Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Книга "Из Дневника сталкера..." (автор Danda)
GAMEINATOR forums > S.T.A.L.K.E.R. > Бар "Тайны Зоны"
danda
Из дневника сталкера

12.08.2018-записи из ПДА Трыни
принадлежность - одиночка
ветеран

Подземелья... как я ненавижу подземелье... а нахожусь сейчас именно в одном из таких... и какой черт послал меня сюда? Ясно кто, проклятый Зубр – лакомый к наживе барыга... Сколько сталкеров уже погубила его жажда наживы, и это же надо было что я оказался в их числе.
Вот выберусь отсюда живым, в первую очередь угощу всех в баре за свой счет, и выпью за упокой вечных стакеров Шухова и Семецкого. Вот только было бы за что выпить. Но если мне удастся найти ЕГО, тогда безоблачное будущее и пенсия на карибских островах мне гарантированна...
Только где же ты?... Где ты, дитя Зоны?
Надо сверить карту. Так, ведь сейчас я нахожусь где-то под казармами НИИ Агропрома. Ненаилучшее место для прогулки, много сталкеров здесь погибло, преимущественно через этих уродов кровососов. Их здесь немного, но есть среди них вожак. Серый кровосос. О нем в Зоне ходят легенды. Говорят что сам Стрелок оставил его здесь чтобы он охранял его тайник.
Но мне сейчас нет дела к его тайнику, хотя было бы интересно что там у него, сейчас главное не напороться на Серого. Это была верная смерть даже, если бы я был в танке. Эта тварь порвала здесь все металлические двери, как крышки от хорошо нам знакомых консервных банок на закрутке.
Да еще и контролер где-то здесь бродит, но он на верхних уровнях. Солдаты его нарочно не трогают, чтобы он охранял проход на НИИ. А контролер в свою очередь тоже не дорос еще к тому чтобы взять всю базу военных под ментальный контроль, поэтому ограничивается одиночками, которые забрели у подземелье.
Но ведь я не одиночка... я топчу Зону уже 6 лет... и надо же было на старости лет подписаться под такое дело...
Впереди меня открылась сеть коридоров, в каждом множество дверных пройомов, которые ведут на нижние и верхние уровни подземелья. Кое-где тяжелые железные двери еще висели на занавесах так маня открыть их и заглянуть что за ними. Но это не для меня. Мне нужно сейчас на нижние уровни подземелья... там где моя цель... и моя смерть – Серый.
Постепенно коридор, которым я двигался начал опускаться книзу и становился все круче и круче. Я шел почти на пальцах ног, чтобы не выдать себя Серому, но горы мусора, осыпанной штукатурки и лужи не давали мне двигаться бесшумно.
Зубр и до меня посылал сюда сталкеров, интересно на каком этапе их нашел Серый, и зайду ли я дальше, чем они? Об этом я узнал в скором времени натолкнувшысь на тело сталкера, которое было похоже на костлявые тела жертв концлагеря в Освенцеме.
Это был Матадор. Пили когда-то с ним вместе в „Сталкере”, и даже делали ходку на дикие территории, там было чем розжытса. Вот только почти всю территорию проползли на животе, ведь наемники не давали поднять головы. Вражеская пуля то и дело ждала когда найдет свою цель. Артефактов там как грибов после дождя, да и аномалий на удивление мало. А оттуда через подземку можно было выбраться к бункеру ученых на Янтаре. Ученые знают цену артефактам. Сами боятся лезть под пули наемников, а благородное дело сталкеров для науки уважают и соответственно вознаграждают.
Хороший был сталкер. Пусть Черный Сталкер вознаградит его за заслуги.
Если верить карте, коридор должен впереться в развилину и мне нужно будет на право, а там преодолеть колодец с электрами и студнем на дне. Как это сделать я еще не придумал...
Карта не подвела я действительно дошол к развилине и повернув направо дошел к колодцу. Возвращусь, отдельное спасибо в виде пол-литры передам для Картографа.
Зеленое сияние от студня наливало помещения мягким светом, а поблескивание разрядов электры предавало этому празднику света дополнительного эффекта.
В конце коридора я увидел таинственное сияние и решил проверить, поскольку и так не знал пока-что как пробраться сквозь колодец неповрежденным.
Мое любопытство было вознаграждено, это был артефакт лунное сияние. Рожденный аномалией электра он владел свойствами которые надавали дополнительную выносливость. Такой себе допинг энергии для стакера в Зоне. Правда, после него были определенные побочные эффекты, а именно тошнота, металлический привкус на зубах, и как не смешно наэлэктризованость тела. Хотя это не странно увидеть стакера в Зоне у которого волосы дыбом. После того с чем он там мог столкнуться, не только волосы дыбом станут...
Я приблизился к артефакту, протянув руку и враз... в помещении все затряслось, на меня осыпалась штукатурка с потолка и куски ржавого металла из труб. На верху велась война. Военные снова обстреливали нашего брата сталкера. Было слышно взрывы от ракет Игла. Наших было явно много, раз военные решили вести ракетный обстрел. Проклятые вояки, был бы я на горе... а хотя что из того... Сейчас там все сравняют с землей, а те что выживут...
