Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Чернобыль. Зона отчуждения.
GAMEINATOR forums > АРХИВ > Открытый архив > Наше творчество
no name
Доброго времени суток, уважаемые друзья!
Мне нужны ваши коментарии, критика и оценки... Хочу узнать на скока тянет рассказ (начало рассказа). Модеров и Админов прошу не сердиться, ребят просто хочу узнать понравилось народу или нет, а то в том разделе тишина... Заранее благодарю, за понимание!


От автора


Я приветствую тебя, мой читатель. Эта история, которую я хочу поведать тебе, всего лишь мой вымысел, ещё одно произведение фантастики, в мировой литературе. Данное произведение не имеет никакой официальной основы, но, как известно, вся фантастика всегда проявлялась в нашей жизни, спустя некоторое время. Я очень сильно надеюсь, что моё произведение нарушит связь воплощения фантастики или вымысла в реальность.

Подводя итог моим словам, хочу лишь сказать: "Я преклоняю голову перед людьми, которые рисковали жизнью и клали жизни ради того, чтобы остановить и нейтрализовать эту УЖАСНУЮ КАТАСТРОФУ, которая случилась в Чернобыле в 1986 году".



Глава 1
«Знакомство»
1
Утро, как всегда, не отличалось от всех прошедших, кроме одного. К ранним звонкам Андрей относился так же, как если бы вам позвонили в четыре часа ночи, да ещё бы ошиблись номером.
- Андрей, доброе утро, как самочувствие?
- Да как вам сказать, Леонид Павлович, несмотря на то, что сейчас всего шесть утра, а пришёл я с дежурства совсем недавно, и вы меня разбудили…
- Что же, раз ты не спишь, зайди-ка ко мне часов в семь, - перебивая, ответил Лёня.
- Боюсь, что я к вам в семь часов не зайду, я очень сильно хочу спать.
- Так ты же не спишь?
- Нет, я сплю! - Андрей уже свирепел.
- Да что ты кричишь с раннего утра, да ещё и на начальство! - повысив тон, ответил шеф. - Жду в семь, если сам не придёшь, пришлю наряд, уж мои ребята, тебя из под земли достанут.
Только Андрей хотел высказаться, как услышал в трубке знакомую мелодию. Вот так всегда, как только правда начинает литься, этот поток кто-то втихаря перекрывает. Положив трубку, он начал заниматься редким для себя свойством, думать. Что же делать? Самому ехать или дождаться его аксакалов и прокатиться с ними? Нет, знакомиться с его "пионерами" у меня нет желания, к тому же, наши Уазы уже провонялись чёрт знает чем. Ладно, надо поторапливаться, не то опоздаю, а если же опоздаю, то моё фото будет красоваться на доске почёта: "ИХ РАЗЫСКИВАЕТ МИЛИЦИЯ".
Люди готовились к встрече нового года. Бегали по магазинам, скупая всё, что лежит, и не только; как будто готовились к началу атомной войны или к возвращению в советские времена, в которые не то чтобы лежало, да толком ничего и не стояло в магазинах. Декабрь в этом году выдался не очень то и холодным, кругом были лужи грязи и воды, не даром говорят, что грядет всемирное потепление, но к счастью не в нашей жизни.
Сейчас же Андрей шёл на автобусную остановку, надеясь на то, что после прогулки по такой погоде, он не заболеет.
Нарушая все правила спешки к отходящему автобусу, он шёл медленно, размеренно ударяя ботинком в новую лужу, ну и дрянная же погодка выдалась, думал он. Хотя скорость шага не увеличивалась, а автобус стоял на остановке уже минуты две, он на него успел. Как только зашёл в автобус, сразу вспомнилась одна привычка юности. Когда-то, когда ему было лет пятнадцать или шестнадцать он неоднократно испытывал фокус: выходя из метро он видел вдалеке отходящий автобус, никоем образом не ускоряя шаг, всегда на него успевал. Не верите, тогда попробуйте сами. Если у вас не получится, не стоит это впредь повторять.
- Мужчина, хватит мечтать, оплачивайте проезд!
Вот так всегда, только погрузишься в свои самые приятные воспоминания, так сразу на тебя начинают кричать…
- Служебное.
- А вы покажите, - ответила бабуля, от которой вчерашним праздником пах весь автобус.
- Так новый год ведь не наступил? - спросил Андрей с иронией, доставая удостоверение.
На его остроумие бабуля что-то фыркнула, развернулась и ушла, так и не посмотрев и не проверив его проезд.
Ох уж и наш городской транспорт, этот Икарус был, наверное, постарше этой бабушки, да и полз он во много раз медленнее. Нет, молодец бабуля, ей на вид лет семьдесят, а она вон как с этим дядей справляется, который не хочет оплачивать проезд, на такого пришлось бы вызывать наряд, а тут одна бабка лет семидесяти выпихивает его из дверей с пинками и выкриками: "Тунеядец, таких вешать надо, сволочь", нет, надо спасать мужика, а то утренняя поездка на автобусе для него кончится в травматологическом отделении.
- Бабуля, хорош руки распускать, - истинно ментовским приказным тоном гаркнул Андрей.
- А я его руками и не трогаю, ты вообще кто такой, чтобы указывать мне?
- Не руками, так ногами. А кто я такой, ты узнаешь, когда я тебя задержу, и доставлю, куда следует, за рукоприкладство.
Мужик, видать понял, что за него заступается парень, который в половину меньше него, и на повороте автобуса, как бы случайно, так толкнул эту бабушку, что она отлетела в противоположную сторону.
- Вы видели, вы видели, эта морда меня пнула?! - обидчиво закричала кондукторша.
- Я, нет. А он вас разве пнул?
- Он меня толкнул, - настаивала кондукторша.
- Так, с меня хватит, - разъяренно выкрикнул Андрей. - Если вы сейчас же не прекратите, то я на вас припишу ещё сквернословие и клевету.
Бабуля, видать поняла, что пока Андрей в автобусе, она не сможет продолжать свою советско-лагерную деятельность.
Когда бабуля развернулась и ушла, было заметно, что на Андрея смотрит весь автобус. Неприятное чувство, сразу чувствуешь себя каким-то другим, отличающимся от всех остальных.
- Цирк окончен! - прикрикнул он, чтобы все занялись поездкой, а не просмотром спектакля.
Лишь после этого, несколько пассажиров этого несчастного автобуса, который уже пережил всех своих попутчиков, очухались и метнулись к дверям, так как поняли, что проехали свою остановку и уехали уже очень далеко от неё.
Сев на место, Андрей задумался о том, что это утро для него не очень-то и удалось. А ведь всё началось со звонка начальника. Странно, конечно, ну раз день так начался, так чем он закончится? Его интересовало то, зачем его вызвал начальник?
Телефон - зло, сколько бед начинается именно с телефонного звонка?
С этой мыслью он достал плеер и занялся прослушиванием нового альбома группы "Воскресение", который купил вчера. Люблю их песни, подумал он. В них есть что-то такое, которое вынуждает задуматься над вопросом: Зачем и для чего ты живёшь и, как перенести удары и радости судьбы?
2
- Привет, Андрей, как жизнь молодая?
- Именно сейчас я чувствую себя на все восемьдесят! - радостно ответил Андрей Володьке, местному участковому.
- Да ладно тебе, - ответил Андрею, улыбаясь, садясь в ржавый жигулёнок, Владимир Иванович Макаров.
Хороший человек, работает участковым не на самом удачливом участке, где четверть - алкаши, а всё остальное пространство занимает заводская зона да ещё парочка общежитий и пара домов, в которых по ночам спят бомжи.
Нет, я никак не могу понять, как можно столько работать в таких условиях, да ещё объяснять пропитому алкоголику, что самое главное в нашей жизни это работа и семья, я так не могу,- подумал Андрей. А он, мне сказал по секрету, что надо делать, чтобы было легче, если даже очень плохо или очень трудно: "Всегда улыбайся, даже если ты сажаешь бомжа в камеру, тогда всё будет легче и проще. Поверь". А я всё равно так не могу, на этом его мысли окончились.
