также он поступает и со следующим синглом «Only», клип на который снимает режиссёр Дэвид Финчер. Третий сингл «Every Day is Exactly the Same» выходит в апреле 2006. Клип на песню был отснят, но так и не смонтирован. «Every Day is Exactly the Same» включал ремиксы с двух предыдущих синглов, и стал своеобразной заменой альбому ремиксов, выходивших по традиции ещё со времен Broken.

Осенью 2005 группа едет в тур по Северной Америке вместе с Queens of the Stone Age, Autolux и Death From Above 1979. Хип-хоп артист Сол Уильямс выступил на одной сцене с NIN на фестивале Voodoo Music Experience в Новом Орлеане. В заключении тура «Live:With Teeth» Трент и группа отметилась рядом выступлений в Североамериканских амфитеатрах вместе с Bauhaus, TV on the Radio и Peaches. В феврале 2007 выходит концертное видео Beside You in Time на DVD, HD DVD и Blu-ray.

Year Zero

Пятый студийный альбом, Year Zero, вышел всего лишь через два года после выхода предыдущего, With Teeth. На то время это был самый короткий промежуток между альбомами. Резнор преподносит Year Zero как концептуальный альбом критикуя политику правительства США и показывая возможные последствия такой политики через 15 лет.
Чтобы передать историю событий, сюжет и атмосферу будущего, была создана игра в альтернативной реальности. Подсказки, спрятанные на одежде с символикой группы, вели к открытию целой сети из фиктивных интернет-страниц будущего. Перед выходом «Year Zero», на концертах Nine Inch Nails, поклонники находили спрятанные флэшки с песнями из нового альбома. Игра привлекла внимание американских СМИ к фан-сайтам и форумам, где поклонники обменивались информацией.
Для первого сингла с альбома, «Survivalism», и для других песен с Year Zero были выложены исходники, чтобы поклонники могли ремикшировать треки. Релиз второго сингла, «Capital G», повлёк за собой негативную реакцию Резнора, который расценивал это как очередное выжимание денег из поклонников. Сингл «Capital G» вышел только на виниле и не получил маркировки «Halo». Также Резнор был возмущен ценой на Year Zero в Австралии. После этого он призывает фанатов красть его музыку, что послужит толчком бесплатного распространения его музыки в будущем. Альбом ремиксов Year Zero Remixed стал последним релизом группы для Interscope Records, поскольку были выполнены все условия контракта. Резнор не стал обновлять контракт, став независимым артистом.
После правовых разбирательств с лейблом, Резнор все же запускает сайт ремиксов remix.nin.com, где желающие могут скачать исходники песен и загрузить свои собственные ремиксы, сделанные с помощью музыкального программного обеспечения. На сайте также предоставлены редкие композиции, которые не были включены ни в один коммерческий релиз, либо более не доступны в продаже.

Ghosts I–IV и The Slip

В начале марта 2008 года Nine Inch Nails выпускают Halo 26 — Ghosts I–IV, альбом из 36-и инструментальных треков. Ghosts I–IV стал продолжением эксперимента Резнора с распространением музыки по Интернету. Альбом был доступен в нескольких изданиях: бесплатная загрузка песен из Интернета первого тома Ghosts I в формате MP3 с битрейтом 320 кбит/с, 5 долларов за загрузку альбома полностью из Интернета в lossless-формате и/или MP3 320 кбит/с, 10 долларов за двухдисковое издание, 75 долларов за «Deluxe Edition» и 300 долларов за «Ultra-Deluxe Limited Edition», ограниченное количеством в 2500 копий, которые разошлись за три дня принеся группе в общей сложности 750 000 долларов.
При записи альбома принимали участие Аттикус Росс, Алан Молдер, Алессандро Кортини, Эдриан Белью и Брайан Вильоне. Альбом распространяется по лицензии Creative Commons Attribution Non-Commercial Share Alike.
Всего через два месяца, в мае 2008, выходит The Slip — следующий альбом, из 10 треков. Альбом доступен бесплатно с официального сайта группы и как лимитирование издание на CD и бонусным DVD с записями репетиций группы. The Slip является своеобразной благодарностью поклонникам группы, раскупившим все 2500 копий «Ultra-Deluxe Limited Edition» предыдущего альбома.
После выхода The Slip Резнор собирает новую группу и отправляется в тур по Северной Америке «Lights in the Sky». В конце тура, в декабре 2008, Трент выкладывает более 400 ГБайт несжатого и неотредактированного видеоматериала с трёх концертов. Тем временем на официальном сайте появляются фотографии Резнора и участников группы Jane's Addiction. Среди поклонников начинают ходить слухи о том, что возможно Трент продюсирует их новый альбом, однако, как покажет будущее, это оказалось не так. Тем временем

Резнор опять вносит изменения в состав, и отправляется в прощальный тур «NIN|JA» с группами Jane's Addiction и Street Sweeper Social Club.
В феврале 2009 года Резнор заявляет, что он не прекратит делать музыку NIN, но группа исчезнет со сцены на время. 12 июня закончился тур «NIN|JA», а 10 сентября 2009 Nine Inch Nails отыграли своё последнее выступление в театре «Wiltern» в Лос-Анджелесе.
Состав группы



Трент Резнор (Trent Reznor) - вокал, синтезатор, гитара.
Майкл Трент Резнор родился 17 мая 1965 года в Мерсере, Пенсильвания, в семье Майкла Дж. Резнора и Нэнси Кларк. Своё среднее имя он получил во избежание путаницы с отцом. После развода родителей он и его младшая сестра Тера (р. 1970) жили в Мерсере с бабушкой и дедушкой по материнской линии.
Резнор начал играть на фортепиано в пять лет, он рано продемонстрировал склонность к музыке. В интервью 1995 года его дедушка вспоминал: «Музыка была его жизнью, уже с младенчества. Он был очень одарённый». Его учитель по фортепиано Рита Беглан заметила, что, когда Резнор играл, он напоминал ей Гарри Конника младшего.
Трент Резнор окончил школу в 1983 году и поступил в Аллеганский колледж, где изучал вычислительную технику и музыку. К этому времени он уже осознал, что хочет заниматься всерьёз лишь рок-музыкой. Основным препятствием, однако, была неуверенность в себе. «Я опасался даже сочинить песню — просто из боязни, что она мне самому может не понравиться… К тому же, не мог ответить сам себе на вопрос: а что я-то могу сказать нового?.. Мне совершенно не хотелось звучать, как все», — говорил он в интервью Керрангу 1994 года. Резнор присоединился к местной группе Option 30, которая давала по три концерта в неделю. Проучившись один год, он решил бросить колледж и полностью посвятить себя музыке.
В 1987 году Трент Резнор играл на синтезаторе в группе из Кливленда под названием Exotic Birds, чьим менеджером выступал Джон Малм. Резнор и Малм стали друзьями, и после ухода Резнора из группы Малм неофициально стал его менеджером. В то время, когда Трент работал помощником звукоинженера и уборщиком в студии записи Right Track Studios, он просит хозяина студии Барта Костера, чтобы тот разрешил ему бесплатно записать несколько демоверсий из своего собственного материала, пока студия никем не используется. Костер соглашается. Однако Резнор так и не смог найти музыкантов, которые бы смогли исполнить его материал как он хотел, поэтому он сам решает записать все инструменты, кроме ударных. Так он будет поступать при записи всех своих альбомов в будущем, иногда вовлекая в процесс других музыкантов и помощников. В 1988 году, после первых концертов на разогреве у Skinny Puppy, Резнор загорается желанием выпустить сингл на каком-нибудь маленьком европейском лейбле. Только небольшое количество звукозаписывающих компаний откликнулись на материал Резнора, и он подписывает контракт с TVT Records. Десять песен из его демозаписей были переработаны и перезаписаны для его первого альбома Pretty Hate Machine в 1989. Демоверсии песен можно найти на многочисленных бутлегах, в том числе и на Purest Feeling.
В 1994, в одном из своих интервью, Резнор сказал, что он выбрал «Nine Inch Nails» как название группы, потому что оно звучало хорошо и прошло тест (после определённого времени большинство названий начинали звучать плохо), а также оно легко превращалось в аббревиатуру. Долгое отсутствие разъяснений со стороны Трента привело к большому количеству слухов и спекуляций насчёт названия группы, например: девятидюймовые гвозди, которыми был распят Иисус; или девятидюймовые ножи-ногти Фредди Крюгера (nails в пер. с англ. гвозди или ногти). Знаменитый логотип Nine Inch Nails, который состоял из трёх заглавных букв «N», «I» и зеркальным отражением «N» в рамке, был придуман Резнором и дизайнером Гэри Талпасом. Талпас будет делать дизайн для обложек Nine Inch Nails до 1997.




Аарон Райт Норт (Aaron Wright North) - гитара
Этот талантливый гитарист, наиболее известен как участник концертного состава группы «Nine Inch Nails» в 2005 -2007 гг. Был участником Лос-Анджелесской панк-группы «The Icarus Line». Главный герой веб-комиксов «Squires Of Dimness» (автор Анн Тай (Anne Tai)). Сейчас играет на гитаре и поет в группе Jubilee. Использует гитары Hagstrom и Fender Jazzmaster. Выступает с красным платком, висящим из правого заднего кармана джинс.
Будучи участником «The Icarus Line» был известен под именем Aaron Icarus.
В 2005 г., Норт выступал с «Queens of the Stone Age» на различных акустических шоу и на двух «обычных» выступлениях в Лос-Анджелесе.
Проект Аарона Норта и Трэвиса Келлера, «созданный исключительно от скуки». Buddyhead — это рекорд-лейбл, прославившийся своим разделом сплетен, в котором частенько появлялись номера телефонов таких знаменитостей, как Фред Дерст и Кортни Лав, и жесткая критика в адрес Эксла Роуза из Guns N' Roses. Участникам Nine Inch Nails тоже уделялось много внимания, но без негативной окраски. Buddyhead также известен такими выходками, как написание фразы «$uckin' Dick$» на автобусе группы The Strokes или проникновение в здание Interscope Records в попытке украсть бейсболку Фреда Дерста. В конце концов, кепку продали на eBay, а вырученные деньги отдали на благотворительность.
В 2006 г., на Аарона Норта и остальных участников NIN подал в суд охранник Alliant Energy Center (концертная площадка, на которой выступала группа 13 октября 2005 г.) Марк ЛаВои (Mark LaVoie), который утверждал, что Норт «с умышленной жестокостью» напал на него с микрофонной стойкой. Дело было прекращено.