И здесь прозвучал ужасный, пронизывающий вопль от которого внутри все застыло. Это он... Серый. На миг мне показалось что от его вопля стены пошли волной. В животе повеяло холодком. Такого страха за шесть лет в Зоне я еще не ощущал. А хотя, все бывает в первый раз. Я понял только одно, пока взрывы отвлекают кровососа на верхних уровнях, мне надо книзу, только книзу...
Я подобрал артефакт и бросил его на дно колодца. Попав в студень артефакт мгновенно среагировал и на определенное время дезактивировал электру. Я закинул АК за спину и начал спускаться в колодец по арматурным выступлениям на его стенках. В колодце пахнуло свежестью как после хорошой грозы. Наэлектризованный воздух был переполненный озоном. Дышать было так легко, что казалось еще миг и легкие лопнут.
Почти возле дна в стене было отверстие которое вело в другой коридор.
Я заскочил в отверстие и здесь понял как меня миловал сегодня Черный Сталкер... приземлился я прямо между двумя студнями по правую и по левую сторону от меня. Повезло. Хотя подождите. Электру тебе в глотку. Какое знакомое гудение в голове...
Впереди, в десяти шагах от меня стоял бюрер. Он стоял возле огромной вертикально размещенной цистерны и что-то бормотал себе под нос. Я вскинув автомат, и только нацелил на него, когда ощутил страшный удар по рукам. Калаш полетел в студень...
Кажется на этом мое везение сегодня закончилось.
Мерзкий карлик-телекинетик смотрел мне в глаза, а его руки шаманили в воздухе, будто он хотел навести на меня порчу.
Удивительно почему он меня телекинетическим ударом не сбросил в студень? Наверное бюрер был молодым и захотел позабавиться со своей жертвой, повыпендриватса перед обезоруженным противником.
Вокруг все задрожало, с стен все начало осыпаться, студень круг моих ног зашыпел через остатки старой отшелушенной краски, которая осыпалась в него. Я ощущал в воздухе невыносимо кислый запах от студня. Старые трубы начали трескаться и валиться мне под ноги, а бюрер все наращивал силы готовясь к экзекуции.
Когда это огромная цистерна рядом из бюрером закачалась и со скрежетанием и гулом обрушилась на бюрера. Доигрался лепрекон проклятый. Зона не любит хвастунов, буть то монстр или сталкер.
Я не тратя времени бросился мимо бюрера дальше по коридору, ведь пока он умирает, он еще успеет сообщить о чужаке своих родных.
Я не обращал внимания на то что потерял оружие, правда у меня еще был дезерт игл в рюкзаке с одной обоймой, это был трофей из диких территорий для моего побратима сталкера Хищного. Я припрятал его именно для него. Пусть радуется, в Зоне и так мало радостей.
Вот так я бежал забыв о всем в мире, о монстрах, об аномалиях – пусть уже будет что будет. Я даже на миг забыл зачем забрался сюда пока земля подомною вдруг не исчезла...
Я с грохотом провалился в какую-то комнату. Сильно забился. Сломал наверное двое ребер, и еще и в ноге невыносимо пекло.
Как оказалось, кусок арматуры пробил мне бедро. Я рывком вытянул арматуру, кровь легенькой струикой потекла по ноге. Слава Богу что артерию не зацепил. Теперь только достать антисептик из рюкзака и обработать рану, а дальше буду думать как выбираться отсюда. Когда враз... я увидел то что поселило на миг радость в моем сердце, а потом нагнало грусть.
Жемчужина Зоны.
Артефакт через который вся эта история заварилась.
То, ради чего одни готовые выложить миллион - такие как Зубр, а другие пожертвовать своей жизнью - такой дурак как я.
Я вытянул контейнер со своего рюкзака и начал медленно не дыша подбираться к артефакту. Почему-то внезапно о боле в ноге и ребрах. Сейчас все мое внимание было приковано к нему... то есть к ней – Жемчужине Зоны.
Это был мутновато-белый шар размером с бильярдный. Вокруг его окружала прозрачная черная дымка, которая как тучи вокруг нашего Земного шара закутала его. Поскольку я не знал о свойствах этого артефакта, да и никто не знал, поэтому он такой дорогой был, я начал бережно подставлять под него контейнер. Артефакт висел в воздухе. Как только я максимально приблизил контейнер к жемчужине, она внезапно колыхнулась... я замер...
Жемчужина поплыла от меня. Продрейфовав в воздухе метр, а тогда снова успокоилась.
Теперь ты моя. Я приблизился к ней, и начал подкладывать контейнер не снизу, а будто сачком решил захватить его сверху. Артефакт почти поддался. Вдруг ослепительное сияние ослепило меня, потом все погрузилось во тьму, а тогда кажется я увидел смерть...
Пришел к чувству где-то на верхних уровнях подземелья. Без ничего. Ни рукзака, ни трофейного дезерт игла. Сталкер в Зоне без оружия, что муха в паутине, жизнь идет посекундно.
Как я здесь оказался, понятия не имею. Куда теперь идти? Серый наверное уже вернулся на нижние уровни. Значит возвращаться за артефактом и рюкзаком туда смерти подобно. Потому я как умный сталкер не стал тратить время на прояснение обстоятельств, а сразу начал искать выход из подземелье.