- Андрей, тебя Голова ждёт. – сказал, дежурный у въезда.
- Спасибо, Алексей Владимирович.
Так, что-то случилось, раз о моём приезде знает дежурный у въезда на территорию… Надо у ребят спросить, как у этого Алексея Владимировича фамилия?
Как только Андрей открыл дверь, оттуда повеяло теплом. Как всегда во всех отделениях, при входе, ты окутываешься в окружающие звуки и запахи. Сегодня его окутал звон телефона, раздраженный крик следователя и запах перегара, несущегося со стороны камер. Сразу вспомнился утренний автобус.
Надобно побыстрее привыкать к окружающей обстановке, эта мысль пришла к Андрею как всегда вовремя.
На посту дежурил - гроза всего преступного мира, человек, работающий в милиции уже лет тридцать, как бы, не сорок. Небольшого роста, полный, с круглой лысиной на затылке, седыми волосами и с приятно голубыми глазами, его звали Максим, отчества его никто не знает, он сам не хочет говорить, объясняя всем, что привык говорить на "Ты".
- Андрюш, тебя Голова обыскался, он хотел уже к тебе машину отправлять.
- Да знаю я, слушай, Максим, а что случилось, ты здесь в отделении целый день и всю ночь был, зачем меня ищут-то?
- Слушай, я не знаю, но догадываюсь. Я не хочу ничего говорить, иди к начальнику и он тебе всё сам скажет и покажет.
- Вот так всегда, чуть что, сам иди и узнавай…
Давно у нас пол не мыли, ладно летом, но когда на дворе зима, а на обуви после улицы остается снег, то уж извольте, надо Голове об этом намекнуть. А вот собственно его кабинет, точнее дверь в его кабинет. Только одна табличка, выделяет эту дверь от всех однотипных дверей: Головко Леонид Павлович. И как только Андрей хотел постучаться и войти, как вдруг увидел вдалеке коридора знакомое лицо, это был подполковник Зурабов Михаил Яковлевич, начальник соседнего отделения. Высокий мужчина, плотного телосложения, лет сорока - пятидесяти ровно вышагивал по коридору, куда-то спеша.
- Здравствуйте, Михаил Яковлевич, - улыбаясь, пропел он.
- Привет, был бы хвост, ты бы им повилял. Как дела? Ни уж-то ты к Головко? Что увольняешься и переходишь ко мне в отделение?
- Да нет. Скорее увольняют.
- Наивный и молодой. Твоя беда, что наивный молодой. Если тебя уволят, кто же будет выполнять твою работу? Нет, таких дураков больше не найдётся. - язвя, ответил Яша. - Ладно, не буду тебя обижать, Головко в кабинете?
- Не знаю, ещё не заходил.
- Ну, раз ты жмёшься, тогда я зайду. Пропусти, старшего по званию.
- Ради Бога, проходите…
- Вот так бы сразу.
Михаил Яковлевич был человеком средней паршивости, иногда его просто невозможно было выносить, а иногда с ним можно было поболтать по душам, когда Головко эту душу потреплет.
Через десяток минут Михаил Яковлевич вышел из кабинета, на его лице можно было прочитать несколько не культурных слов, а так же много озадаченных мыслей, которые в его голову влил Головко.
- Ну, как самочувствие? - с улыбкой спросил Андрей у Яши. - Конь стар, но марку держит?
- Этот старый, конь, давно на живодёрню напрашивается. Ишь, что вздумал, звёзд ему не хватает!
- А что случились?
- Слушай, Андрей, ты лучше не соглашайся на его предложение, а то потом жалеть будешь, - голосом, который используется для выражения своих мыслей, доводов и соображений посоветовал Михаил Яковлевич. - Я теперь понял, для чего он тебя вызвал.
- Так для чего?
- Извини, не могу сказать, это государственная тайна, а её разглашать в коридорах, не рекомендуется. - произнес Михаил Яковлевич, смотря Андрею в глаза, прям, как верный пёс смотрит на своего хозяина.
- Ну ладно, сейчас сам узнаю, - уже добавляя в голос тонку свирепости и рассерженности. - Зачем меня разбудили в шесть часов утра.
Андрей наконец-то поднялся с очень неудобного стула, который находился рядом с дверью в кабинет начальника, выпрямил спину, расправил плечи и, собираясь зайти в кабинет шефа, услышал слова:
- Ты прям как на парад, - усмехался Яша. - Смотри, чтобы этот парад не превратился в станцию, где билеты в один конец.
Не обращая внимания, он всё-таки, не стучась, зашёл в кабинет.
3
В кабинете было ужасно накурено. Андрей был хоть и человеком курящим, но, когда вокруг стоит дым от дешёвых сигарет, это невыносимо. У него защипало в глазах, в кабинете стояло такое марево, невольно в голову пришла мысль, что будто здесь использовали дымовые шашки. Кондиционер, висевший над дверью, исполнял роль здешней достопримечательности, он не работал, всё время тёк, и иногда замыкал. Совсем на днях его так замкнуло, что всё отделение и дома, идущие от одной сети, сидели без электричества целый день. Но всё-таки не решились закладывать друг на друга, а просто отключили кондиционер от сети, дабы замести следы преступления. С ума сойти, когда же ты хоть окно откроешь, старый маразматик, ведь дышать невозможно, думал Андрей про себя. Нет, надо сделать две вещи, это подарить шефу парочку блоков менее вонючих сигарет, и по быстрее открыть окно, а то сейчас от этой вони вымрут все, как тараканы от дихловоса. Вдруг, смрад начал рассеиваться, кто-то из присутствующих в кабинете все-таки додумался открыть окно. Спустя пару минут Андрей наконец-то мог смотреть, не боясь того, что у него заболят глаза и не польются слёзы. В кабинете, на удивление царила обстановка разрухи и апокалипсиса. Какие-то бумажки и папки лежали на полу, кругом было полно пепла, Андрея это сразу удивило, так как его шефа все называли чистюлей. На полу, рядом со столом стояло три пустых бутылки водки, а на столе стояла пустая пепельница и только-только начатая бутылка какой-то там настойки из чего-то. Видать и вправду произошла какая-нибудь катастрофа, подумал он, Леонид Павлович, он же Голова, вообще не пил. Все сотрудники, его прекрасно знали, он не мог пить из-за язвы желудка, а тут "бах", и он уже опорожнил три бутылки с зелёным змием и начинает добивать четвёртую.
- Разрешите? - неуверенно, приглядываясь в облако дыма, шагнул Андрей.
- Доложить! - произнёс Головко, его голос был окрашен в пьяный тон, особенно, когда на конец слова было поставлено яркое ударение.
- Старший лейтенант…
- Андрей, это ты? - неуверенно произнеслись слова из самого густого облака.
- Так точно!
- И что ты у дверей торчишь и к тому же орёшь во всю, проходи.
Сейчас его слова произносились неуверенно, гласные смазывались с согласными, ударения почти не произносились, а если они и звучали, то ставились не там где надо. И когда же он успел напиться? Когда он звонил, его голос был почти похож на голос генерала, который получает награду от президента, или на голос мальчишки, который рассказывает своим друзьям, как у него сегодня болела голова, после выпитой им вчера одной бутылки пива. Сейчас же, от этого тона не осталось и следа. Голос был похож на звук, который произносит собака, когда скулит, или на скрип не смазанной петли, висящей на гнилой калитке. И в впрямь, марку держит, мне, молодому, не угнаться за ним. Старость на радость.
Увидев в густом сигаретном тумане Лёню, Андрей понял, что начальник не в очень хорошем настроении. Он был опухшим, страшно шатался и всё время тянулся за новой сигаретой.
- Присаживайся, - показывая на стул, уверенно произнес Головко.
- Спасибо, - отмахиваясь рукой, он начал подпирать огромный стол начальника.