Алессандро Кортини (Alessandro Cortini) - синтезатор, гитара, ,бас
Алессандро Кортини родился в городе Болонья, но вырос в Форли. Кортини переехал из Италии в Соединённые Штаты, чтобы изучить гитару в Голливудской консерватории. После получения высшего образования, он на некоторое время оставил гитару и решил сосредоточиться на клавишных. В 2001—2002 гг, Кортини отправился в тур в качестве гитариста с Mayfield Four в поддержку их альбома «Second Skin». Преподавав некоторое время в Голливудской консерватории, он увидел объявление о прослушивании в Nine Inch Nails. Резнор, утверждал, что Алессандро Кортини «сразу же подошел».
Когда Алессандро вошел, моей первой мыслью, было то, что он не совсем тот, кто мне нужен. Он был настойчив, но кроток, не тот агрессивный типаж, с которым ассоциируются Nine Inch Nails. Потом он начал играть, и через секунд тридцать я понял «Вот этот парень!» Я никогда в дальнейшем не сожалел о своем выборе. Не пытаясь подражать Чарли [Клоузер], Алессандро погружается в музыку настолько, насколько это возможно. (Трент Резнор)
Кортини был клавишником в составе для «живых» выступлений Nine Inch Nails во время туров Live: With Teeth (2005 −2006) и Year Zero Performance 2007 (2007). Осенью 2006 года Кортини внес свой вклад в программу Recording Artist Program, выступив консультантом на тему обучения студентов тет-а-тет. После этого он продолжил тур (преимущественно за пределами США) с Nine Inch Nails в поддержку альбома «Year Zero». В сентябре 2007 года Резнор расформировал «живой» состав. Судя по фотографиям, появлявшимся на официальном сайте группы в последующие месяцы, Алессандро вместе с Трентом Резнором, Аттикусом Россом, Эдрианом Белью записывал альбом 2008 года «Ghosts I–IV». Кортини также присоединился к группе во время тура Lights In The Sky Over North/South America 2008. 13 декабря 2008 года было объявлено, что он покидает Nine Inch Nails ради других проектов.
Кортини также является фронтменом лос-анджелесской группы Modwheelmood, которую он сформировал вместе с экс-гитаристом Abandoned Pools Пеле Хиллстромом. На счету группы несколько EP, а также ремикс на песню «The Great Destroyer», вошедший в альбом Year Zero Remixed.
С сентября 2009 недолго заменял Моргана Николлза в группе Muse.



Джорди Фрэнсис Уайт (Jeordie Francis White) - бас, гитара
Джорди родился в Корал Спрингс, но в детстве переехал в Форт Лодерейл на юг Флориды, где, по его собственному признанию, он воспитывался на «Звёздных Войнах и хэви-метале». У него есть 3 младших брата — Уэсли (Wesley), Дастин (Dustin) и Эйден (Aden). Его мать танцевала в клетке на концертах в 70-х годах. Он и его братья росли без отца, так как тот от них отказался, имя его неизвестно. Находясь под впечатлением от таких групп, как Motley Crue, Van Halen и Iron Maiden, Джорди уже к 13 годам овладел гитарой, а в 15 лет, влившись в музыкальную жизнь Южной Флориды, присоединился к своей первой музыкальной группе под названием The Ethiopians, которая исполняла каверы на песни других исполнителей, в частности кавер на песню Metallica «Trapped Under Ice».
C 1989 по 1993 год Джорди был ритм-гитаристом, басистом и бэк-вокалистом группы Amboog-a-Lard, достаточно популярной в местных клубах. В 1992 году группа была представлена в пяти номинациях на ежегодном вручении наград «Slammie Awards». Большинство наград собрала группа Marilyn Manson and the Spooky Kids, а Джорди победил в категории «Лучший ритм-гитарист».
С фронтменом группы Marilyn Manson and the Spooky Kids Брайаном Уорнером, выступающим под сценическим псевдонимом Мэрилин Мэнсон, Джорди познакомился в начале 1990 года, когда работал в музыкальном магазине Broward Mall в Форте Лодердейл. Им обоим показалось, что у них много общего, но до совместной музыкальной работы было ещё далеко. В 1993 году он принял участие в стороннем проекте Мэнсона Mrs. Scabtree.
В 1994 году Мэрилин Мэнсон избавляется от басиста Гиджета Гейна (Gidget Gein) из-за его злоупотребления наркотическими веществами. Джорди принимает его приглашение присоединиться к группе в качестве бас-гитариста. В группе ему дается псевдоним Твигги Рамирез (Twiggy Ramirez) в честь культовой британской модели 60-ых годов Твигги (Twiggy) и серийного убийцы Ричарда Рамиреза (Richard «Stalker» Ramirez).
Джорди поначалу перенимает стиль Гейна, но впоследствии его образ становится уникальным и узнаваемым, начиная от яркого макияжа, используемого как на выступлениях, так и вне сцены, и заканчивая экстремальным поведением на концертах.
Джорди был неотъемлемой частью группы Marilyn Manson, как в плане написания музыки, так и в плане имиджа. Но 29 мая 2002 года его продолжительное музыкальное сотрудничество с Мэнсоном закончилось. По словам музыкантов, причины прекращения совместной работы состояли в том, что между Мэнсоном и Уайтом возникли непреодолимые противоречия относительно дальнейшего развития группы, также Уайт считал, что его альтер-эго оказывает слишком большое влияние на его психику.
В 2004 году Джорди принимал участие в записи альбома «With Teeth» группы Nine Inch Nails, а в 2005 и 2006 году участвовал в туре NIN в поддержку этого альбома. В 2007 году Джорди отправляется с NIN в турне Year Zero.



Джош Фриз (Josh Freese) - ударные
Джош родился в Орландо, Флорида, но с шестимесячного возраста жил в Южной Калифорнии. Он рос в музыкальной семье (его отец руководил Disneyland Band, а мать была пианисткой). С самого раннего возраста его окружала музыка, и он начал играть на ударных в возрасте 7–8 лет. Профессионально он начал играть в 12 лет (в Top 40-группе в Disneyland). Он играл на электронных ударных, что привело его к сотрудничеству с Simmons, компанией по производству этих инструментов. В старой рекламе Simmons можно увидеть фрагмент с DVD The Vandals "Live at the House of Blues", где Джош играет на ударных.
В возрасте пятнадцати лет Джош начал гастролировать и записывать пластинки, сначала с Dweezil Zappa, а потом с The Vandals. За последние 15 лет Джош работал со многими известными артистами в качестве сессионного музыканта или временной замены. У Джоша есть младший брат, Джейсон Фриз (Jason Freese), который является клавишником Green Day и который также гастролировал с Jewel, Goo Goo Dolls, Liz Phair, Dr. Dre и Weezer.
В 2005 и 2006 году Джош гастролировал с Nine Inch Nails в их туре в поддержку альбома "With Teeth", после того как барабанщик NIN Джером Диллон (Jerome Dillon) по состоянию здоровья был вынужден покинуть группу. Джош сыграл партии ударных для композиций "HYPERPOWER!" и "Capital G" с альбома Nine Inch Nails "Year Zero". В 2007 году Джош снова гастролировал с NIN, на этот раз в туре в поддержку альбома "Year Zero", большая часть которого проходила за пределами США. 18 сентября 2007 года стало известно, что в составе группе произойдут изменения, покольку Трент хочет поэкспериментировать с новыми способами концертного исполнения своей музыки. Однако, Джош остался в NIN и в 2008 году гастролировал с группой в туре "Lights In The Sky". 8 августа 2008 года Трент сообщил на nin.com, что по окончании Североамериканской части этого тура Джош покинет группу.
Белый Волк
Основатель Nine Inch Nails получил "Золотой глобус"

Похоже, у отца-основатели индастриал-легенд 90-х Nine Inch Nails Трента Резнора по-серьезному начался новый творческий период. Его работа над саундтреком фильма "Социальная сеть" отмечена престижной премий "Золотой глобус". Церемония награждения прошла накануне в Лос-Анджелесе.
Отметим, что "Социальная сеть" вообще собрала набор побед в номинациях - как лучший драматический фильм года, а также за лучшую режиссуру, сценарий и - музыку.
- "Год назад я и представить не мог, что стану писать музыку к фильмам," - сказал растроганный Резнор, обнимая заветную статуэтку. - "Если б мне кто-то сказал, что я буду стоять на этой сцене и получать премию, я бы точно не поверил."
Белый Волк

Year Zero

Апокалиптический минимализм от главного индастриал-рокера планеты

Если попробовать проанализировать внешний вид лидера Nine Inch Nails Трента Резнора, трудно отогнать мысль, что этот миниатюрный мужчина из Кливленда меняется в соответствии с музыкой главного проекта своей жизни. В эпоху «The Downward Spiral» гениальный параноик смотрелся длинноволосым доходягой, хватающимся за микрофонную стойку, как за соломинку. После «The Fragile» Трент отпустил косую готическую челку и щеголял на сцене в грязном комбинезоне, ну а во время тура в поддержку «With Teeth» предстал в обличье современного Франкенштейна – перекачанного чудища с квадратным силуэтом. Упомянутые диски выходили на протяжении одиннадцати лет, и творческий долгострой также стал одним из фирменных знаков Трента – гениального, без всяких скидок, звукорежиссера, духовного отца проекта Marilyn Manson и важнейшего индустриального рокера на планете. Не тут-то было. Спустя лишь два года после «With Teeth» Трент коротко постригся и избавился от ненужных бицепсов: всаднику апокалипсиса, создавшему один из самых ожидаемых дисков 2007 года при помощи компьютера и соратника Аттикуса Росса, лишние аксессуары не нужны.

Проведя пару лет в бесконечных турах, Резнор накопил массу идей и решил высказаться без помощи лишних музыкантов. С одной стороны, новый звук Nine Inch Nails очень похож на привычный саунд группы со сверлящими гитарами, атмосферическими шепотами и истерическими вскриками; с другой – Резнор практически отказался от живых барабанов, прибегнув к помощи своего подчиненного Джоша Фриза в одном-единственном треке («In This Twilight»). Драм-машины, пропущенные через компьютер гитары и филигранно подобранные спецэффекты – вот и все компоненты, которыми пользовался Трент при записи «Year Zero». Всю прочую креативную энергию лидер Nine Inch Nails направил на создание ажиотажа вокруг концепции и общей идеи альбома: в ходе гастролей распространялись майки с цитатой из новой песни «The Good Soldier», а в туалеты концертных залов подбрасывали флэш-карты с демо будущих песен и звуковыми обрывками. Перед самым выходом диска, который якобы должен был повествовать об атаке биологических террористов, даже заработала телефонная линия, где транслировались отдельные музыкальные фрагменты и послания Трента человечеству.

Всю эту кутерьму, больше напоминающую построение теории заговоров, сам Резнор расценивает как новую технологию развлечений. Затуманив мозги своих поклонников, он вышел на рынок с футуристическим роком XXI века, выхолощенным и практически безупречным. И хотя музыкальное интро «Hyperpower!» в комплекте с въедливой вступительной речью Трента из «The Beginning Of The End» напоминают начало фантастического триллера, ни о каком внятном сюжете речь не идет: ассоциативные тексты Резнора можно смело накладывать на первое попавшееся изображение, и от этого выиграет любая картинка. Новый альбом Nine Inch Nails концептуален не по своему замыслу, а по звучанию – за вычетом двух драматичных номеров «The Good Soldier» и «In This Twilight», Резнор сосредоточился на создании футуристических маршей («Vessel», «Capital G», «God Given») и умиротворенно-замогильных треков вроде «The Greater Good» и «Me, I`m Not». Ключом же к новому альбому служит первая обнародованная с него песня – энергичный хит «Survivalism», название которого имеет прямое отношение к творческой позиции Трента Резнора как художника, готовящегося к апокалипсису в студии-бункере, где есть холодильник, полный сэндвичей, и монитор, при помощи которого можно сполна насладиться концом света.
Список песен входящих в альбом
1. HYPERPOWER!
2. The Beginning of the End
3. Survivalism
4. The Good Soldier
5. Vessel
6. Me, I'm Not
7. Capital G
8. My Violent Heart
9. The Warning
10. God Given
11. Meet Your Master
12. The Greater Good
13. The Great Destroyer
14. Another Version of the Truth
15. In This Twilight
16. Zero-Sum
Herzen
Ну да типа круто..
Только для кого ? школьники тупорылые создание..
Белый Волк

Сквозь зубы


Classic Rock № 9 (39)
Сентябрь, 2005г.