Пройдя чуточку по коридору я натолкнулся на старых знакомых. То есть на знакомых моего старого знакомого. Хотя какая разница как их теперь называть. Бюрери. Штук десять. Молодые, старые и еще совсем юные. Все хотели поквитаться со мной за своего родственника.
Тааак Триня, вот теперь ты попал. Зачем тебе бояться Серого, вот она твоя смерть, маленькие, грязные ручки к тебе протягивает. Ну что же не годится так умирать сталкеру ветерану. Пойду в рукопашную, к первому телекинетическому удару конечно.
Старейший бюрер и наибольший среди них люто закричал и бросился ко мне. И не добежав метру, затормозил и упал рядом... его тело забилось в конвульсиях и за считанные секунды он спустил дух.
Ничего себе поворот событий! Кто следующий!
Остальные бюреры начали пятится и с боязнью шипеть на меня. Это было мне на руку. Какая зараза скосила вожака меня сейчас меньше всего интересовало. Нужно выбираться отсюда пока бюрери не пришли к себе.
Я бежал во весь дух по коридору обходя по дороге электры и студни. Еще чуточку и я начал бы верить что фортуна снова обернулась ко мне тем местом что надо. И когда я об этом подумал резкая боль в груди скосила меня. Я упал на землю и зашелся сильным старческим кашлем. Я прикрывал рот чтобы не нагнать беду в виде гигантского кровососа, который возможно где-то рядом бродит. Когда кашель прекратился я взглянул на руку которой прикрывал рот и увидел что она вся в крови. Внутри в груди было такое ощущение, будто лопасти гигантской мясорубки перемололи все мои внутренности вместе с легкими и сердцем.
Когда это тяжелое хрипение в соседнем помещении заставило меня снова утратить веру в своем везении.
Ко мне подошло гигантское марево. Которое постепенно приобрело своих истинных черт...
Серый.
Мать моя Зона, какая же эта тварь здоровая!
Он превосходил обычного кровососа вдвое. Даже высота потолка в коридоре не разрешала нему выпрямиться в весь рост, и это не преуменьшало его гигантских размеров. Его скользкая, блестящая кожа светло-серого цвета с темными пятнами предавала и так отвратительному монстру еще отвратительного и ужасного вида. Темные, маленькие глаза отображали только ненависть и желания разорвать непрошеного гостя. Кровосос увидел меня и люто закричал, раскинув у стороны здоровенные щупальца вокруг ротовой полости.
Этот вопль... я никогда не чуял такого сильного и пронзительного рева. На миг мне показалось что я вымазал форму вместимостью. Но это просто кровь точилась из раны на ноге.
Вот она смерть сталкера. Злая, недобрая и с щупальцами вместо косы.
У меня пролетела перед глазами вся сталкерская жизнь. А так все хорошо начиналось. Подзатильники ветеранов в Баре, путь отмычки, первая вылазка, и первый артефакт грави, невинная стрельба по тушканам из вышки на окраине Бара и игра в русскую рулетку на поле аномалий за тем же Баром. Все это пролетело перед моими глазами за считанные секунды. И все...
„Стелите гроб я спать пришел” – так кажется когда-то говорил один юморист. Сейчас эта фраза стала для меня актуальной.
Я начал молиться закрыв глаза. Сопротивлятса не было смысла. Против кого? Этого локомотива?
...смерть почему-то не приходила. Аж удивительно все атрибуты уже прошли, жизнь перед глазами и прочее, а смерти все нет.
Я открыл глаза.
Он еще здесь.
Смотрит на меня.
Кровосос, начал пятится...
Чего это вы все от меня как от прокаженного сегодня убегаете?
Задав этот вопрос я сам ответил на него. Возле меня была лужа с водой, а над головой едва тлела лампочка. Я наклонился над лужей...
То что я там увидел огорчило меня еще больше чем кровосос, который кстати уже исчез из поля зрения. Мое лицо... его не было...
То есть оно было, но оно было не моим... Белое как у мертвеца, с глубокими впадинами вокруг глаз. А глаза... Это были не глаза человека,не животного и даже не зомби. Это были глаза монстра, темные без зрачков. Монстра, которого еще не видела Зона.
Артефакт. Он во мне, а я в нем.
Мне нет дороги назад. Если даже мощнейшие монстры пятятся передомной, что скажут мои друзья, когда увидят меня.
Нет, теперь мое место среди вас, злых детищ Зоны. Теперь вы мои братья и сестры.
Но выживет ли в Зоне монстр с сердцем человека, или оно со временем также исчезнет как и все человеческое во мне. И тогда в Зоне родится новый монстр... И я сочувствую тем кто возглавит борьбу против НЕГО!!!