Стул, на который ему предлагал присесть Головко не внушал доверенности и надёжности. Стулу было лет пятьдесят, а то и все семьдесят. Существовало даже такое поверие, что если, мол, начальник приглашает присесть на этот стул, значит дело дрянь. Андрей же, в свою очередь не стал испытывать судьбу и присел на стол. Если бы Андрей сказал ребятам, что сидел на столе Головко, ему бы никто не поверил, но это была чистейшая правда, - проговорил Андрей мысленно. Вообще, с Лёней у него не было никаких проблем, один раз он его спас от пули, давно было дело, но он об этом помнит, и поэтому с его начальником он был наравне, как правило. Есть ещё один закон, что правила созданы, чтобы их нарушать или не бывает правил без исключений и оговорок.
- Ха, боишься?! - улыбаясь, сел за стол Головко.
- Чего же?
- Да ладно тебе, знаю я ваше поверие, уже слыхал!
- Леонид Павлович, - Андрей старался произносить свои речи медленно, чтоб старик успевал их проглатывать, будучи в пьяном угаре. - Я не суеверный.
- Да я уже только что убедился, только…
- Только, что?
- Слушай, Андрюш, об этих вещах опасно говорить даже в кабинете, да и ко всему сам видишь, не в форме я. Давай-ка забеги ко мне домой, сегодня часов в семь, в восемь или как тебе удобно?
- У меня в шесть начало дежурства.
- Э, нет, брат. Никакого дежурства у тебя не будет. Короче говоря, жду тебя сегодня в семь часов вечера у меня дома. Надеюсь, мой адрес помнишь?
- Обижаете, Леонид Павлович! - гордо задирая голову, Андрей начал медленно слезать со стола.
- Ладно, жду. И смотри, не опаздывай, я постараюсь тебя познакомить с одним очень интересным человеком, который всё-таки выполнил работу, которую я тебе сегодня и предложу.
- Я постараюсь. Всего доброго!
- До вечера, Андрюш, до вечера…
Наконец выйдя из кабинета, он присел на то самое место, где сидел, буквально, десять минут назад. Ему необходимо было всё осмыслить.
Чёрт, что же это за работа такая?! Яша предупреждал, чтобы я ни за что не соглашался на предложение Головы. Голова же сейчас себя вёл со мной как с сыном… Странно… И что это за человек? И зачем меня с ним знакомить? Я что, не умею держать автомат в руках, а этот человек будет моим, мол, учителем? Левой рукой возьмите здесь, а правой здесь и… Нет, глупо. Да в милиции ничего мощнее Калаша не применяют, нет, конечно, бывает, но… Ладно, пойду, высплюсь. Начало дня плохое…
Андрей шёл по коридору, не слыша никого. Он размышлял.
Ох, и не нравится мне такой тон, который был использован Лёней, или Головой, чуть серьёзней Головко, ну а вообще официально: Головко Леонид Павлович, да какая чёрт разница, человек не меняется от того, как его называют и кто, в зависимости от ситуации… Одним словом - начальник, вот и все апельсины. Ни разу не слышал, чтобы подчинённому нравился его начальник, да это даже звучит абсурдно: подчинённый любит начальство… Как бы ни так! Вы только на него посмотрите, не забыл ли я его адрес? Я бы с радостью, да только никак не получается! Да ладно, буду я ещё переживать из-за этой чертовщины! Понимаешь, встретил красивую девушку, повстречался с ней пару месяцев, или около того, а одним прекрасным вечером пригласила она меня к себе домой, захотела познакомить меня с родителями. Вот я и попёрся грешным делом. Как только зашёл на порог её квартиры, вот тут меня громом и ударило, я аж пошатнулся. Подстава была в том, что отец этой девушки был нашим начальником. Первый раз в жизни увидел Головко в фартуке, держа в руке чуть-чуть почищенную картофелину. Его дочка долго смотрела на нас обоих, не понимая, в чём тут дело, потом она, не дожидаясь, сказала старую фразу, мол, знакомьтесь, это Андрей. На что, её папа, ответил ей, что видит меня не в первый раз, что я работаю вместе с ним, и что как она могла встретить такого дурака как я? После его фразы у меня заныло что-то в животе, от обиды и от чего-то ещё, только отчего, я так и не понял. Чтобы не портить вечер людям, я попрощался с Ольгой и медленно, не делая резких движений, вышел из квартиры. С тех пор от Ольги ни звонка, ни письма. Обидно, но что поделать, такова жизнь. Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда! После этой встречи у меня со своим начальником очень напряглись отношения, мне всегда поручали грязную работу ну и так далее, а потом вызвали меня на разборку наркоманов, а там был Головко, и нам пришлось делать вместе одно дело. При выполнении задания произошла перестрелка между нами, милицией, и наркоторговцами, вот тогда-то я его и спас от пули, она ему, правда, лицо поцарапала. Вот с того дня у меня в отношении с Головко всё было отлично, хотя Ольга так мне и не позвонила. Конечно, хорошая девка без мужского внимания не останется, наверное, познакомилась, и сейчас с каким-нибудь хмырём, мечтает, о хмырятах от этого хмыря. Обидно, досадно, ну и ладно!
- Андрей, Андрей! - прикрикнув, сказал кто-то сзади.
Вернувшись в себя, Андрей понял, что стоит посреди прохода.
- А! Что такое?!
- Андрей, не стой на проходе и вернись в себя, - сообщил Максим, подмигивая глазом. - Что, загрузил тебя старый патефон?
- Соглашусь с тобой, малость загрузил… - покачивая головой и махая руками в необразном вираже, ответил он на вопрос. - Ладно, пойду домой, надо выспаться, кстати, я сегодня не приду на дежурство, у меня бессрочный отпуск.
- Вот как, а как же блюдить порядок?
- Максим, ты же у нас опытный работник, сам как-нибудь справишься, ладно, я пошёл, счастливо!
- Давай, высыпайся, - и Максим поднял трубку надрывающегося телефона.
4
Андрей вышел из отделения в каком-то подавленном состоянии. Его шатало так, что окружающие думали, наверное, выпустили какого-нибудь очередного молодого алкоголика, отсидевшего три часа. Андрей не понимал, что с ним. Ему было очень плохо. Не то, оттого, что он надышался дымом дешёвых сигарет, не то, от чего-нибудь другого, но он не мог даже предположить, что его страх за свою собственную жизнь, хотя и сидевший очень глубоко и не проявляющийся вообще никогда, может себя так проявить, что будут дрожать ноги, шатать и тошнить. Хотя, Андрей ничего не боялся и не знал самое главное, чего бояться? Странно, думал он, и что это было, как это всё произошедшее понять? Мало того, разбудили, заставили приехать, да ещё вдобавок ничего толком и не сказали. Надо сходить к Яше, появилась вдруг у него мысль. Он начал спускаться по мокрой, грязной лестнице, намереваясь сейчас пойти и узнать у Зурабова. Но его ноги подвели. Пошатнувшись и почти упав с высокой парадной лестнице, он всё-таки удержался. Андрей услышал позади звук резко открывающейся двери и чьи-то скорые шаги.
- Андрей, что с тобой!?
Андрей узнал, кто это был. Это был Максим.
- Максим, не поверишь, не знаю. Что-то меня совсем ноги не держат, - жалостливым голосом промямлил Андрей.
- Постой. Эй, сержант, бегом сюда! - гаркнул Максим на сержанта, сидевшего в машине. - Ты чё, совсем охренел? Не видишь, что человеку тута совсем плохо?
- Простите, товарищ майор, задремал, - подбежав, отрапортовал какой-то молоденький сержант, лет восемнадцати-девятнадцати.
- Андрюх, ты меня слышишь, подожди, я сейчас "Скорую" вызову, подожди, я сейчас…
- Дядя Максим, не надо "Скорую", - пропел Андрей, для поднятия настроения, зная, что все молодые, его называют дядей Максимом.
- Ну ты даёшь, что с тобой!?
Сержант стоял рядом, виновато опустив голову, и всё хотел схватить Андрея за рукав, чтобы помочь подняться, на что получал противодействие со стороны Андрея, не желавшего, получать помощь от такого олуха, который спал бы спокойно в тот момент, пока ты бы загинался.