Среди мега-звезд мирового шоу-бизнеса Nine Inch Nails слывут одними из самых неприступных личностей. Даже попробовать взять у них интервью считается приключением для самых смелых журналистов. Слухи об их грубом и раздраженном высокомерии давно стали легендой, а самого мрачного гения Трента Резнора почитают ненавистником прессы, однако бытует мнение, что его озлобленность на весь мир прямо пропорциональна его гениальности. На фестивале Provinssirock в Финляндии Classic Rock решил выяснить, какая доля истины содержится в легендах о NIN.

Поначалу местное отделение рекорд-компании NIN наотрез отказалось даже разговаривать на тему возможного интервью, объясняя это тем, что ребята устали, у них нет времени, и они не хотят ни с кем разговаривать; и что запланировано всего одно коротенькое интервью с Первым каналом финского телевидения. Но, переадресовав вопрос самому Тренту Резнору, мы получили ответ: «Да есть, конечно, у меня время, подождите пару минут, и я отвечу на все ваши вопросы». И через пару минут пригласил нас в свою уютную гримерку, где в этот момент находилась вся группа, познакомил с каждым из ребят, и начался разговор... о прошлом, настоящем и будущем.
Интервью

Почему Вы решили связать свою жизнь с музыкой?
Я с детства занимаюсь музыкой. В начале своего жизненного пути я пробовал себя в различных ипостасях, так или иначе связанных с музыкальной деятельностью. С интересом я изучал произведения других музыкантов, экспериментировал... Мне хотелось знать, смогу ли я сам сочинять песни, и какого рода композитор из меня получится. Тогда мне искренне хотелось делать что-то стоящее. В конечном итоге, это привело к записи сингла "Down In It" и образованию Nine Inch Nails.

Какие группы Вам нравятся, и чья музыка оказала на Вас наибольшее влияние?
Мне нравится творчество огромного количества музыкантов, в той или иной степени все они накладывают отпечаток на мою музыку. На меня оказало влияние творчество Дэвида Боуи, Ministry и Skinny Puppy. Мне всегда интересно услышать что-то новое, это дает толчок к развитию моих собственных мыслей. Из современных групп мне нравится то, что сейчас делают System Of A Down.

Что означает ваше название?
Не стоит всматриваться в три слова названия группы в поисках глубинного смысла. Просто, когда пришло время дать группе имя, Nine Inch Nails было самое удачное, что пришло на ум.

Почему альбомы группы записываются так медленно?
Вероятно, из-за выпивки.

Чувствуется, у вас с финнами и русскими много общего...
Да, я слышал про водочный пояс мира, в который входят Россия и Скандинавия. Но думаю, как и в случае с NIN, пристрастие к алкоголю не возводится в ранг культа. Здесь, в Финляндии, у нас была возможность отдохнуть во время турне, и нам понравился оказанный прием. Люди здесь умеют веселиться и знают, что такое рок-н-ролл. Думаю, интересно было бы увидеть, как проводят время в России. Что касается записи альбомов, то причин для таких длительных перерывов множество, некоторые из них сложны, некоторые прозаичны. Мы ценим терпение наших поклонников и стараемся выпускать интересный и качественный материал.

Что помешало вам приехать в Россию в рамках вашего европейского тура?
Не знаю. Мы бы отправились туда с превеликим удовольствием. Этот вопрос должен быть адресован нашим менеджерам. Здесь, на фестивале, мы встретили людей из России, которые рассказали нам, насколько благоприятной страной для выступлений является Россия, о концертных площадках, мировых звездах, которые приезжают в Россию, и о том, с каким нетерпением нас там ждут. Это приятно. Не могу сказать, что мы знаем много о вашей стране. Но думаю, однажды мы посетим ее и дадим большой концерт.

Как Вы считаете, сильно ли американская публика отличается от европейской?
На мой взгляд, различия довольно существенны. Различия в менталитете, культуре общения и отношении к музыке. В США популярны фестивали одного направления, панк-фесты или пафосные рок-мероприятия вроде Оззфеста. Не могу сказать, что американская публика более искушенная, но конкуренция и выбор музыкального продукта в Штатах больше, чем в Европе, и огромный акцент делается на качество продукции. Совсем по-другому воспринимаются фестивали Старого Света, где на одном мероприятии можно увидеть группы, принадлежащие к совершенно разным стилям. Это влияет на разноплановость людей, которые приходят выступления NIN и, соответственно, на их мнения. Мы никогда не задумывались над тем, где легче или сложнее выступать. Мы всегда делаем свое дело, выкладываясь по полной, так как нам это нравится. И это приносит свои плоды, ведь главное и там, и здесь — это контакт с аудиторией.

Как Вы можете охарактеризовать настроение вашего последнего альбома?
Верно подмечено, что каждый альбом NIN имеет свое настроение. Каждый альбом характеризует определенный период моей жизни и моего понимания музыки. Предыдущий альбом, "The Fragile", выпущенный в 1999, был посвящен экспериментам со звуком, в отличии от нового альбома "With Teeth", где мы приближаемся к более живому звучанию. Концепция последнего альбома невероятно проста: заполнить его как можно более интересными и драйвовыми композициями.

Каким образом в Ваш последний проект оказался вовлечен Дэйв Грол из Foo Fighters?
Я хотел использовать живые барабаны, забойные, в духе Дэйва Грола. И подумал, почему бы просто ему не позвонить. И он сказал, что с удовольствием поработает на моем альбоме. Через несколько дней он был уже в студии и с полуслова понял, что мы от него хотели.

Где Вы черпаете вдохновение для написания стихов?
Все тесты моих произведений пережиты и, если можно так выразиться, выстраданы мной самим. Они не имеют никакой связи с лирической поэзией, а являются результатом переживаний и уроков, вынесенных из собственного жизненного опыта.

Вы работали в соавторстве с огромных количеством известных и талантливых музыкантов, как приходят идеи таких творческих союзов?
Обычно мы работаем с людьми, творчество которых повлияло на нас, с которыми судьба свела нас в тот или иной период жизни, и, естественно, с которыми нам интересно работать. Ты никогда не можешь быть уверен, что, даже при наличии огромного количества идей и творческого потенциала, в конечном итоге что-либо получится. Совместная деятельность с Дэвидом Боуи была познавательной и продуктивной, ибо переоценить масштаб этой личности невозможно. То же самое можно сказать о Coil и других артистах, с которыми нам приходилось сотрудничать. В связи с этим не могу не заметить, что смерть Джона Белланса из Coil стала действительно огромной утратой.

Вы известны как продюсер некоторых команд. Один из успешных примеров — Marilyn Manson.
Когда-то мне было интересно попробовать себя на этом поприще, но эта работа, как выяснилось, оказалась очень неблагодарной. Ты выкладываешься с желанием помочь людям, достать их из подполья, вывести на новый качественный уровень. Делаешь людям добро, а они потом тебя ненавидят...

Что нам стоит ожидать от NIN в будущем?
Больше музыки. Через год мы планируем записать еще один альбом, а довольно скоро выпустить видео. А самый ближайший план — это на сегодня: не по-детски зажечь и «надрать задницы» всем собравшимся в Сейняйоки на ProvinssiRock,чтобы они не скоро забыли выступление Nine Inch Nails.

Разговор проходил в исключительно дружеском ключе; кроме Трента Резнора в беседе принимали участие все члены команды. В этот жаркий июньский день по молчаливому договору обеих сторон темы политики, бизнеса и проблем с наркотиками не затрагивались. Беседа была исключительно приятной: ведь говорили о музыке и творчестве. Разница между легендой и истиной оказалась ошеломляющей: ребята общительны и с хорошим чувством юмора, а Трент оказался интеллектуалом, интересным и достаточно открытым в общении человеком.
Настораживает лишь одно: после концерта один из сотрудников обмолвился по секрету, что NIN выписали штраф в двузначное число тысяч евро за то, что они полностью уничтожили ту самую уютную гримерку, в которой мы так приятно беседовали...


Белый Волк

With Teeth

Зубы Гуру

Пауза, длиною в шесть лет, которую, во многом вынужденно, взял Трент Резнор, явно пошла NIN на пользу. Новый альбом явственно демонстрирует кто в доме гуру; оставив Мэрилину Мэнсону поприще пугать домохозяек, а Эллу Йоргенсену издеваться над нашими ушами, Резнор записал пластинку с легкоузнаваемым материалом, в то же время не являющуюся набором самоповторений. Для записи ударных был приглашён Дэйв Грол, видимо задавшийся целью засветиться рядом со всеми рок-старами, тем более что старый барабанщик NIN Крис Вренна ушёл к бывшему протеже Резнора Мэнсону. Запись осуществлялась в "Sound City Studio" в Калифорнии, сведением готового материала Резнор занимался при участии Алана Маулдера, ранее работавшего с THE CURE и SMASHING PUMPKINS. Новый альбом, вышедший в свет в начале мая, в первую же неделю был распродан количеством более двухсот семидесяти тысяч экземпляров, а новый сингл с этого альбома "The Hand That Feeds" сразу же стартовал на второй строчке рейтинга лучших синглов.

Первый номер на альбоме ("All The Love In The World") обманывает и затягивает в трясину, из которой слушатель уже не в состоянии выбраться: медленное, неторопливое начало под электронную перкуссию, затем подключается столь же неторопливая басовая партия, особенно остро воспринимаемая при первом прослушивании – томительное ожидание, что же вышло у Резнора на сей раз. Лёгкое недоумение внезапно сменяется восторженным удивлением: меланхоличный вокал Резнора и тихо скрежещущая на дальнем плане гитара оказались ширмой для настоящего тихого помешательства, беззвучной истерики, вопля шёпотом. А дальше ("You Know What You Are?"(фильм Doom) и "The Collector") понимаешь, что несмотря ни на что это всё тот же старый добрый NIN: неторопливая пластиковая ярость, за которую так любят Резнора его многочисленные верные поклонники.

"The Hand That Feeds" – шедевр танцевального индустриального металла, "With Teeth", демонстрирующий резкие переходы от агрессии к эмбиентному покою, "Only" – образец выверенного ритма и сильно искажённых (видимо сэмплированных) гитар, полистирольная баллада "Right Where It Belongs"(моя любимая): все эти отдельно взятые шедевры на альбоме производят удивительно целостное впечатление абсолютно не надоедающей единообразности.
Список песен входящих в альбом

1 "All The Love In The World"
2 "You Know What You Are?"
3 "The Collector"
4 "The Hand That Feeds"
5 "Love Is Not Enough"
6 "Every Day Is Exactly The Same"
7 "With Teeth"
8 "Only"
9 "Getting Smaller"
10 "Sunspots"
11 "The Line Begins To Blur"
12 "Beside You In Time"
13 "Right Where It Belongs"
Белый Волк

Лидер Nine Inch Nails и гений музыки индастриал Трент Резнор рассказал RS о том, что общего между компьютерными играми и панк-роком.


Полный текст
«Здесь просто не может не пахнуть кровью», – смеется Майкл Трент Резнор. Я встречаюсь с лидером Nine Inch Nails в его особняке на Сиело Драйв в Беверли Хиллз, где в августе 1969 года безумцы из «семьи» Чарльза Мэнсона умертвили пятерых человек, в том числе Шэрон Тейт, жену кинорежиссера Романа Полански. «Было нанесено сто три ножевых удара, – продолжает Резнор. – Уходя, эти парни написали на двери кровью слово «свиньи». Прошло почти сорок лет, но дух смерти все еще витает в этом доме. Кстати говоря, свое жилище я называю свинарником, – Трент начинает радостно хохотать. – Такой вот американский фольклор». Музыкант говорит, что при выборе дома он рассмотрел более пятнадцати вариантов, но ни один из них его не устроил. Когда же агент по недвижимости привез Резнора к дому 10050 по Сиело Драйв, музыкант был очарован с первого взгляда.