Пока что все. За ошыбки извиняюсь. Если понравитса, выкладу продолжениеsmile.gif
Алекс
danda, дружище, жду продолжения! замечания, или предложения выложу потом)))
x3mal18
ммм..да класно.Хочу продолжения!!! smile.gif
fen1x
danda, держи плюс smile.gif
Ржавый Арфист
Есть несколько замечаний логического и грамматического характера:
Цитата(danda @ 18.12.2008, 17:45) *
принадлежность - одиночка

Цитата(danda @ 18.12.2008, 17:45) *
Но ведь я не одиночка... я топчу Зону уже 6 лет...

smile.gif ?

Цитата(danda @ 18.12.2008, 17:45) *
Зеленое сияние от студня наливало помещения мягким светом

Может быть, все-таки "заливало"?
Цитата(danda @ 18.12.2008, 17:45) *
Рожденный аномалией электра он владел свойствами которые надавали дополнительную выносливость

По-моему, лучше будет сказать "придавали".
Цитата(danda @ 18.12.2008, 17:45) *
И здесь прозвучал ужасный, пронизывающий вопль

Я бы написал "И вдруг...".
Цитата(danda @ 18.12.2008, 17:45) *
Вокруг все задрожало, с стен все начало осыпаться, студень круг моих ног зашыпел через остатки старой отшелушенной краски, которая осыпалась в него.

Жжешь... cool.gif
С точки зрения пунктуации и правописания тоже есть что править...
x3mal18
Wanderer, я конечно извиняюсь но парень написал:"Пока что все. За ошыбки извиняюсь. Если понравитса, выкладу продолжение",и ети слова написаны не проста так,а наверное для того чтобы избежать критики относительно ошибок.

И зачем критиковать такую мелочь если сюжет и без того всем понятен.
Алекс
Цитата(x3mal18 @ 18.12.2008, 19:20) *
и ети слова написаны не проста так,а наверное для того чтобы избежать критики относительно ошибок

ты не прав! Wanderer, правильно сделал что показал ошибки. чтоб danda, мог выправить их.
Цитата(x3mal18 @ 18.12.2008, 19:20) *
И зачем критиковать такую мелочь если сюжет и без того всем понятен.

в этом и эсть вся суть критики. чтоб автор знал об ошибках в сценарии и т д.