- Сержант, да отвали от меня! Что ты ко мне прицепился? - прорявкал Андрей, ёрзая задом по мокрым ступеням и стараясь поудобнее зацепиться за перила, чтобы подняться.
- Андрюш, может всё-таки "Скорую"? - виновато произнёс Максим.
- Да не надо никаких Скорых. У тебя коньяк есть? У тебя в дежурке полно всякого добра, может, и коньяк найдётся? - подмигивающе, спросил Андрей.
- Да! Есть! Сейчас принесу! Подожди!
- Давай, давай. Жду. Сержант, а ты что здесь стоишь, иди, работай! На тебя вся надежда, мы все подохнем, как собаки, а ты всё будешь лапу сосать в этом бензиновом сарае, - язвя и с тоном раздражения сказал Андрей, сержанту, стоявшему в двух шагах от него и прикуривающему новую сигарету. - Иди уже отсюда! Иди!
Буквально, через две минуты прибежал Максим, держа в трясущихся руках и запыхаясь две рюмки и бутылку московского, Армянского коньяка. Как только он открыл бутылку и разлил по рюмкам этот суррогат, он начал рассказывать, как к нему, сегодня, попала эта бутылка и рассуждая о том, что проходящие мимо люди не правильно могут их понять и от этого могут появиться дополнительные проблемы, которых и без того уже выше крыши. Андрей же пропускал все эти слова и домыслы, о сущности мира сего, мимо ушей. В данную минуту его не интересовало, что может быть, буквально сегодня, в газетах появятся заголовки: "Наша милиция ничего не боится, и даже пить на парадных ступенях отделения" или "Это не оборотни, это зелёные змии в погонах" и так далее и тому подобное. Андрей всё сидел на ступенях и думал…
Ладно, надо действовать, подумал Андрей, и от этой мысли, аж встрепенулся. Надо действовать, что я в самом деле сижу задницей на мокрой и холодной ступеньке, надо действовать, и это действие надо делать расчётливо, осторожно, размеренно… После выпитой ими третьей рюмки, Андрей сказал:
- Ладно, Максим, спасибо тебе за скорую помощь, но надо что-то придумать.
- Слушай, Андрюш, а что тебе Головко сказал?
- Да я сам не понял, - мотая головой, произнёс он. - Чертовщину какую-то нёс, а толком ничего так и не сказал.
- Я, кажется, догадываюсь, что он хотел. - промямлил Максим.
- И что же он хотел?
- Я не могу тебе этого сказать, прости, но…
- Да какого чёрта! - заорал Андрей на всю улицу. - Что у вас тут происходит? И почему об этом никто не может рассказать и всё боится, что его подслушивают?
- А так шеф сказал? - поинтересовался, с ухмылкой на лице Максим. - И это, слышь, не кричи на всю Ивановскую, как потерпевший, об этом и вправду, нельзя говорить. Опасно. Это тебе не хухры-мухры, это всё-таки секретно и прочие апельсины с мандаринами.
- Да пошли вы, со своими тайнами! - Андрей скрючил лицо так, что со стороны это, вполне, было очень смешно. - И с тайнами, и ещё с чем-нибудь. Всё! Хватит с меня!
После этого он встал, как ни в чём не бывало, отряхнул куртку и джинсы, и пошёл пешком домой. Его дом был, относительно, недалеко от места работы и Андрей решил пойти пешком до дома, как он всегда делал, когда надо было хорошо подумать.
К большому сожалению, мыслей у него не было. Дойдя до своего дома и остановившись возле подъезда, Андрей, с большим огорчением для себя, понял, что он не до чего так и не додумался. С него шёл градом пот, но ему было холодно. Чёртова погода, декабрь, а как апрель, плюс пять, подумал он, и зашёл в подъезд.
В подъезде его разочарование удвоилось. Кто-то сломал замок на его почтовом ящике, пол был опять не помыт, хотя рядом с домом была стройка и грязи было в избытке, и снова не работал лифт… Именно поэтому Андрею пришлось подниматься на четырнадцатый этаж пешком, чтобы попасть к себе в квартиру.
Мысли распирали его голову, он всё думал и поднимался, думал и поднимался. С какой стати я что-то нервничаю, вдруг пришло к нему в голову, что я дёргаюсь, собственно? Мне всего-навсего предложили, но я же могу и отказаться. Всё, хватит об этом думать! Подождём семи часов вечера. Может тогда мне всё Головко расскажет, так что всё, Андрей, успокойся! Государственная тайна, говоришь, вспомнил он, вот пускай эта тайна и остаётся ею, а я не любил, не люблю, и не буду любить все эти тайны… Они не для моей головы.
Именно с этой завершающей мыслью Андрей поднялся на свой этаж и вошёл в свою квартиру. Его квартира, как и кабинет его начальника, не внушал доверия в материальном благосостоянии её хозяина. Кругом было всё пыльно, какие-то газеты валялись на полу, который был ужасно грязным, и кругом стоял непонятно кисло-сладкий запах… Именно этот запах, напомнил Андрею запах разложения.
Да-а, подумал он, надо бы уборкой заняться. Хотя бы пыль протереть, полы помыть, тарелки перемыть. А то, не дай Бог, заявится кто-нибудь в гости, а ты: "Добро пожаловать в центр всемирного катаклизма и апокалипсиса!" Блин, как мне не стыдно?!.. Стыдно, Андрюшенька, у кого видно! Да, именно эта мысль, сыграла ему в защиту. Но в данном случае, защита показала себя очень плохо, и Андрей всё-таки взялся за уборку и приведение своей квартиры в порядок.
Всё! Сказано-сделано. Пол помыл, посуду помыл, пыль протёр, ну вот собственно и всё. Теперь можно принять душ и завалится спать, в свежую, только что перестеленную постель и наслаждаться такими же свежими снами. С этими надеждами Андрей принял душ и завалился спать. Несмотря, что на часах было половина двенадцатого дня.
Но его сны были совсем не такими уж свежими и приятными, как он надеялся. Его мучили кошмары... Четыре раза он вскакивал в постели весь мокрый от пота, брал сигарету и приходил в порядок на балконе, раскуривая её… Потом снова ложился в надежде выспаться, пусть без снов, просто выспаться! Чёрт с этими снами! Но он всё равно просыпался и опять шёл на балкон курить. На пятый раз, как он проснулся, за окном было очень сумрачно, а в квартире стояла полутьма и непривычная, для самого Андрея, тишина. Он присел на кровать, протирая глаза, чтобы быстрее отойти от кошмарного сна, и ему, смотрящему в тьму квартиры, стало очень страшно в ней, он испугался как маленький ребёнок, проснувшийся ночью от кошмара. На удивление, глаза не могли, а может и не хотели привыкать к темноте. Андрей был ослеплён тьмой. Кругом стояла тишина, ладно бы просто тишина, эта тишина была какой-то ненормальной, за окном не гудели машины, за стеной не разговаривали соседи. Именно она и начала душить его. Андрей не знал что делать, то ли плакать, то ли взять себя в руки и не вести себя как младенец. Его тело было напряжёно, он сидел вцепившись в кровать, его мышцы сводило судорогой, его разум даже и не собирался работать… У него была одна надежда на то, что за окном кто-нибудь вскрикнет или какой-нибудь сосед не уронит на пол тарелку или что-нибудь ещё, что сможет привести его в норму и начинать действовать… От страха и не определенности он потерял счёт времени и не мог понять, как долго он сидит?
Вдруг раздался телефонный звонок. Андрей аж даже подскочил над кроватью. Его мышцы так сократились, что ему сначала стало плохо. В глазах - потемнело, в ушах - зазвенело, а мозги стали непривычно пульсировать. Слава Богу, сказал он вслух, наконец-то произошёл звук, который не даст мне подохнуть сидя на кровати, вцепившись в неё. Он сразу же подскочил к выключателю и включил свет, потом посмотрел на часы, часы показывали восемнадцать ноль пять. Затем он сходил в ванную и умылся. Надо было собираться идти к Головко в гости. Но Андрей заметил, что вокруг него происходит что-то то, что просит обратить на себя внимание… Телефон! Как я мог про него забыть! Надевая спортивные штаны и подскакивая на одной ноге, выругнулся в слух Андрей.