«Сейчас здесь все не так, как было, – ухмыляясь, говорит Трент. – Я сменил весь интерьер, оставив на память только входную дверь. Никакой давящей атмосферы, никаких привидений. Все участники «семьи» Мэнсона давно в тюрьме. Вполне вероятно, что их сокамерники – огромные негры, озлобленные на весь мир. Жизнь похожа на американские горки. Тебе кажется, что ты наверху – но в следующую секунду ты срываешься с огромной скоростью вниз. И никто не может сказать, был ли этот подъем последним».

«Забавно, но я не имел ни малейшего представления о том, что произошло здесь сорок лет назад, – рассказывает Трент. – Никто не сказал ни слова, хотя подобная история мне наверняка бы понравилась. В этом доме я записывал пластинку "The Downward Spiral". А песню "Hurt" я вообще сделал за один день. В этой вещи я пытался рассуждать на тему наркотиков, хотя тогда я еще не имел к ним никакого отношения. Считайте, что это было предостережением самому себе. Помню, как мне позвонил мой приятель Рик Рубин и спросил: «Как ты отнесешься к тому, что твою "Hurt" споет Джонни Кэш?» В первую минуту я был в шоке. «Само собой я против!», – заявил я. Эта идея показалась мне совершенно бессмысленной. Такое ощущение, будто кто-то пытается увести у меня любимую девушку. Эта песня происходила из самого моего нутра – а тут мои слова будет петь чужой голос. Но затем я приехал в студию к Рику, услышал, что они сделали с Джонни. А еще позже появился видеоклип. Я увидел его случайно, рано утром. На моих глазах выступили слезы. Джонни вывернул наизнанку мою душу, ему удалось придать песне совершенно другой смысл, сделать ее гораздо ярче в сравнении с оригинальной версией. Я никогда не был знаком с Кэшем, ни разу не говорил с ним, но до сих пор чувствую гордость, что имел к нему хоть какое-то отношение».

Трент производит впечатление застенчивого человека. Во время разговора он постоянно смотрит куда-то в сторону – за все время интервью мы ни разу не встретились взглядами. Резнор говорит, что пытается бороться со своей застенчивостью, но это удается ему с переменным успехом. Я замечаю, что это довольно неожиданное заявление – если принять во внимание то, что многие его песни написаны от первого лица. «Мне сорок два года, но это всего лишь цифры, – говорит Трент. – Я совсем не стар для всего этого дерьма. Более того, сейчас музыка значит для меня куда больше, чем несколько лет назад. Когда я начал вести здоровый образ жизни, в первую очередь важно было не съехать с катушек или не покончить с собой. Как оказалось, наркотики и алкоголь не только заграбастали мою душу, но и убили любовь к музыке. Творчество превратилось в рутину. На меня давили со всех сторон, я провалился в бездну шоу-бизнеса».

Мы сидим в небольшой гостиной, Трент прихлебывает черный кофе без сахара и предается воспоминаниям. В начале 80-х годов он подрабатывал мытьем посуды в ресторане Howard Johnson’s в городке Мерсер, штат Пенсильвания. «В холле стоял игральный аппарат, «однорукий бандит», – говорит Резнор. – Однажды вечером я заметил, что его задняя стенка слегка приоткрыта. Я заглянул внутрь, увидел все эти ручки, кнопочки и механизмы и подумал: «Вау! Наверное, мне нельзя сюда залезать». Возможно, именно в тот момент во мне и проснулась любовь к механизмам, а в итоге – к индастриалу.

Трент говорит, что он очень болезненно переживал развод родителей – будущего музыканта воспитывала бабушка. Уроки игры на фортепиано Резнор начал брать в возрасте пяти лет. Затем он увлекся музыкой группы Kiss. «Когда тебя учат классике, – смеется он, – сама мысль о том, что ты стоишь на сцене, пышешь огнем, истекаешь кровью и играешь рок-н-ролл, дико возбуждает». Еще одной страстью Трента стали компьютерные игры. «В них есть что-то от панк-рока, – говорит Резнор. – В первую очередь это возможность крушить все вокруг, но при этом следовать определенным правилам. Я купил себе игровую приставку Atari 2600, потом появился Commodore 64, а потом я начал программировать».

Резнор изучал компьютерные технологии в колледже Allegheny – получив диплом, он даже некоторое время работал инженером. «Когда я осознал, что при помощи компьютеров можно делать музыку, – говорит лидер NIN, – я понял, что просто обязан посвятить свою жизнь именно этому». В двадцать три года Трент поселился в крошечной квартирке в Кливленде, купил себе Macintosh, три миди-клавиатуры, простенький сэмплер и четырехдорожечный магнитофон. Резнор планировал своими силами сделать демо запись и затем перезаписать ее с полноценной группой. В итоге Трент подписал контракт на выпуск пластинки, и то самое демо было издано в 1989 году под названием "Pretty Hate Machine". «Я думал: «Ну что за бред? Кому интересно это сырое демо?», – вспоминает Резнор. – А с другой стороны – чего мне стыдиться? Ну да, драм-машины, синтезатор. А почему нет? Я был убежден, что опередил свое время».

Вы говорили, что ваш новый альбом "Year Zero" представляет собой фантазию на тему конца света. По вашему мнению, что такое апокалипсис?

Я верю в то, что апокалипсис случится в течение ближайших пятнадцати лет. Я обожаю научные фильмы, смотрю их с подросткового возраста, поэтому знаю, о чем говорю. Тем не менее, хоть я и убежденный пессимист, я считаю, что нельзя выпускать планету из-под контроля. Стоит только ослабить хватку на миг, как власть и жадность начнут триумфальное шествие по миру. Мы достигли критической точки – и в политике, и в религии, и в экологии. Возврата нет. Моя музыка предназначена для людей со всего света, которые понимают, что Армагеддон уже близко.

Обычно в научно-популярных фильмах время измеряется сотнями лет, а вы говорите о всего лишь пятнадцати годах. Неужели человечеству действительно осталось так мало?

Это мое личное мнение. Пятнадцать лет – это предел. За это время жизнь на Земле сильно изменится. Господи, мне будет всего лишь пятьдесят семь! Кошмар!

Как-то вы заметили, что альбом "Year Zero" «прекрасно подходит для того, чтобы танцевать и трахаться».

Давайте взглянем на этот вопрос с обратной стороны. Под чью музыку просто невозможно заниматься сексом? На мой взгляд, это System Of A Down, хотя вообще-то эти парни мне симпатичны. Заниматься любовью под звуки своих песен? Да это все равно что ложиться в постель с собственными детьми!

Судя по вашей реплике о System Of A Down, вы не перестали интересоваться чужой музыкой.

Все как раз наоборот. Меня уже достали многочисленные обвинения в том, что я перестал слушать музыку. Раньше я крутил пластинки круглосуточно, теперь нет. Думаете, я потерял вкус к музыке? Или музыки стало слишком много? Или, может быть, мне просто давно не попадалась в руки приличная пластинка? Что же касается "Year Zero", это альбом, который открываешь для себя заново с каждым новым прослушиванием. Кстати, фанаты NIN ломают голову над тем, присутствует ли в моих текстах политика, и если да, то насколько ее много. Но я даже не упоминаю Джорджа Буша. Я вас умоляю! Сложно придумать более нудную тему.

За свою карьеру вы спродюсировали два саундтрека – к «Прирожденным убийцам» Оливера Стоуна и «Шоссе в никуда» Дэвида Линча. Как вы оцениваете результат по прошествии лет?

Я с огромным вдохновением работал над звуковой дорожкой к «Прирожденным убийцам» и до сих пор считаю ее одной из главных своих удач. Мне нравится сама картина и нравятся люди, которые ее сделали. Все сильно отличалось от тех напрягов, которые происходили тогда в Nine Inch Nails. А что касается Дэвида Линча, то он всегда был моим героем. Только то, что мне удалось посидеть с ним в одной комнате, я считаю огромной удачей. Однако, если бы мне предложили еще раз взяться за саундтрек к «Шоссе», я бы написал совершенно другую музыку.

Расскажите о том, как вы танцевали с Робертом Смитом из The Cure?

Это был один из самых забавных дней в моей жизни. Я тогда жил в Новом Орлеане, и The Cure приехали туда с концертом. После шоу Роберт устроил вечеринку в одном готическом клубе. Меня тоже позвали, я пришел, хотя и ужасно смущался. На входе меня встретил Смит, мы обнялись и долго ворковали в сторонке, словно два любовника. Крепко выпив, мы отправились танцевать. Я жил в Новом Орлеане лет пятнадцать, и в этом городе не осталось ни одного бара, в который я бы не заглянул. С грустью вспоминаю эти годы.

Несколько лет назад вы объявили, что никогда не были счастливы. Что-нибудь изменилось?

Я стал гораздо более уверен в себе. Я занимаюсь тем, что мне нравится, и это дает мне силы.

Ноль без палочки

К раскрутке своего нового альбома "Year Zero" Трент Резнор подошел с поистине садистской изобретательностью: проведя успешный тур в поддержку предыдущего диска "With Teeth", лидер Nine Inch Nails решил сыграть со своими фанатами в утонченную медиаигру. Продвижение "Year Zero" в массы фактически проходило в режиме реалити-шоу: сначала была придумана эпическая легенда о глобальном кризисе, который похоронит мир в 2022 году (именно эту дату, в лучших традициях французских революционеров, Резнор решил назвать «нулевым годом» – годом, после которого человечество должно встать на путь спасения), а потом начались собственно игры. Поклонники NIN ломали головы над посланиями, зашифрованными на новых футболках группы, старались понять, что означает простирающаяся с грозовых небес ручища на обложке "Year Zero", и вдумчиво штудировали три десятка сайтов с угрожающими посланиями и MP3-файлами, которые необходимо пропустить через программу-кодировщик. Больше того – во имя защиты грозящей погибнуть в 2022 году Америки было создано движение арт-сопротивления Open Source Resistance, участники которого используют свои блоги и едва ли не нижнее белье для размещения скрытых линков на все новые и новые сайты революционеров «нулевого года». Для тех, кто воспринимает Трента Резнора несколько иначе, нежели сумасшедшего манипулятора, пудрящего людям мозги при помощи компьютерщиков из компании 4orty2wo Entertainment, его проект может показаться вполне благородным мероприятием, способным заставить людей наконец-то «включить» оставшиеся мозги. Если они у них, конечно, имелись. laugh.gif
Белый Волк
При свете "гвоздей"


Легенда американского индастриала, продюсер и музыкант Трент Резнор вместе с группой Nine Inch Nails совместили в первом российском концерте дикий кураж рок-н-ролла, выверенные компьютерные ритмы и гениальный световой сценарий. БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ (газета Коммерсантъ) решил, что недавний концерт Metallica рано объявлять кульминацией концертного лета.
За два дня до концерта Nine Inch Nails в Лужниках корреспондент Ъ встретил лидера группы Трента Резнора на Старом Арбате. Овеянный мифами студийный гуру занимался тем же, чем на этой улице занимаются все гости с зарубежными паспортами: рассматривал матрешек. Ничто не выдавало в этом обычном на вид туристе креативного гения, сгенерировавшего саунд рока рубежа веков, давшего толчок карьере Мэрилина Мэнсона и Rammstein, составившего саундтреки для "Шоссе в никуда" Дэвида Линча и "Прирожденных убийц" Оливера Стоуна и наконец выпустившего в 2007 году пластинку "Year Zero", после которой границы между рок-альбомом, романом-антиутопией и сетевой игрой сделались символическими.
Продолжение
За час до выхода Nine Inch Nails на сцену Трент Резнор назначил журналистам и представителям шоу-индустрии встречу за кулисами – в одной из раздевалок МСА. Присутствующие внутренне напряглись, когда незадолго до прихода звезды специально обученный человек вдобавок к ароматическим свечам возжег в помещении индийские благовония. Дышать стало трудно. Однако музыкант явился на "meet&greet" в джинсах и футболке и был крайне прост в общении. Формат "встречи прогрессивного западного художника с представителями интеллигенции" не предполагал фотосъемки и включенных диктофонов, и это было к лучшему. Более расслабленной, неформальной и в то же время содержательной встречи трудно было и желать.