Для справочки: danda, уже немного известный писатель "зоны" (я о Сталкере). Эсть даже небольшой свой фан клуб. smile.gif .
x3mal18
Не принимаите всьо так близко к серцу, это всего лишь майо мнение!!! unsure.gif
Ржавый Арфист
x3mal18, я пока что ни в чем не обвиняю автора. Я не сказал: "Твой текст - полный бред из-за обилия ошибок и очепяток". Я лишь указал на наиболее обратившие на себя внимание неточности, а уж править их или нет - дело автора. Все мы тут непрофессионалы, все мы тут учимся. Считаю, что чисто дружеская помощь никому не повредит. Жду продолжения, danda. wink.gif
Цитата(x3mal18 @ 18.12.2008, 20:20) *
И зачем критиковать такую мелочь если сюжет и без того всем понятен.

К сожалению (или к счастью) цельное художественное произведение состоит не только из сюжета. Играют свою роль также богатство речи, уровень владения языком, на котором пишешь, степень осведомленности о предмете описания, время, потраченное на проработку стиля и много других вещей. Все это вместе создает общее впечатление от произведения. Сюжет, пусть и довольно захватывающий, является лишь скелетом, на который постепенно наращиваются "мышцы", "нервы", " сухожилия" размышлений, описаний, образов... В общем, не буду тут читать лекции о теории сочинительства, просто дам понять, что для меня сюжет - далеко не все.
Но в конечном счете все зависит от цели, которой автор хочет добится своим произведением... Цели, знаете ли, разные бывают.
x3mal18
Wanderer, согласен с тобой!
Цитата(x3mal18 @ 18.12.2008, 19:50) *
Не принимаите всьо так близко к серцу, это всего лишь майо мнение!!! unsure.gif



проста не так понял! wink_old.gif
danda
Спасибо всем за отзыви. Также спасибо за правки граматические. Книга у меня еще не редактирована, к тому же я не очень хорошо знаю руский и использую переводчик. Но всеравно приятно что народ предилил внимание и даже не поленился выписать ошыбки. СПС

Как и обещал выкладываю продолжение:


Из дневника сталкера...Поиски.