- Да! Слушаю!
- Это Андрей? - произнеслось в трубке.
- Да. А это кто?
- А какая вам разница, кто это. - ответил ему не знакомый женский голос в трубке.
- А что вы собственно от меня хотите? Кто вы такая и откуда вы знаете мой номер телефона? - злым тоном, спросил Андрей.
- Кто мне сказал ваш номер телефона? Это уже не важно, точнее не имеет никакого смысла говорить мне, кто дал ваш телефонный номер. И ещё, лично от вас, мне ничего не надо.
- Так какого хрена вы мне звоните, да ещё тут демагогию разводите?! - заорал он, уже краснея от бешенства. - Что вам надо?! Говорите, а то я сейчас повешу трубку!
- Молодой человек, да не нервничайте вы так! - спокойным голосом ответила ему, телефонная собеседница. - Нервы надо беречь!
- Либо вы говорите, либо я кладу трубку!
- Ладно, сами напросились, молодой человек. Теперь уж извольте…
- Слушайте, вы мне не угрожайте, а то, я вам сейчас угрожать начну…
- Вам снился - вещий сон. - эти слова, собеседница Андрея, произнесла с каким-то эхом, и как только она это сказала, сразу же повесила трубку.
Так, совсем дело плохо, подумал Андрей, медленно кладя трубку на телефон. Что за выдумка? Какой ещё вещий сон? Я не верю в сны! Верить в сны, это равносильно, что верить своему правительству! Да и вообще, кто она такая, чтобы говорить такие вещи? Вещий сон! Чушь собачья, а не сон, к тому же вещий! Кто же это такая? Андрей принялся чесать макушку и заодно натягивать штаны. И голос очень странный, а в конце вообще… эхо… Телефонная связь не способна так повлиять на изменение волны звука, да и вообще ничего не способно, кроме двух вещей: самого эха и специальной аппаратуры, изменяющей частоту и тональность голоса. Чёрт, откуда я это всё знаю? С моими знаниями надо было мне учиться на звукорежиссёра или ещё на кого-нибудь, кто связан с музыкой, или на крайний случай, просто со звуком. Ладно, наверное, какие-нибудь знакомые девчонки решили пошутить надо мной, а сон, просто, чистое совпадение. Да, скорее всего, чистое совпадение! Ведь совпадения бывают? Конечно, бывают!.. Да никогда не бывают, к чёртовой матери! Я в совпадения не верю уж больше, чем в вещие сны!.. Ладно! Всё! Хватит думать, а то упаси Боже, опоздаю к семи к Головко. Андрей продолжил спешно одеваться. Так, надо бы мне е-мейл посмотреть, может там новое письмо, подумал Андрей. Застёгивая молнию на ветровке спортивного костюма, Андрей включил компьютер. Нового в Интернете ничего не оказалось. На его электронный почтовый ящик пришло пять новых писем. Два из них, были письмами от старых собеседниц, с которыми Андрей познакомился в сети. Одно из них, было письмо, содержащее какую-то чушь, мол, завтра всемирный день поцелуев…отправьте это письмо пяти вашим друзьям, по электронной почте…а то, вас покинет любовь на пять лет. Это письмо, Андрей удалил сразу, не отсылая его никому. Угрожают ещё, подумал он. Проклятый спам! Вот сволочи! Вот скажите, пожалуйста, кому эта хреновина нужна, да ещё и содержащую пакостную угрозу? Вот, кто это делает? Сейчас перепишу адрес, и алекс капут, найду, как миленького! И спрошу, зачем же ты, дружище, пишешь фигню какую-то, да ещё при том и угрожаешь? Ещё одно письмо содержало ссылки на сайты эротики. Вот это письмо можно сохранить! Андрей нажал на левую кнопку мышки, и письмо сохранилось. Сейчас из гостей приду, и сразу же в Интернет, посмотрю, какие там они, прислали мне ссылки, проговорил Андрей внутри себя. А последнее письмо не показывало, кто написал и с какого ящика, оно было отправлено. Странно, подумал он, может какой-нибудь вирус? Очень часто по почте отправляют письма с вирусами. Ладно, была - не была, открою. Андрей мысленно перекрестился и открыл письмо. Поначалу он обрадовался, так как в этом письме не было никаких вирусов, а затем, его радость ушла безвозвратно, и он стал хмурым, как майская грозовая туча, Андрею даже показалось, что после того, как он прочитал это письмо, окружающий его свет - померк.
Содержание письма было таково:
"Здравствуйте, Андрей! То, что Вы читаете это письмо сейчас, не случайность. Мы знали, что Вы прочитаете его до встречи со своим начальником. Почему не был указан адресат и отправитель? Боюсь, что Вам повредит эта информация, этого лучше не знать. Сразу перейду на дело. Нам стало известно, что сегодня, Вы идёте на встречу и заодно, решили познакомиться с одним человеком, который мог бы Вам рассказать, о будущей Вашей работе. К большому сожалению, Мы порекомендовали бы Вам не делать этого, так как Вы подвергаете этого человека опасности! Не стоит встречаться с этим человеком! И ещё, хочу Вас предупредить. Если Вы откажетесь от этой работы, которую Вам предлагают, после сегодняшней встречи, то Ваша жизнь и жизнь Вашего сегодняшнего знакомого, закончится при странных обстоятельствах. Если же Вы боитесь за свою жизнь и не хотите жить, зная, что Вы виновны в смерти человека, тогда после сегодняшней встречи, Вы будете обязаны согласиться на выполнение предлагаемой работы. Если Вы согласитесь выполнить работу, то с Вами и с Вашим новым знакомым ничего не случится.
Выбирайте! Идти на встречу, зная, что после этой встречи один из участников, вместе с Вами, умрёт, если вы не согласитесь на предлогаемую вам работу, или просто посидеть дома и не выполнить приказание (просьбу) Вашего начальника.
Всегда Ваш, АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ."
Вот тебе и на, подумал Андрей, прочитывая письмо в третий раз. Вот что удумали! АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ! В первый раз слышу, чтобы Ангелы Хранители отправляли письма, тем более по е-мейлу! А есть ли вообще, Ангел Хранитель? Бог его знает! Ну, к примеру, может Бог это и знает. Я только этого не знаю. А может наплевать на все эти договорённости и вправду посидеть дома? Как бы ни так! Головко потом с меня три шкуры сдерёт! А всё-таки странно, почему в письме не был указан адресат? Очень странно. Ладно, надо думать, что делать? Чёрт, дурацкая ситуация! С одной стороны, в письме много всяких очень странных сходств. К примеру, почему я взялся проверять почтовый ящик сейчас? Я не знаю, а в письме говориться, что они, мол, знали, что я почту буду проверять именно сейчас, до встречи, ну ни как после неё. Странно... И ещё, они знали, что у меня не высветиться адресат и отправитель. Хотя система всех почт Интернета устроена как обычная почта, пока отправитель не указан, письмо не отправится.
Андрей начал уже разговаривать с самим собой. Он не обращал внимания ни на что. Он уже не смотрел на часы. Он был сильно напряжён, и надеялся, что к нему придёт единственное и правильное решение. Но к нему ничего не приходило, ни решения, ни мысли.
Что делать? Вечный вопрос! А вдруг, в этом письме написана правда и всё это не розыгрыш какого-нибудь шутника? С этой мыслью Андрей остановился и медленно опустил ногу, приготовленную для нового шага. Если это правда, то я никуда и шага не сделаю! Лишний грех на душу брать не желаю, нет такого желания! Своя же собственная мысль Андрея просто шокировала, он, ранее, никогда не думал о грехах. И тут Андрей сказал самому себе, хотя это прозвучало громко, как будто он разговаривал с кем-то: "Нет, брат! Что-то ты в последнее время слишком сильно изменился? Ни уж то стареешь? А может всего-навсего мозги появились? Пошло всё это к чёрту! Никуда не пойду! Пускай меня Головко за свинью последнюю принимает, а я никуда не пойду! Делать мне больше нечего! Грехов вон, видишь, по шею!" Он бы ещё продолжал бы и продолжал, но его речь, адресованную неизвестно кому, а может быть самому себе, в целях успокаивающего средства, прервал звонок телефона.