Господин Резнор ни на секунду не дал понять немногочисленным участникам беседы, что встреча записана в контракте, ни разу не взглянул на часы, он не говорил дежурных фраз, уделил внимание каждому, пообещал интервью по телефону всем журналистам, с которыми не успел пообщаться, и расписался даже на тех экземплярах CD "Year Zero", которые не меняют цвет от прикосновения пальцев, то есть фактически на пиратских. Ъ Трент Резнор сообщил, что по мотивам "Year Zero" и придуманной вокруг альбома мифологии сейчас снимается телесериал, который должен появиться на экранах в 2008 году, но к съемкам музыкант не имеет прямого отношения – он занят записью нового диска, который станет второй и последней частью истории, начатой в "Year Zero".

Два дня, которые Nine Inch Nails провели в Москве, состояли отнюдь не только из прогулок по туристическим кварталам и светской жизни. Большую часть времени группа посвятила саундчеку. Малая спортивная арена Лужников – это вообще-то домашняя площадка хоккейного клуба "Динамо", холодная коробка, в которой корреспонденту Ъ нормальный звук на концертных мероприятиях не доводилось слышать никогда. До 1 августа 2007 года. В этот день Nine Inch Nails сотворили здесь то, что не удалось ни российским группам "Алиса" и "Король и Шут", ни зарубежным гастролерам Whitesnake и Misfits. От первой до последней секунды выступления Nine Inch Nails звук и свет были идеальными во всех точках зала.


В 20.29 в динамиках еще играла легкая музыка, но настоящие поклонники, знающие повадки Nine Inch Nails, уже всеми органами чувств были обращены к сцене. В 20.30 веселую песню прервали на полуслове, свет под потолком погас, в окутавшем сцену дыму замелькали темные фигуры — группа начала концерт с инструментальной композиции "Hyperpower" и без перерыва перешла к "The Beginning Of The End". Сразу стало ясно, что у Nine Inch Nails не только выверен каждый звук, но и точнейшим образом прописана световая партитура. Первые четыре композиции были сыграны в перекрестном огне однотонных лучей, суровая черно-белая картинка напоминала комикс "Город грехов". Все музыканты находились в постоянном движении, в мерцающих клубах дыма сложно было даже сориентироваться, сколько человек на сцене и кто за какой инструмент отвечает, только профиль лидера группы четко вырисовывался у микрофона. Трент Резнор пел и бил в бубен.

Когда дело дошло до хита "March Of The Pigs", к черному и белому цвету в палитре концерта добавился грязно-оранжевый, а один из ключевых номеров в творчестве Nine Inch Nails – "Closer" – звучал со сцены, целиком окрашенной красным. Ни один нюанс аранжировки, ни один поворот мелодии не остался не отмеченным световым эффектом. Если Москва и видела когда-либо столь мощную работу светоинженеров, то только на концертах Мэрилина Мэнсона – человека, первые альбомы которого продюсировал Трент Резнор. В самом центре зала, в специально огороженном "загоне" у светового пульта работал худощавый молодой человек в очках. Этот господин в первые же минуты шоу стянул с себя футболку, обнажив киберпанковскую татуировку во всю спину, и весь концерт прыгал и "рубился" на своем рабочем месте не хуже музыкантов на сцене, успевая работать всеми десятью пальцами. Пот стекал прямо на пульт, и время от времени светоинженер вытирал его футболкой.

После песни "Gave Up" зал погрузился во тьму. Рок-н-ролл, пусть и исполняемый при существенной поддержке компьютеров, на время уступил место звукам совсем искусственного происхождения. В начале "индустриальной" части шоу на сцене проявились три зеленых прямоугольника. На их фоне возникли темные силуэты музыкантов за клавишными и лэптопами. Для зловещей низкотемповой композиции "Me, I'm Not" группа выбрала визуальное решение, напомнившее о статичных роботах Kraftwerk. При этом световой фон слегка колебался, словно это был неустойчивый телевизионный сигнал, и контуры почти неподвижных фигур артистов то и дело расплывались. Во время исполнения песни "Eraser" музыканты оказались позади широкого полупрозрачного экрана, по которому бежали волны телепомех. Композицию "Only" Трент Резнор исполнял, переодевшись в белую рубаху, он словно прорывал ткань, состоящую из эфирного "снега".


На песнях "Wish" и "The Good Soldier" группа вернулась к рок-н-ролльному звучанию. Световая свистопляска вошла в русло "традиционной" концертной сценографии, которая в случае Nine Inch Nails казалась даже консервативной. Перед тем, как исполнить песню "The Hand That Feeds" со строчкой "Укусишь ли руку, которая тебя кормит? Вцепишься ли в нее до крови?", Трент Резнор произнес: "Fuck George Bush!". Бис состоял из главной песни Nine Inch Nails – "Hurt", которую сделал одним из главных текстов американской музыки перепевший ее покойный кантри-герой Джонни Кэш. Трент Резнор исполнял "Hurt" на фоне экрана с падающим снегом – не телевизионным, а вполне реальным снегом, холодным, хоронящим под собой все живое. Такой зрительский хор в Москве можно было слышать разве что на Depeche Mode.

Трудно поверить в то, что три с половиной, максимум четыре тысячи пришедших на концерт зрителей "отбили" затраты устроителей на это грандиозное представление. Концерт Nine Inch Nails был уникальным актом меломанского единения и, наверное, благотворительности промоутеров – спонсоров у концерта не было. Трудно сравнивать МСА с соседней Большой спортивной ареной, где не так давно играла Metallica, но концерты эти вполне сопоставимы. В отличие от господ из Metallica, Трент Резнор и его коллеги выглядели не усталыми монстрами из прошлого века, метающими дежурные громы и молнии, а порождением сегодняшнего безумного мира. Процент ностальгии в скромном по меркам Metallica шоу Nine Inch Nails был гораздо меньше, а процент, простите, интеллекта – выше. В конце концов, где еще увидишь, как инженер по свету раздает автографы и записывает телефоны девиц наравне с музыкантами группы.
Белый Волк

Гвоздь в ботинке


Группа Nine Inch Nails отыграла в Москве концерт, на котором спецэффекты оказались важнее музыки.

Возможно, организаторам стоило рекламировать это мероприятие не столько как концерт «легенд индастриэла», сколько как уникальное визуальное шоу. Как это происходило, допустим, с концертами Жана-Мишеля Жарра – таинственные булькающие звуки его синтезаторов сами по себе явно не в состоянии были спровоцировать Ходынку на Воробьевых горах. Глядишь, подтянулись бы и снобы от индустриальной музыки, для которых воссоединение Throbbing Gristle или слухи о питерском концерте Einsturzende Neubauten в сентябре более волнительны, чем визит Nine Inch Nails, и прочие граждане, тронутые обещанием роскоши и лазеров.

Так или иначе, Малая арена «Лужников» оказалась заполнена примерно на три четверти, что хорошо, но для NIN, собирающих и большие площадки, все же маловато.

Как только погас свет, взгляды зрителей невольно устремились не на сцену, а в противоположный конец зала. Там, на огромном экране, закрывшем табло забитых шайб, показывали то, что принято называть «концептуальным видеорядом»: умный взгляд краснорожего павиана сменялся видами заснеженных вершин, а они, в свою очередь, испещренной рунами страницей некой явно сакрального содержания книжки. Сцена, кстати, была освещена таким образом, что музыкантов было почти не видно. Такую самоотверженность продемонстрировали московские альтернативщики INTACTO. Впрочем, если б не это, то запоминать из их выступления было бы и вовсе нечего, а концепция с первичностью транслируемого на экраны изображения оказалась не случайной.

Вышедшие на сцену в начале девятого Nine Inch Nails не стали, подобно своим предшественникам, отказывать зрителям в удовольствии их увидеть.

Однако сразу же стало понятно, почему светотехник группы – среднего роста коренастый мужик – перед концертом носился по отведенному ему и звукорежиссеру небольшому пространству подобно боксеру перед решающей схваткой. С первой же «Hyperpower!», перешедшей в «The Beginning of the End», сцену осветили десятки прожекторов, раскрасив и ее, и музыкантов во все оттенки черно-белого, а на «Closer» весь задник, казавшийся до этого непроницаемо черным, заполыхал красными иллюминаторами. Впрочем, что касается этой песни, то народу куда важнее было прокричать заветное «I Wanna Fuck You Like an Animal», нежели смотреть на результаты работы бьющегося в конвульсиях около пульта световика.
Побегав по сцене и опрокинув пару микрофонных стоек на «Gave Up», Трент Резнор со товарищи погрузились во тьму, пока техники опускали экран высотой в человеческий рост и выставляли Резнору и двум гитаристам лэптоп и синтезаторы. После первой, «роковой» части концерта пришло время для демонстрации электронных экспериментов. Вообще, слушать экспериментальную электронику на стадионе не очень удобно, но Резнор нашел из этой ситуации вполне остроумный выход. Пока он колдовал над своим ноутбуком, экран, который оказывался то позади, то впереди музыкантов, делал все шоу. Сначала музыканты возникли на фоне трех пульсирующих зеленых пятен, а в финале Резнор то и дело пролезал сквозь телевизионный «снег», на фоне которого стояли остальные участники группы.

Создавался эффект, будто это и не люди вовсе, а компьютерные модели, которые вот-вот распадутся на пиксели.

Сам Резнор очень сетовал на то, что московское шоу не удастся снять на видео, и еще до концерта обмолвился, что визуальная часть выступления в столице будет показана впервые.
Предпоследнюю «The Hand That Feeds» Резнор начал со слов «Fuck. George. Bush». Именно в такой пунктуации. Конечно, этого следовало ожидать. Но антиамериканский стандарт из уст затянутого в черное и напоминавшего Терминатора Резнора прозвучал настолько прочувствованно, что упрекать его в банальности даже как-то неудобно. После финальной «Head Like A Hole» музыканты удалились, расколошматив гитары оземь. Впрочем, они, конечно, вернулись для исполнения финальной «Hurt», на которой весь зал, как в старые добрые времена, озарился огнями тысяч зажигалок. На финальных аккордах на поднятом экране загорелся логотип группы, а в зале зажегся свет.
Это, безусловно, было одно из лучших шоу, когда-либо показанных в столице. Сам Резнор в свои 42 все еще остается одним из главных харизматиков американского рока, находится в прекрасной форме, разве что гитары крушит уже не на каждой песне.

Однако гвоздем в ботинке, раздражавшим все выступление, было чувство, что прожекторы и лазеры и в самом деле уже привлекают куда больше внимания, нежели сам этот более чем достойный музыкант...
Белый Волк

Как закалялась сталь


Согласно правилам игры, затеянной Nine Inch Nails, на концерте будет возможность не только взглянуть в лицо музыкантам, но и с пользой провести время в уборной, где, теоретически, можно найти спрятанный артефакт.