- И где тебя черти носят?! - раздрожённо спросил Головко.
- А что случилось-то, Леонид Павлович? - вопросом, Андрей, ответил на вопрос Головко.
- А ты на часы давно смотрел?
Андрей обернулся и кинул взгляд на часы, висевшие на стене, которые ему подарили на какой-то праздник, но на какой, он сам-то и не понит. Вот чёрт, промелькнуло в голове у Андрея, а на часы я и в правду смотрел очень давно...
- Андрей, ау! Ты что пошёл часы что ли искать, так я тебе готов сказать сколько время...
- Простите пожалуйста, Леонид Павлович, занялся уборкой и как-то перестал на часы смотреть. - оправдываясь, перебил Андрей, Головко.
- Так ты скоро придёшь, а то мы тебя тут заждались? - с сарказмом спросил Головко.
- Леонид Павлович, боюсь, что я не смогу придти, появились неотложные дела, мне надо срочно уезжать. - промямлил он, вспоминая всё то, что с ним произошло.
- Так... Андрей, мы же договорились. Хотя, постой! Тебе кто-то звонил?
Андрей не знал, что отвечать на этот вопрос, хотя, он всегда привык говорить всё напрямую, и не обходить ничего, особенно то, что его касалось лично.
- Да, мне звонили, и не только звонили. - проглатывая комок в горле, ответил Андрей.
- Послушай меня внимательно, Андрюша, что бы тебе не говорили, этого не случится, просто это такое дело, что... Итак, так ты придёшь или нет?! - перебив самого себя, спросил Головко.
- Леонид Павлович, я не знаю...
- Послушай меня, ты во что оделся?
- В смысле? – недоумевающе, переспросил Андрей.
- В том смысле, в какую одежду, в ту, в которой ты сегодня приходил в отделение?
- Нет... - протянул Андрей, сохранив ноту недоумения.
- Вот и отлично! Забудь про всё и не обращай ни на что внимания, всё будет отлично! Ты просто, одень бейсболку и натяни её на глаза, чтоб они не смогли посмотреть в твои ясные очи. Может быть, тебя встретят парочка людей на лестнице, просто не обращай на них внимания и не смотри на них, просто спускайся по лестнице и смотри под ноги. Быть может, если проколишься, за тобой начнут следить от самого подъезда, не дёргайся и иди спокойным шагом, как будто ничего не происходит. Вот и все советы! Давай, жду тебя через полчаса, и поторапливайся, у нас долгий предстоит разговор!
- Леонид Павлович, а можно один вопрос?
- Валяй!
- А почему мне именно надо идти по лестнице, ведь у меня же лифт?
- А ты уверен, что он работает? Ведь, когда ты пришёл домой, лифт-то не работал! Верно, говорю?
- Верно... - тон недоумения в голосе Андрея достиг максимума. - А откуда вы знаете, что у меня лифт не работал?
- Послушай, Андрюш, вот давай, приходи, и тебе всё объяснят. По телефону нельзя, его прослушивают. Давай, жду тебя через полчаса!
Только Андрей хотел что-то спросить, сам не зная что, но что-то хотел, как Головко повесил трубку телефона. Ладно, мысленно махнув рукой, подумал Андрей, была не была! Если что, то это был не я, просто сделаем как посоветовал Головко.
Он нашёл в шкафу свою бейсболку, которую не надевал уже года два, и она оказалась ему мала. Либо мозги выросли, либо бейсболка села - одно из двух, третьего не дано, произнёс вслух Андрей и стоя перед зеркалом, улыбаясь самому себе, начал натягивать, кряхтя и краснея, бейсболку на голову.
5
Он шёл вниз по лестнице, ступая очень осторожно, и вся его осторожность и внимание были направлены лишь на то, чтобы не оступиться, только потому, что на лестнице, как на зло, небыло света. Вот чёрт, думал Андрей про себя, куда свет-то подевался, или почему его не включили?! И только Андрей перестал об этом думать, как налетел на какого-то человека, стоявшего на лестничном пролёте.
- Извините. - прошипел Андрей.
Его же случайный встречный ничего не сказал, а только стоял, и ни как не хотел пропускать его.
- Извините любезнейший, разрешите мне пройти!
Никакого ответа, на речь Андрея, не прозвучало.
- Слушай, дружище, я, конечно, всё понимаю, но дай мне пройти!
Тёмная фигура стояла без каких-либо движений, как стена.
- Приятель, я не рекомендую тебе, меня злить, а то у тебя могут появиться проблемы! - угрожающе, ставя особые ударения на шипящие, произнёс Андрей
Но, даже на эти слова, Андрей ничего не услышал. Тёмная фигура стояла, как статуя, без движений и без чего-либо другого.
- Я предупреждаю тебя последний раз, либо ты даёшь мне пройти, либо я прохожу через тебя. Считаю до трёх: раз, два, три...
После этого Андрей начал действовать быстро. Его сознание как бы помутилось, он действовал как автомат, выдающий кофе в аэропорту. Андрей нанёс три крепких удара и только лишь потом, смог спускаться дальше.
Его рука ужасно болела, особенно правая. Странно, а почему я ничего не получил в ответ, подумал Андрей. Я его ударил три раза, первый удар был скользящим, и если уж когда таким бьёшь, то тут сто процентов, что в ответ тоже получишь, а он стоял и ничего не делал... Странно... Очень странно! Наконец-то пришёл, вон он первый этаж! И тут Андрей потерял сознания от того, что кто-то его ударил чем-то по затылку.
6
Когда сознание вернулось, Андрей сразу почувствовал несколько вещей: первое, что у него ужасно болит голова, даже не просто болит, а болит пульсирующей болью, второе, что он лежит на диване, и третье, что рядом с ним о чём-то разговаривают два человека, даже не просто разговаривают, а спорят. Но Андрей не стал открывать глаз до тех пор, пока не разберётся, о чём же спорят эти две личности, да ещё при всё при том, Андрей не любил, когда у него кружилась голова, а он знал, что если откроет глаза, то окружающее его пространство поплывёт.
- А мне всё-таки кажется, что такие меры, это равносильно насилию! - сказал один из собеседников.
- А мне так не кажется, понимаешь, другого варианта не было, чтобы его доставить сюда без лишних проблем и без слежки!
Второй голос, Андрей кажется уже где-то слышал, но где? Интонация знакомая, но в ушах всё звенит, и разобраться толком, где он уже слышал этот голос, становилось очень проблематично.
- Но, нельзя же, так! А если у него череп бы оказался слабым? Что было бы, ты подумал?
- Череп у него крепкий! Сам неоднократно проверял! - с усмешкой сказал знакомый голос.
Нет, братец, подумал Андрей, стараясь напрячь мышцы, чтоб голова не так сильно болела, надо всё-таки хоть чуть-чуть открыть глаза, чтоб осмотреться где я вообще нахожусь. Он с трудом начал приоткрывать глаза, чтобы пространство не поплыло. Он и вправду лежал на диване, комната была уютной, а рядом с ним, стояли две фигуры и продолжали о чём-то спорить. Андрей долго ловил глазами фокус, чтобы посмотреть, кто же там всё никак не может угомониться и почти уже начал кричать. И Андрей наконец-то увидел, кто был один из двух собеседников... Голова! Леонид Павлович! Что ещё за чертовщина?! И вдруг, собеседник Головко, резко повернулся к Андрею и у него начало меняться выражение лица. Из угрюмого оно превращается в лицо полное надежд.
- Лёнь, смотри, по-моему, наш спаситель мира, пришёл в себя!
- Точно! Молодец, быстро! Давай Андрюша, вставай, пошли, мы тебя сейчас на ноги быстро поставим! - пропел Головко
- Ага, сейчас встану и побегу! Размечтались! - грозно пробурчал Андрей.