Черный-черный фон, крупная белая аббревиатура плюс дата и место – прямо-таки торжество аскезы. Зловещее монохромное пятно среди рекламы прочих гастролеров, в непосвященных людях афиша Nine Inch Nails рождает как минимум недоумение – стало быть, эффект достигнут. Всю свою двадцатилетнюю жизнь Nine Inch Nails держались особняком: когда Трент Резнор, создатель и единственный постоянный участник проекта, вышел в 1993-м получать Grammy за лучшее хеви-металлическое выступление, он сказал: «Спасибо, но я не уверен, что играю хеви-метал». На тот момент и правда было не совсем понятно, как классифицировать эту комбинацию синтипопа, готических инферналий, гневных отповедей всему живому и – чего уж там – хеви-метала; было только ясно, что это как-то даже слишком круто.

Принято считать, что Резнор заставил продаваться индустриальную музыку – маргинальный, почти сектантского толка жанр, работники которого имели славу энтузиастов тяжелых наркотиков, оснащенных дешевой машинерией и боящихся дневного света. Nine Inch Nails не просто насытили индастриал поп-мелодикой, но и снабдили его всеми признаками вечнозеленой тоски в духе Холдена Колфилда – первый (и главный) альбом NIN «Pretty Hate Machine» стал в каком-то смысле предвестником девяностых, с их великой гитарной депрессией и чахнущими от социальной бесприютности подростками. Успев проявить себя и в высокотехнологичном металле («Broken»), и в почти что стадионном роке («With Teeth»), Резнор всегда оставался в первую очередь ролевой моделью: как-то один из опросов показал, что двенадцать процентов американских студентов хотят быть похожими именно на него.

Что характерно, при всем своем статусе большого человека (журнал Time даже окрестил его самым влиятельным музыкантом прошлого десятилетия) Трент регулярно играл в изгоя: оборудовал студию в бывшем офисе похоронного бюро, коллекционировал какое-то особо брутальное порно и поселился в особняке, в котором четверо хиппарей из ближнего круга Чарлза Мэнсона прирезали Шарон Тейт. Тогда же, в середине девяностых, он спродюсировал первые записи совсем другого Мэнсона – апостола гламурного сатанизма, венцом отношений с которым стала дикая гастроль в компании цирка Джима Роуза, удивительной коммуны придурков, глотающих гвозди, вешающих на гениталии гири и жонглирующих включенными бензопилами. Сегодняшний Резнор увлечен новой идеей: на пластинке «Year Zero» он анонсировал на 2022 год всеамериканский апокалипсис, сам в него поверил и теперь раздает визионерские интервью; ничто сверхчеловеческое ему явно не чуждо.

В своем нынешнем положении Nine Inch Nails напоминают змею, укусившую себя за хвост. Как и «Pretty Hate Machine», Трент записывал «Year Zero» практически в одиночку, вновь обратившись к холодному изломанному электропопу, — так частное экзистенциальное одиночество наконец-то переросло в конец света. Со стороны может показаться, что все эти попытки прикинуться то Нострадамусом, то агентом мирового зла – немножечко для детей. Сорокалетнему поп-механику и миллионеру не вполне к лицу походный набор молодого гота: черная меланхолия в духе Теннесси Уильямса, существование по принципу «кроме шуток» и взгляд на окружающую действительность одновременно с брезгливостью, равнодушием и страхом – на всех фотографиях Резнор подчеркнуто угрюм. Но, во-первых, таковы уж правила игры. А во-вторых, я все же припоминаю один снимок, на котором Трент улыбается, – фотограф застиг его сразу после того, как он отсудил у своего бывшего менеджера три миллиона долларов. То есть жизнь, конечно, поганая штука, но, как говорится, есть нюансы.
Белый Волк

Y34RZ3R0R3M1X3D


Ремиксовый вариант "Year Zero"

РЕМИКСОВЫЕ ПЛАСТИНКИ РЕЗНОРА – это перепасовка мягкой творческой глины соседям по пандемониуму. Раньше это были родственные индустриальные души типа Coil и Афекса Твина, теперь же, сообразно (анти)глобалистскому размаху «Year Zero», Трент разослал депеши в самые неожиданные уголки музыкальной вселенной, получив в ответ весьма разнообразные результаты. Ladytron не нашли ничего лучше, чем превратить «The Beginning Of The End» в фоновый трек для утренней разминки гуманоидной робототехники. А нью-йоркский гуру электро-даба Билл Ласвелл подмалевал к «Vessel» пару квадратов вполне стандартной синтезаторной аритмии. Семейная парочка Стивена Морриса и Джилиан Гилберт заразила «God Given» и «Zero-Sum» североанглийским урбанизмом. Лучшие же вещи на альбоме – живописное предрассветное гитарное пожарище от вездесущего австрийца Феннеша и трогательно-незамысловатая лирика бывшего клавишника Nine Inch Nails Алессандро Кортини и его группы Modwheelmood.
Список композиций входящих в альбом
01. Another Version Of The Truth
02. Capital G
03. God Given
04. Hyperpower
05. In This Twilight
06. Me, I'm Not
07. Meet Your Master
08. My Violent Heart
09. Survivalism
10. The Beginning Of The End
11. The God Soldier
12. The Great Destroyer
13. The Great God
14. The Warning
15. Vessel
16. Zero Sum
Белый Волк

Трент Резнор разрешает обирать невежественные фирмы грамзаписи


У меня создалось такое впечатление, что на концерте в клубе Metro, в понедельник, ты вновь наслаждался своим статусом рок звезды. Верно?

— Забавно, что ты говоришь об этом, потому что это было далеко не самое лучшее мое выступление.

В какой-то момент все пошло наперекосяк.

— Да. Мне снова нравится выступать. Я стараюсь сделать так, чтобы мне это понравилось, бывает, что я получаю огромное удовольствие, а бывает и наоборот, как на концерте в понедельник (воскресенье — прим. naut), когда все испортили технические проблемы, и было уже не до веселья. Я просто не слышал, что творилось вокруг меня, да, дерьмо случается…

И дурачки в толпе кричали…

— Да, я пережил смешанные чувства. То есть, если вы хотите, чтобы я повел себя как-то неадекватно… сейчас я в неадекватном настроении. Я не собран. Мы гастролируем уже давно. Записывая пластинку, я отправился в турне, девять недель в Европе, зимой, я бы такое никому не посоветовал, при любом раскладе. Я в постоянном движении. И в моей личной жизни происходят какие-то перемены.

Наверное, было странно, потом выпустить альбом Year Zero?

— Да, очень непривычно быть музыкантом на крупном лейбле, потому что ты испытываешь огромное чувство обиды к индустрии звукозаписи, просто тяжело быть с фанатами на равных, когда ты не похож на такого хапугу-засранца. Но в то же самое время, когда наша пластинка вышла, я был разочарован тем, как мало народу ее реально купило. Еще, каких то 10 лет тому назад, я мог подумать: «Да, мало кто врубается в нашу музыку. Ок, это хреново. Да, я мог бы указывать пальцами, но виноват-то все равно буду я, может быть, я не актуален». Но что касается новой пластинки, я то знаю, что она у многих есть, знаю, что она скачана на все Айподы, но сейчас сложилась такая ситуация, что народ перестал покупать музыку, потому что ее гораздо легче спереть.

Ты завернут на компьютерах. Так что и ты, должно быть, не остался от этого тотального скачивания в стороне?

— О, я понимаю — я тоже ворую музыку, не собираюсь отпираться. Но трудно не возмущаться в отношении тех, кто это делает, когда ты сам создаешь музыку, это просто нельзя не отметить. С другой стороны, есть фирмы грамзаписи, которые делают все, что в их силах для того, чтобы доставать и обдирать других людей. Я создал в Австралии маленькую проблему, потому что, приехав в Сидней, я первым долгом пошел в музыкальный магазин HMV, через неделю после выхода нового альбома, и я увидел на магазинных полках множество других новинок. И какие цены я вижу: $21.99, $22.99, $24.99 за компакт. А на наших альбомах так вообще никаких наклеек с ценниками не было. Я начал разглядывать, и просто офигел от цены — $34.99. Я решил проверить, а сколько стоит наше DVD-концертник «Beside You In Time», и увидел, что он также на 6-8 долларов дороже всех остальных дисков. И я просто не могу понять, в чем причина такой дороговизны.

А ты по этому вопросу потом с кем-то общался?

— Да, в Брисбейне у меня была деловая встреча с представителями рекорд лейбла, надо сказать, достаточно приятные люди, и один из них занимался продажами дисков, и я спросил его: «Откуда такие цены?» А он мне: «Все из-за упаковки ваших дисков, эта упаковка гораздо дороже». Я-то знаю, сколько стоит упаковка — я сам плачу за нее, а не они, мне такое оформление обходится на 83 цента больше, чтобы на диске были такие меняющие цвет чернила. Это я терплю такие расходы, не они. Так что я сказал: «Так, навар на моих дисках не должен превышать $10» «Да, не вопрос, ты прав, не должен. Но ведь ты же знаешь свою основную аудиторию, они купят все, что мы выпустим, поэтому мы можем поднимать цены. Вот на поп у нас есть скидки, чтобы народ подтягивался и покупал. А для настоящих фанатов цена не имеет значения». На что я ответил: «Так меня еще не оскорбляли. Я собрал целевую аудиторию, которую вы вправе обирать? Да пошли вы в жопу». Вот почему сейчас вы не видите ни души с лейбла, потому что я сказал: «Пошли на х.., и чтобы, мать вашу, на своем концерте я вас не видел. Если собираетесь, то платите за билет, как и все остальные. Так что идите-ка на х..» Они просто воры. Я не виню тех, кто ворует музыку, если они сталкиваются вот с таким вот дерьмом.

И куда же уходят эти дополнительные $10 с каждого твоего диска?

— Уж не в мой карман, это я тебе могу гарантировать. По сути, это именно те ребята, которые так заебали себя на работе, что теперь отыгрываются на публики, и обдирают народ. Сейчас у меня битва, где я стараюсь выпускать качественный материал, который имеет значение, но у меня есть такие фанаты считающие, что они в праве воровать музыку, а также у меня есть такая бюрократическая, неповоротливая, невежественная и отсталая компания, что они там просто не врубаются в то, что сами делают и обдирают других людей.

Учитывая все эти проблемы, ты представляешь, как ты будешь выпускать свой следующий альбом?

— По контракту, я должен своему лейблу еще один альбом, после чего у меня никогда не будет таких ситуаций как сейчас. Если бы сейчас я мог делать то, что хочу, я бы выпустил свой следующий альбом, вы бы его скачали с нашего сайта, причем с битрейтом, какой вам нравится, и заплатили $4 через PayPal. Пришли бы на концерт, и купили себе футболку, если вам угодно. Я бы выпускал великолепно оформленные товары с символикой группы, если вы хотите иметь какие-то материальны вещи. И все это было бы доступно и возможно в день окончания студийной работы, и не каких бредовых разговоров «давайте подождем три месяца».

Когда твой американский лейбл, Interscope, узнал о существовании в интернете альтернативной реалити-игры (ARG), на основе которой ты создал альбом Year Zero, их порадовал такой бесплатный маркетинг или они разозлились от того, что ты не поставил их об этом в известность?

— Я сам решил это сделать, потратив на это кругленькую сумму из собственного кармана, потому что я знал, что они (лейбл) не поймут, ради чего я этим занялся. И второй момент, я не хотел, чтобы это превращалось в маркетинг, я хотел, чтобы это превратилось в настоящий проект. Это возможность ознакомится с историей альбома и всем тем, что с ней связано, и мне было интересно покопаться в этом, как фанату. Я понимал, что как только я расскажу об этом представителю фирмы грамзаписи, они тут же зададут мне вопрос: «А мы можем, как-то подключить к этому оператора мобильной связи?» Вот как они работают. Если же до этого дойдет, «Ок, я никогда не против идеи не потерять свой капитал» (смеется). Но так бы оно и вышло, если бы это не влияло на смысл игры. Мне пришлось встать в позу нерационального, упрямого, чокнутого музыканта. В конечном итоге, я не хочу саботировать свою карьеру, важно качество и открытость. Для меня просто неприемлемо изворачиваться и наживаться на чьем-то отчаянном положении только затем, чтобы продать продукт. Точка.