- Да ладно тебе, Андрюх, вставай, ты уж прости, что по голове... Не было выхода. - оправдывался Головко.
- А если бы насмерть?
- Да нет! Ты что, очумел? Я же не убивать тебя решил, я просто тебя... Чёрт, слова даже подобрать нельзя. - недоумевающе ответил Головко. - Понимаешь, у тебя в подъезде стояло пятеро отморозков, я за твоим домом с раннего утра слежу, и чтобы не дай Бог с тобой что-то произошло, мне пришлось применить своих ребят, чтобы они сначала разобрались с ними, а потом, чтоб доставили тебя ко мне домой.
- И как же они догадались, что я именно тот, кто им и нужен? Ведь на лестнице не было света.
- А как ты думаешь, а зачем я сказал тебе, чтобы ты надел бейсболку? - улыбаясь, произнёс Головко.
- Ах, вот оно что! – рассержено, произнёс Андрей
- Андрей, успокойся! Я готов всё объяснить! Хотя, для начала, познакомься: Михаил Витальевич, вот этот человек, Андрюша, тебе сейчас всё объяснит, и тебе больше не понадобятся объяснения.
- Очень приятно. - сказал Андрей, смотря на небольшого человека, седоволосого, с животом, кажущегося внешне лет на пятьдесят.
- Взаимно! - скромно ответил Михаил Витальевич.
- Вот и познакомились, а теперь прошу к столу! - радостно произнёс Головко.
Никогда не был на кухне у своего начальника, думал Андрей, а ведь не так уж богато и живёт, старые обои, старые стулья, старый стол, да всего и не перечислишь, почти всё вокруг было куплено ещё во времена советского союза... Вон, даже на краю стола прикручена металлическая эмблема, где выбит знак качества СССР.
- Ну что, первый тост, как всегда, за знакомство! - сказал Головко, разливая водку из запотевшего графина по рюмкам.
- Давно пора! - как бы поддерживая, произнёс Михаил Витальевич.
Они выпили, закусили и все разом потянулись за сигаретами, как будто читали мысли друг у друга.
- Итак, я пришёл, что вы мне хотели сказать? - затягиваясь, просипел Андрей.
- Первым делом, Андрюша, хочу тебя предупредить, мы с Михаилом Витальевичем обо всём уже договорились, вместе проверили мою квартиру, на наличие всякой прослушки, и его задача всё тебе постараться объяснить. - выпуская дым, медленно проговорил Головко. - А ты, постарайся не перебивать, потому что от хорошего объяснения создавшейся ситуации, зависит твоё окончательное решение, по-поводу предлагаемой тебе работы.
- Ладно, я готов. - повернувшись в сторону Михаила Витальевича, ответил Андрей.
- И ещё, молодой человек, всё то, что вы сейчас услышите, является правдой, и попрошу вас, относится к моим словам серьёзно, без всяких ухмылок и смеха. Договорились? - проговорил Михаил Витальевич.
- А я вообще серьёзный человек. - гордо, отрапортовал Андрей.
- Вот и хорошо. Я не хочу вам объяснять, почему вляпались в эту историю, именно вы? Потому что, сам не знаю. Я сейчас выполняю две задачи, первая, я вас ввожу в курс дела и предлагаю подписать контракт на выполнение работы, а вторая задача, по просьбе вашего начальника, я объясняю вам, в чём будет заключаться суть вашей работы. Итак, приступим. Вам предлагается двух годовой контракт, ваша основная рабочая обязанность будет состоять в том, чтобы охранять строительные объекты, ну и самих строителей. Вот и всё!
- Так-так-так, что-то я вообще не понимаю, а зачем устраивать весь этот цирк, который вы же и устроили, чтобы объяснить человеку, что ему предлагается стать охранником стройки на два года. Зачем всё это? - раздраженно, спросил Андрей, поочерёдно смотря то на Головко, то на Михаила Витальевича.
- А мы ничего не устраивали, молодой человек. - ответил, закуривая новую сигарету, Михаил Витальевич. - Всё это, делали не мы. Мы сделали только, удар по голове на лестничной площадке, да и то, ради вашего же блага. Ну, чтобы вы сейчас не вскочили со стула, отправляя в наш адрес разные забавные слова, я ещё кое-что добавлю. Место вашей работы будет находиться в Чернобыле... Вы будете работать охранником, на вышке, вам предоставят отличный автомат и винтовку с оптико-ночным прицелом. Зачем оружие и от кого охранять, быть может, хотите меня спросить. Я вам отвечу. Всё это, необходимо охранять от всевозможных видов с нарушенным строением ДНК. В ваше снаряжение войдёт ещё куча разных приборов и оружия. Да, чуть не забыл, если вы боитесь радиационного фона, то я готов вас успокоить! Радиация, по-сравнению с разными геомагнитными и остальными явленьями, нарушающими всякие физические законы, просто чушь. Радиация не так опасна, как вся эта хиромантия, которая будет происходить вокруг вас. Ну вот, собственно и всё!
- Что-то я вообще ничего не понял. - медленно доставая сигарету из пачки, проговорил Андрей.
- А что тут непонятного? - спросил Михаил Витальевич.
- Да почти всё! А особенно то, что если все сказанное вами является правдой, зачем мне соглашаться на эту работу?
- Этого вопроса я и ждал! - сбрасывая пепел с сигареты в пепельницу, проговорил Михаил Витальевич. - Всё дело в том, что после выполнения задания, по приезду в Москву, вы получаете: очень много денег и кучу всего остального...
- И вы уверены, что я подкуплюсь на медаль, квартиру и т.д. и т.п.? - спросил Андрей у Михаила Витальевича, добавляя с каждым новым словом в свой голос то ли гордость, то ли раздраженность.
- До сего момента пока все подкупались, конечно же если можно это так назвать. Это не подкуп, это блага, можно сказать заработная плата.
- Михаил Витальевич, раз уж на то дело пошло, а какие я буду иметь гарантии, что после возвращения, я всё это получу? - спросил Андрей, Михаила Витальевича, но смотрел почему-то на Головко.
- Гарантии? Ты получишь аванс, по приезду на место выполнения службы, твои родители получат деньги, кстати хочу заметить, довольно неплохую сумму... А какие ещё гарантии ты хочешь иметь, все обязательства написаны в договоре.
- Вы сами понимаете, что правительству не все доверяют! - доставая из пачки ещё одну сигарету, утвердительно заявил Андрей. - Вот чёрт, сигареты закончились...
- Я это понимаю не хуже твоего! Но хочу тебя сразу поправить, чтобы ты знал на будущее, только давай договоримся, ты не будешь задавать никаких вопросов. Договорились? - с прищуренным глазом, произнёс Михаил Витальевич.
- Ладно... Договорились.
- Ты может не заметил, что рядом с нами сидит ещё и твой начальник? Ха... Только почему-то он всё молчит и молчит. - улыбаясь и смотря на Головко, сказал Михаил Витальевич. – Он-то всё знает, особенно то, что я тебе сейчас отвечу... Заодно объясню, зачем нужна была такая конспирация, кто тебе звонил, кто тебе писал письма на е-мейл... И ответ-то лежит в трёх словах! Знаешь, каких? Это не правительство... Усёк?
- А... - недоумевающе, протянул Андрей.
- Я знал, что у тебя будет такая реакция. Понимаешь, кто тебе предлагает эту работу, это... Ну как сказать... Эти люди к правительству или к государству вообще, отношения не имеют.
- Так кто же они? - спросил Андрей, удивлённо смотря на Михаила Витальевича.
- Мы же с тобой договаривались! Никаких вопросов!
- Что-то я вообще ничего не понимаю...
- А тебе, Андрюшенька, тут и не надо ничего понимать. - перебил его Головко.
- Леонид Павлович, может, я ничего и не знаю, но можете мне хоть чуть-чуть объяснить, что там творится, в этом Чернобыле? - выдавил из себя Андрей.
- Понимаешь, Андрей,.. ты слышал, что в тысяча девятьсот восемьдесят шестом году там произошла катастрофа?
- Конечно, слышал!