Найдется ли такой лейбл заинтересованный купить права на ARG «Year Zero»?

— Ну, судя по их реакции, когда они это увидели, они тут же загорелись этой идеей, «смотрите, какие мы умные, как мы ловко продали пластинку на рынке». Вот какой отклик я получил — остальные музыканты, встречавшиеся с руководством лейбла, спросите их сами; «Ну, вам понравилось то, что мы провернули с Трентом? Посмотрите, что мы сделали для Трента». Потом они попытались купить компанию, которая должно сделать такие игры всем их остальным группам. Поэтому я рад, что помог им. Я уверен, что они до сих пор не понимают то, что мы сделали или почему это у нас получилось. Но посмотрим, что получится с ARG для Black Eyed Peas, должно быть это будет изумительно.
Белый Волк

Что такое NIИ и с чем его едят…


Основной фигурой в Nine Inch Nails был, есть и, судя по всему, останется Трент Резнор — личность крайне одиозная, яркая и мистическая. Как утверждают некоторые, именно Резнор являет собой олицетворение одновременно тревоги и ужаса в музыке девяностых.

Майкл Трент Резнор родился 17 мая 1965 года в городке Мерсер, штат Пенсильвания. В пятилетнем возрасте он уже постигал науку игры на пианино, а в более «зрелом» возрасте высказал непреодолимое желание овладеть еще и саксофоном и тубой (здоровущая такая медная (?) дудка…). Родители Резнора развелись, когда он еще был совсем маленьким, и поэтому мальчонка воспитывался дедушками-бабушками. Что же касается его первого музыкального состава, то это была школьная группа ’Option 30’.
После обучения компьютерному инженерингу в аллегенийском колледже Трент переехал в Кливленд, где начал выступать в различных командах, включая Problems. Одно время эта хард-группа даже была популярна благодаря каверу песни Бадди Холли «True Love Ways», записанной в 1987 году для фильма «Light of Day». Однако Тренту хотелось каких-то более рискованных музыкальных экспериментов и летом 1988 года он основал NIИ, ориентируясь на горючую смесь танцевальной музыки, индастриала и техно. Фактически группа состояла только из Резнора, поскольку он сам занимался сочинением материала, его записью и продюсированием готового продукта. Остальных музыкантов он каждый раз, исключая, пожалуй, лишь барабанщика Криса Вренну (Chris Vrenna) приглашал отдельным образом.

Что касается названия группы… По словам Трента, нет ничего трудней выбора названия для музыкальной команды. Обычно стараются выбрать что-нибудь монументальное и эффектное, однако в словосочетании «Nine Inch Nails» (девятидюймовые гвозди) нет никакого скрытого смысла. Эти три слова складываются в простую для запоминания аббревиатуру, и, опять же, звучат сурово и мужественно.

Первый выстрел NIИ — сингл «Down In It» — не вызвал особого ажиотажа в слушательской аудитории, хотя на Резнора обратили внимание такие киты alternative как Jesus & Mary Chain, Skinny Puppy и Питер Мэрфи (Peter Murphy), привлекая молодой industrial-проект в качестве разогревающей группы. Но уже в 1990-м, после выхода LP «Pretty Hate Machine» ситуация резко изменилась. Альбом, во многом благодаря хиту «Head Like A Hole», очень даже активно покупался меломанами, попал в различные чарты, а в таблице популярности дисков солидного журнала Billboard завис на целых два года! Кстати, при проведении первого выездного фестиваля Лоллапалуза в 1991 году организаторы этого забавного действа подсчитали, что народ, приходивший на концерты, активнее всего приобретал футболки с логотипом NIИ (на фестивале группа выступала в следующем составе: Трент Резнор — вокал, Джефф Уэрд (Jeff Ward) из проекта LARD на барабанах, Крис Вренна (Chris Vrenna) также на барабанах, Ричард Патрик (Richard Patrick) — гитара и Джеймс Вулли (James Woolley) — клавишные).

Накануне очередного релиза между группой и их звукозаписывающей компанией, каковой тогда являлась фирма TVT, разыгралась настоящая битва. По этой причине Резнор и его менеджер Джон Мальм (John Malm) решили основать собственный лэйбл, что и было сделано в 1992 году. Фирма, названная Nothing Records, практически сразу же взяла под свое крыло такие группы как Pop Will Eat Itself, Prick и Marilyn Manson.
Осенью 1992-го NIИ выпустили EP «Broken» и это событие по времени совпало с вручением Тренту Резнору премии Грэмми за композицию «Wish» (в номинации «Best Metal Perfomance»). Тогда же Резнор, TVT и фирма Interscope, обладающая правом распространения продукции Nothing Records, пришли к обоюдовыгодному соглашению, по которому NIИ и Nothing продолжали заниматься своими делами, в то время как за TVT осталось право на часть прибыли от продаж будущих альбомов группы.

Весной 1994 года вышел второй лонг-плэй NIИ «The Downward Spiral», сразу же попавший на вторую строчку хит-парада Billboard и отмеченный критиками как переход Резнора из области глубокого андеграунда в поп-мэйнстрим.
Материал пластинки записывался в том самом печально известном доме, где безумный чарльз Мэнсон убил актрису Шэрон Тэйт. Cам Резнор уверяет, что при выборе места для записи он и не подозревал о событиях, которые здесь произошли. Ну а студию он назвал Le Pig (в этом же доме несколько песенок для альбома «Portrait Of An American Family» записал и Мэрилин Мэнсон…). Кстати, это не единственное необычное место, в котором работали NIИ. В Новом Орлеане Резнор и компания приобрели «дом погребальных услуг», где также устроили достаточно уютную студию. Услугами этого заведения пользовались ребята из Pantera и Marilyn Manson. Там же NIИ записывали саундтрэк к QUAKE.

Сразу после релиза «The Downward Spiral» фото Резнора стали размещать на своих обложках различные музыкальные издания, в том числе и британский «Rolling Stone». А по мнению читателей журнала «Playgirl» лидер NIИ вошел в десятку самых сексуальных «звезд». После участия группы в фестивале Woodstock `94 известный американский шоумэн Дэвид Лэттерман на протяжении недели в каждой своей программе так или иначе упоминал название NIИ. Таким вот образом человек, противопоставляющий себя масскульту, стал одним из его героев.

Далее началась работа над саундтрэком к фильму оливера стоуна «Natural Born Killers» (у нас — «Прирожденные убийцы»), для которого NIИ записали песни «Something I Can Never Have», «A Warm Place» и «Burn». Резнор также выступил в качестве продюсера этого саундтрэка.
В 1995 году группа записала и реализовала альбом ремиксов «Further Down The Spiral», после чего отправилась в турне вместе с Дэвидом Боуи (David Bowie). Тогда же вместо Джеймса Вулли Резнор стал привлекать к студийной и концертной деятельности Чарли Клаузера (Charlie Clouser), работавшего с White Zombie, Prong и прочими, и более-менее стабильный состав NIИ стал выглядеть как Резнор-Вренна-Клаузер-Робин Финк (Robin Finck)-Дэнни Лонер (Danny Lohner). Что же касается Ричарда Патрика, то он стал заниматься собственным проектом под названием Filter.

В 1996 году Резнору вновь посчастливилось получить премию Грэмми. На этот раз за концертную версию песни «Happiness In Slavery» (Номинация та же — «Best Metal Perfomance»). В конце года появились слухи о том, что он готовит материал для очередной пластинки NIИ, а параллельно записывает песни для фильма Дэвида Линча «Lost Highway» (у нас — «Шоссе в никуда »). В результате одна из этих песен — а точнее, видеоклип на тему «The Perfect Drug» — весной 1997 года получила целых три премии Music Video Production Awards. Этот же клип летом можно было увидеть в качестве претендента на звание «Лучшего видео года» по версии MTV, где NIИ предстояло бороться с видео Beck, Jewel, No Doubt и Jamiroquai.

Тогда же некий Марк Николос Онофрио, музыкант из Лос-Анжелеса, заявил, что еще в 1993 году выслал Резнору кассету с записью нескольких своих песен для того, чтобы лидер NIИ прослушал их и высказал авторитетное мнение на сей счет. Резнор песни отслушал, после чего отослал кассету обратно. Затем, как утверждал Онофрио, Трент просто взял пять композиций из той пресловутой записи и, выдав за песни собственного сочинения, включил их в альбом «The Downward Spiral». Мало того, тема «Burn» для саундтрэка к «Прирожденным убийцам» якобы очень похожа на одну из вещей Марка Онофрио. Дело дошло до судебного иска и рассматривалось в лос-анжелесском федеральном суде.
Трент Резнор и его истинный фанат.
Белый Волк

Трент Резнор раскрыл все свои планы на ближайший год


Плодотворный и успешный период в жизни лидера Nine Inch Nails Трента Резнора продолжается. За последние месяцы он получил кино-премии «Золотой Глобус» и «Оскар» за музыку к фильму "Социальная сеть" Дэвида Финчера, но это — не предел. Впервые за долгое время Резнор объявился на официальном форуме Nine Inch Nails и оставил большое сообщение, в котором подробно расписал все свои планы на ближайший год, а то и больше.

Прежде всего, как мы уже писали ранее, Трент Резнор и его давний соратник Аттикус Росс сейчас работают над саундтреком к новому фильму Финчера — "Девушка с татуировкой дракона". Но это еще не все. Трент Резнор обрадовал поклонников заявлением о том, что вскоре он вернется к основному проекту всей своей жизни — группе Nine Inch Nails. В каком формате — пока неизвестно. Напомним, в сентябре 2009 года Трент Резнор распустил Nine Inch Nails и объявил, что больше не намерен быть «гастрольным псом» и впредь собирается творить в расслабленном, "домашнем" режиме.

Ниже полный перевод сообщения, оставленного Резнором на форуме NIN

"Какая нереальная неделя выдалась, какой нереальный выдался месяц! Спасибо всем вам за поддержку, и вот несколько моих новостей. Хочется еще раз объяснить, почему саундтрек мы написали именно к фильму Финчера. Мы с Аттикусом полностью разделяем его взгляд на жизнь, и для нас было большой честью поработать с ним. Теперь, как результат сотрудничества, мы вышли на фильм «Девушка с татуировкой дракона». Аттикус и я упорно работаем над новым саундом к новому же фильму Дэвида, который выйдет к рождеству. Мы сочинили совсем немного музыки к нему, и только-только начали отсматривать те кадры, которые отсняты уже сейчас. Поверьте, фильм (и конечно же музыка!) не разочаруют вас.

На красной дорожке или где-то еще я случайно сказал, что новый альбом How To Destroy Angels уже готов. Но это не так.

Мы работаем над ним с прошлого лета, собираемся замиксовать его этим летом и подготовить к осеннему релизу. Мы провели много времени в экспериментах и поиске нужного звучания, но сейчас я могу с уверенностью сказать, что все мы очень довольны результатом.

Три вещи сейчас для меня имеют огромное значение. Это HTDA, NIN и работа над фильмом, и я верю, что вы меня поймете, когда все секреты окончательно раскроются. С каждым новым проектом я постоянно открываю для себя что-то новое. Nine Inch Nails не мертвы, и я планирую сфокусироваться на них сразу после того, как завершу работу над всеми сторонними проектами.