- Так вот, - продолжал Леонид Павлович. - Ведь, всем этим история не закончилась... Нет, конечно, она закончилась, но на определённое время. Спустя лет пятнадцать или шестнадцать появился проект. Главная задача которого состояла в том, чтобы демонтировать АЭС полностью, то есть разобрать. Туда понаехало куча архитекторов и строителей, а самое страшное было то, что все эти граждане были иностранцами. Что в этом страшного, хочешь меня спросить, так вот, спустя некоторое время все эти люди начали постепенно исчезать, и самое интересное, что все при странных обстоятельствах, один пошёл в туалет, другой, к себе в строительный домик, и все они исчезали в один момент, а поиски не давали результатов...
- Простите, Леонид Павлович, а у вас не найдётся сигарет? - перебил его Андрей.
- Да бери! У меня их ещё много! Так вот, поиски были безрезультатными, а люди всё исчезали и исчезали. Ну и главный их, решил сообщить о происходящем в вышестоящие инстанции, хочу заметить, что в наши инстанции, так как Чернобыль находится всё-таки на соседней с Россией территории и договор был подписан в России. Вначале приехала милиция, правда, толку от их приезда было очень мало, толка вообще не было! Ну а милиция, в свою очередь, сообщила о происходящем в вооружённые силы. И вот как только приехали солдаты и начали круглосуточно охранять это поселение иностранцев, вот тут и всё раскрылось. Правда, жалко солдатика, парень молодой.., его же свои и убили, а знаешь почему?
- Откуда я-то знаю? - глаза у Андрея были округленными, а руки крепко сжимали бычок дешёвой сигареты.
- Верно! Этого ты не знаешь. Его взяло под контроль одно существо, и он начал стрелять по-своим.
- А что за... существо?
- Понимаешь, Андрей, я там не был, там был Михаил Витальевич и он, в данный момент, может рассказать куда больше, нежели чем я. - смотря на Михаила Витальевича, ответил Головко.
- У этих существ есть два названия. - заговорил Михаил Витальевич. - Одно - научное, а второе - народное, то есть, можно сказать "кличка". Да и вообще, когда составляют рапорт о появлении кого-либо или чего-либо в радиусе видимости, то используют именно "клички", потому что научные названия никто не знает, кроме научных работников, да ещё вдобавок, эти названия очень сложно произнести, а написать ещё сложнее.
- Михаил Витальевич, а как можно поподробнее узнать об этих существах? - спросил Андрей, в его голосе пробуждался азарт.
- Я вижу, в ваших глазах загорелся огонёк! Это хорошо! Но, к сожалению, ничего хорошего об этих существах я не могу сказать... Всё живое, которое находилось в зоне воздействия, мутировано. Это настоящие мутанты!
- Что значит... Всё живое? - озадаченно переспросил Андрей.
- Да. Именно. Собаки, кошки, крысы и многое другое, включая людей.
- Людей?
- Да Андрюша, людей, к большому сожалению... А сейчас в зоне надо бояться не собак, которые бегают стаями, а именно людей. Их мутация наградила.
- В каком смысле наградила? - Андрей испуганно смотрел на Михаила Витальевича.
- А в самом прямом! Кто не видел, не поймёт. Некоторые остались в человеческом обличье, а некоторые так изменились, что сам Бог не разберёт, человек это или нет. Самое главное, не боятся их! А если увидишь, сразу стрелять! Поверь, Андрюша, людей в зоне очень мало, то есть легально их там вообще нет, а те что бродят, стараются не показываться на глаза, потому что знают, если что, их шмальнут!
- Что значит людей? Какие там могут быть люди? - спросил, озадаченно, Андрей.
- Самых обычных... Что не на есть двуногих, двуруких и одноголовых! Просто вся особенность состоит в том, что есть люди, которым дома не сидится и они прутся в зону. Виделите ли им дома тошно, они хотят в зоне побродить! Только вся особенность состоит в том, что из десяти гулящих, возвращаются двое или трое, а все остальные пропадают без вести... В чём состоит пропадание? Просто этих людей любо сжирают тамошние существа, ну либо ещё что-нибудь… Причин вагон и маленькая тележка!
- А можно про вагон этот рассказать? – настойчиво спросил Андрей.
- Нет, Андрюшенька! Я тебе даже про эту маленькую тележку ничего не расскажу! Да я сам уже давненько там не бывал и многого не знаю или забыл уже давно. – ответил Андрею, Михаил Витальевич, подмигнув глазом, рядом сидящему Головко.
- Интересно… Очень интересно… - мрачно пробормотал Андрей.
- Да, Андрюшенька! Именно! Там вообще всё очень интересно и забавно! Зверинец! Цирк уродцев! – хихикнув, добавил Михаил Витальевич.
- И значит, вы мне предлагаете весь этот цирк охранять? – уставившись на Михаила Витальевича, спросил Андрей.
- Да, да и ещё раз, да! – ответил ему собеседник.
- У вас даже бумаги при себе?
- Ну а как же, Андрюша, обижаешь! Полностью, весь контракт на предлагаемую тебе работу! – ответил, улыбнувшись, и показав свои немного жёлтые зубы, Михаил Витальевич.
На вид, Михаил Витальевич имел очень приятную внешность. Его глаза блестели, как у мальчишки и в них была мудрость, улыбка была жизнерадостной, да и вообще, он внушал доверие! Андрей сам не мог понять, почему, но ему после недолгого разговора захотелось доверять этому мудрому и доброму человеку.
- Михаил Витальевич, при всём моём уважении к вам и к Леониду Павловичу… - только начал Андрей, как его сразу же перебил Головко.
- Андрюша, не стоит делать преждевременные решения! Заметь, это не плохая работа! За неё тебе хорошо заплатят! Да, опасная, но… сам понимаешь… сейчас по улице не менее опасно ходить. – вставая со стула и подходя к электрической плите, чтобы поставить чайник, возразил Головко.
- Леонид Павлович, я вообще-то другое имел ввиду. Вы меня перебили. – с сарказмом ответил Андрей.
- А! Андрюш, тогда прости старика, не хотел. – виновато ответил Головко.
- Так вот, – продолжал Андрей. – При всём моём уважении, я не могу вам сейчас дать ответа. Извините, но мне надо подумать.
- Ну что ж, я тебя понимаю, - одобрительно качнув головой, ответил ему Михаил Витальевич. – Андрюш, тебе времени на раздумье ровно сутки. Завтра вечером я заеду к тебе домой и привезу бумаги. Решай, думай подписывать их или нет. Договорились?
- Да, хорошо, договорились! – ответил, ему Андрей, немного улыбнувшись.
- Вот и хорошо! Значит, так я завтра заеду к тебе часов в девять вечера. Тебя устраивает это время? – доставая сигарету из пачки и закуривая её, спросил у Андрея Михаил Витальевич.
- Да, Михаил Витальевич! Это будет в самый раз вовремя!
- Вот и хорошо! – подмигнув Андрею ответил Михаил Витальевич. – Ну а сейчас пора уже расходиться! На дворе уже очень темно да и на часах уже очень много времени!
- Ребят! Ну, вы даёте! – встрепенулся Головко, который до этого внимательно следил со стороны на диалог Андрея с Михаилом Витальевичем. – А чай! У меня как раз чайник закипел! Давайте свежезаваренного чайку и расходимся!
- Лёня, ну ты даёшь! – только собравшись встать и вновь плюхнувшись на табурет, удивлённо сказал Михаил Витальевич. – Ладно, давай чайку крепкого и мы пойдём по домам, если, конечно же, Андрей не против отведать свежезаваренного чая своего начальника.
И на кухне у Головко разразился громкий смех. Больше к теме о предлагаемой Андрею работе ни кто не возвращался. Просто в одной из кухонь многоэтажного дома горел свет, сидели три человека, пили ароматный чай, разговаривали на совершенно разные темы и эта компания была приятной и уютной для каждого кто собрался в одной из множества числа московских кухонь.


Продолжение следует...
Кугуар
Ты бы отрывочки поменьше делал!
no name
Это не отрывок... это первая глава...
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2018 IPS, Inc.