Ну и под конец хочу сказать, что подружился с Тимуром Бекмамбетовым. Он очень интересный человек и талантливый режиссер. Он привлёк моё внимание своим фильмом «Ночной Дозор» (зацените, если ещё не видели). Он спросил, не хочу ли я написать саунд к его новому фильму, который он делает с Тимом Бёртоном? Кино называется «Авраам Линкольн: Убийца Вампиров». Мне понравилась книга, а когда я прочитал сценарий, то понял, что написание саундтрека к этому фильму может стать для меня интересным испытанием, потому что такая работа очень сильно отличается от работы с Финчером.

Когда мы говорили с Тимуром насчет саундтрека, он попросил меня сыграть небольшую роль в фильме. Роль эпизодическая, но я хотел сохранить новость о ней и сделать всем сюрприз.. Я обдумывал это, но несколько дней назад увидел в новостях, что я уже СЕЙЧАС СНИМАЮСЬ в этом фильме (что конечно же не правда). Мы все забыли о существовании интернета, так что теперь нет НИКАКИХ сюрпризов больше.

Но.. Сделайте мне одолжение и покажите свое удивление, ОК?"
Белый Волк

Ghosts I—IV


Ghosts I—IV затрагивает настолько много плоскостей выше уровня обычного альбома, что его критическая оценка может стать не такой лёгкой. Это, наверное, и привело к потрясающе скромной настоящей критике пластинки в музыкальной прессе, хотя даже обстоятельства её выпуска настолько далеко продуманные, что могут стать основанием для восхищения больше, чем сама музыка.

Начнём с того, что в новом видении Трента Резнора на индустрию (или хотя бы на его собственную работу) слушателю теперь не приходится покупать «кота в мешке», основываясь лишь на манящем радио-сингле или пафосной рецензии: стратегии, которую с момента появления музыкального бизнеса, эксплуатировали лейблы от мала до велика, чтобы «впарить» свой товар неосведомлённым. Напротив, первый том альбома целиком бесплатно предлагается на сайте, сделанном для распространения Ghosts, давая слушателю прекрасный шанс определить: действительно ли музыка стоит его кровно заработанных деньжат.
Ещё одной частью нового формата музиндустрии по Резнору является доступность мультитрековых исходников в высоком качестве. В результате, слушатель становится активным участником, видоизменяя свои аудио-впечатления, где ценность музыки чётко соотносится с количеством усилий, которые слушатель вкладывает в её понимание и дальнейшее изменение контекста и аранжировки. К примеру, если вы, скажем, металхед и эмбиентная природа большинства треков на Ghosts (а это явно обращение к тем, кого группа до сих не заинтересовала) не особо ласкает вам слух, то можете взять самые агрессивные куски каждого трека и смикшировать из них свой собственный — покороче или, наоборот, подлиннее — или можете навставлять туда «плавящих металл» соло Эдрина Белью, сколько душе угодно, наложив всё это на бас-линию с ультра-дисторшеном. А может, вам эти шумы, размазанные по четырём EP, кажутся ничем иным, как мигреневым идиотизмом, ну, — идею вы поняли.

Нужно отметить, что загрузка и распространение слушателем своих новых миксов (а также и собственно оригинальных файлов) приветствуется и легальна, благодаря тому, что Ghosts I—IV выпущен по революционной модели авторского права Creative Commons. Наряду с тем, что идея публикации мультитреков не является новой (и этот факт уже широко использовался Резнором), выпуск их по этой лицензии — как раз является, так как тем, у кого нет средств или способностей или желания на создание ремиксов, это даёт доступ к стольким вариантам работ, сколько хорошо устоявшееся коммьюинити ремикшеров Nine Inch Nails сможет предоставить. Аудио-широта данного нам альбома, возможность различных конфигураций, поистине безграничны. В дополнение ко всему, нужно учесть и недавно анонсированный «кинофестиваль Ghosts» на YouTube, где фэнам предлагают положить музыку 36-ти треков без названия на собственный кино- или видеоряд, что так же остаётся легальным, благодаря лицензии Creative Commons.


Таким образом, неудивительно, что Ghosts создал оглушительный ажиотаж в блогосфере: кажется, что впервые настолько широко известный артист так активно предоставляет столько свободы действий со своей работой. И именно факт награждения слушателя возможностями и правами создать собственные впечатления сделал Резнора кем-то вроде суперзвезды в Интернете (nin.com — один из самых популярных и противоречивых блогов в сети), а также, в результате, принёс Резнору $1,6 млн за первую неделю продаж Ghosts I—IV в онлайне. Тут явно что-то с «силой слушателя».
Безусловно, модель Трента работает только, когда у артиста уже есть настолько преданная аудитория, что готова платить за искусно сделанные и дорогие делюкс издания и/или настолько большая, чтобы обеспечить достаточный доход с дешевых загрузок, следующие за расходами на обработку кредитных карт, серверы, веб-разработку и, конечно же, саму запись. Эта критика также не нова и сначала была нацелена на схоже продуманный (хотя немного спутанный) 160kbps mp3-релиз In Rainbows от Radiohead, а позже переместилась на бывших соратников по лейблу Autechre, которые за месяц выпустили свою несколько похожую эмбиентно-окрашенную пластинку Quaristice, причем, примерно в идентичной манере (загрузка MP3\FLAC файлов, прикреплённые к каждому треку изображения, предшествующая выпуску твёрдой копии, а также делюкс издание в искусной упаковке) через онлайн-магазин bleep.com. Но всё же, по общим отзывам, Ghosts I—IV стал поразительным художественным и финансовым успехом — да, и звучит он не совсем уж убого.

Что приводит нас собственно к музыке — элементу Ghosts, о котором, наверное, меньше всего говорят. Как и всё, что касается альбома, музыка оставляет двоякое ощущение: импровизации и тщательного расчёта, плавности и естественности, но в то же время музыка будто создана для нанесения максимального концептуального удара и универсальной привлекательности. Содействует такой привлекательности (а волнительные звуки из новой NIN-студии в Лос-Анджелесе выносит на авансцену) решение Трента не писать ни строфы к 110-ти минутам музыки, составляющих альбом, — ещё одна явное обращение к такой всеважной аудитории «инди», ранее отвергавших Резнора за его лирические «экзерсисы» (см. туры с TV On The Radio, Autolux и Peaches, а также ремиксы от Ladytron, The Knife и The Faint). Но NIN — не новички в инструментальной музыке: от эмбиентного саундтрека, который Резнор сочинил для очень нашумевшей видеоигры «Quake» (1996) до множества инструментальных треков, раскиданных по всей дискографии, так что, когда Трент заявил в недавнем пресс-релизе, что хотел сделать такую запись уже многие годы, то не поверить его словам было трудно. Оказалось, что он искренне готов, как его фэны верили и молились, что он когда-нибудь будет, двигать свою музыку (музыку в общем смысле), в места, где они ещё не бывали.

Наряду с тем, что выпуск четырёхтомного инструментального альбома без публичного распространения о нем — это, безусловно, потрясающий способ изумить и даже отчудить от себя фэнов, которым не хватает обязательного пиара, дабы правильно проникнуться такой гигантской работой, вполне возможно, что он привлечет абсолютно новую группу слушателей, ранее не интересовавшейся музыкой Резнора. А это как нельзя кстати: трудно не заметить, что, со времён его коммерческого пика в 90-ых, альбомы Резнора продавались всё меньше и меньше и с тех пор он, кажется, стабильно терял часть фэнов, которых приобрел в золотые годы, когда NIN оказались электро\индустриальной отдушиной для миллионов несогласной молодёжи Америки, сохраняя традиции Coil, Meat Beat Manifesto и всех на Wax Trax!, сравнимые с Nirvana, сделавшие примерно то же самое для авант-рока с их приверженностями Sonic Youth, Boredoms, The Meat Puppets и т. п. Даже после того, как Резнор, выпустив The Fragile, выпал из общего поля зрения, он, более-менее, смог сохранить его обширную фэн-базу, но время шло, большинство потеряло интерес и многие из «фэнов-стариков», примкнувшие к группе в начале 00-ых, отвергли новые работы NIN, начиная с With Teeth, из-за утери Трентом перфекционалистского подхода, а также его, ну, других привычек — несомненно, что над звуком With Teeth, Year Zero, и, да, Ghosts I—IV работали не в пример меньше, поэтому он не такой всепроникающий, как материалы 90-ых.


Тем не менее, как и Year Zero в 2007-ом, Ghosts I—IV — это явный шаг вперёд, хоть и удалось сохранить то, как звучит и что представляет собой NIN. Другими словами, вместе с тем, что на Ghosts I—IV нет ни единого сэмпла, который не был бы подредактирован Трентом и Ко, чтобы придать неповторимое звучание NIN, кажется, что, наконец-то, он позволил некоторым современным влияниям проникнуть в аудио-мешанину, вместо того чтобы оставить их для альбома ремиксов. Например, инструментальная природа альбома позволила Тренту не отказать себе в использовании даба и риддимов, с которыми он не до конца наэкспериментировался на «On-U Sound версиях», всплывших на нескольких первых синглах NIN, но в то же время, присутствие банджо, вибрафона и ксилофона — всё это, кажется, неприкрытой ссылкой на нынешние модные звуки в пост-роке и фолке. Всё это ещё больше удивляет, когда задумываешься о том, как Резнору удалось отчётливо сохранить свой индивидуальный «художественный голос» сквозь все эти стилистические преобразования. Несмотря на то, какой инструмент Трент держит в руках, у него с легкостью выходят те же задумчивые, незамысловатые, но заразительные мелодии, причем, в этом сила этих мелодий, так же как и в их окружающих, безупречно созданных, битах, сэмплах, то нарастающем, то затухающем гудении, визжании, жужжании синтезаторов — не упоминая его партнёров и их собственный вклад, украшающих альбом, — всё это делает пластинку успешной на самом внутреннем уровне понимания, твёрдо ставя Трента в компанию современных электро и эмбиэнтных пионеров как Tim Hecker, Fennesz и Keith Fullerton Whitman.

Будет интересно посмотреть, какой эффект Ghosts произведет на потребителя в целом по миру. Альбом, безусловно, доказал, что модель интернет-дистрибьюции может стать успешным способом разбросать медиа-семена — это огромная победа сражающихся за разоружение существующей системы распространения. Но намного важнее то, что, наконец-то, к проблеме обмена файлами и «пиратства» подошли их собственными средствами, и, несмотря на то, что альбом намеренно свободен к копированию и распространению, он всё равно стал финансовым успехом — отличный вклад в копилку признания всего движения Open Source, хакерского лозунга «информация хочет быть бесплатной», миллионов слушателей, пользующихся файлообменными программами и торрент-сайтами для поиска, приобретения и продвижения своей любимой музыки, фильмов, игр, книг и программ. Учитывая всё вышесказанное, модель может стать потенциальным тупиком, если пользователи и слушатели пожадничают и не поддержат артистов и разработчиков, которые не боятся «переходить реку вброд». Хотя, если мы всё-таки вооружимся идеями, которые подал нам Ghosts и последуем им до их логических выводов, то через 20 лет музыкальный бизнес будет не узнать — грань между артистом и аудиторией полностью стёрта, каждый полностью поддерживает другого, а посредники, когда-то их разделявшие, нейтрализованы навсегда. Представить такой мир больше не абсурдно — Резнор может. Он звучит как этот альбом.
LexxoR
Парни из проекта по созданию Blu-ray диска заключительного шоу NIN опубликовали ещё одно видео. Сам проект немного задерживается - из-за личных проблем у его участников, срок релиза перенесен с лета на раннюю осень.
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.