24.08.2017 - данные из ПДА Хищного
принадлежность - одиночка
ранг - бывалый

Вот он, ориентир - два валуна, каждый наверно по 10 тон весом и старый дуб за ними. Издалека, если стоять лицом на Север, этот дуб будто обнимает своими развесистыми ветками оба валуна. Такое зрелище ни с чем не перепутаешь. Наверно именно поэтому это место избрал Проводник, чтобы обозначить переход на Агропром.
Да, именно на Агропром сразу из Кордона, не через Свалку.
Об этом проходе немногие знали, и мне пришлось выложить Проводнику значительную сумму, чтобы он поделился этой информацией со мной. Полностью я не смог расплатиться, а потому пообещал отплатить напротяжении месяца хабаром.
Хотя, возможно денег мне бы хватило, но не пойду я на поиски в старой амуниции. Поэтому вынужден был еще выложиться Зубру, проклятому барыге, за новенький „костюм сталкера „. Так среди сталкеров называется обычная военная форма, в комплект которой входит бронежилет, и пара нормальных кирзових ботинков. Сам костюм прорезинений, что предотвращает промокание, но не дает телу дышать. Выбирать мне было ни из чего. Время поджимало, денег небыло, а отправляться на поиски нужно было немедленно, ведь через три-четыре дня выброс.
Если следовать указаниям Проводника, мне нужно было за валунами повернуть направо, и через 300 метров я должен натолкнуться на сваленное ограждение из колючей проволки. А дальше передомной должно открыться болото с его камышовым царством и обитателями.
Это была Северная часть болота, а тем более ее окраина, поэтому проход по этой территории был относительно безопасен, если хоть какое-то место в Зоне можно назвать безопасным.
Впоследствии я нашел сваленное ограждение из колючей проволоки, через которое чуть ли не изодрал новые штаны еще не выплаченной униформы, а там и на тропинку в камыше.
Тропинка была очень узкой, а камыш по оба ее бока рос такой густой стеной, что проход какой он образовывал был как раз на ширину моих плеч. Идти по таком узком проходе было чрезвычайно опасно, я прислушивался к каждому шелесту в камыше, ожидая опасности в виде гадкой, скользкой лапы болотного монстра, который подстерегал свою жертву.
В таком напряжении я прошел где-то полтора километра, пока не услышал голос за спиной...
Я резко развернулся назад и направил дуло автомата в таинственного незнакомца.
Как оказался не такой уже этот незнакомец мне чужой.
Квас.
Новичок из нашего лагеря. Недавно я спас его шкуру, когда он полез на старую ферму за артефактом и очутился в ловушке в которой его подстерегали плоти. Я прибежал на крик одиночки и выманил одну плоть на себя. Когда она очутилась в узком дверном пройоми я всадил ей свинцу из своей двустволки точно в ее гадкий глаз.
Испорченный глаз было жаль, но сталкера больше.
Пока я разбирался со своей плотью, одиночка проявил мужество и метким броском направил свой охотничий нож в тоже уязвимое место в плоти что и я. Пока плоть ревела от боли облупливая и так обитые стены фермы, я вплотную еще одним выстрелом из двустволки поставил точку в ее страданиях. С тех пор этот одиночка меня не оставлял. Всюду за мной бегал, рассказывая другим, как я героически спас его от явной смерти.
А теперь этот малыш стоит за мной.
- Квас... ты что здесь делаешь!???
- Я шел за тобой... - коротко и резко ответил малыш.
- Вижу что не летел. Мне не нужна компания, я должен идти один. Так что разворачивайся и беги на базу пока не поздно.
Квас не сдвинул с места.
То есть вообще не двигался. Он просто стоял вытаращив на меня свои большие синие глаза, не делая ни одного движения, будто стоял на мине.
- Я тебе пригожусь. - опять коротко ляпнул сталкер.
- Квас, возвращайся на базу, ты мне ничего не должен, забудь. Ты хороший сталкер, когда-то будешь делать вылазки аж на Янтарь, если будешь иметь достаточно мозгов в голове повернуть сейчас назад.
Малыш продолжал гипнотически всматриваться мне в глаза не двигая ни одной мышцой на лице.
- Тогда возьми половину моего боезапаса, мне к базе близко, а тебе еще дальний путь лежит, - и малыш улыбнулся на всю ширину лица.
- Хорошо. Твоя доброта когда-то сыграет с тобой плохую шутку Квас. Но ты прав, патронов у меня действительно маловато.
Я двинулся на встречу малышу который и до сих пор стоял невозмутимо, вот только улыбка на его лице становилась все шире и шире.
К Квасу оставалось каких-то два шага, когда я почувствовал неладное в воздухе. Вокруг все утихло, даже привычное шуршание в камыше внезапно утихло. Все вокруг будто ожидало когда я протяну руку и возьму у своего друга патроны.
Квас стоял как памятник Ленину с выпростанной рукой вперед, и заманивал своей добродушной еще совсем юношеской улыбкой...
И здесь я понял что во всем этом пейзаже меня так насторожило.
Ноги сталкера.
То есть его ботинки.
Из них вытекала грязная зеленая болотная жыжа. Хотя на лице сталкера это никоим образом не отображалось.
Странное поведение человека у которого аж через верх из ботинков с булькотанием вытекает грязная вода.
- Эй, сталкер, ты ноги давно мыл? - спросил я в Кваса надеясь услышать ответ на такое аномальное зрелище ниже коленей.
Квас промолчал, и улыбка из его уст начала постепенно исчезать.
- О чем ты, Хищный??? - изобразил удивление на лице Квас, - Так тебе нужны патроны? - продолжал тыкать мне в лицо боезапас малыш.
Я выставил вперед дуло Мп5 и скомандовал Квасу положить их на землю.
Лицо малыша уже совсем потеряло маску веселья, и постепенно изменилось на более мрачную.
- Чего вылупился, выполняй команду отмычка, - уже в угрожающем тоне скомандовал я.
И здесь я почувствовал как холодный сырой поток воздуха с силой ударил меня в лицо. На мгновение я закрыл глаза, а когда через долю секунды расплющил их, то Кваса уже не было...
Передомной было кое-что хуже.
И „Кое-что” здесь как никогда подходит, чтобы дать определение этой твари.
Огромная аморфная гора слизи и мышц торчала передомной. В верхней ее части открылась полуметровая щель из какой донеслось ужасное ревение и вонь в то же время. Гора выгнулась буквой „Г” в мою сторону и здесь я увидел вместимость щели...
Здоровенная пасть была наполнена зроговелыми наростами похожими на щетины, а диаметр пасти внутри не уменьшался и шел в глубину монстра, заканчиваясь непроглядной темнотой.
Тварь резко направилась вперед разинув пасть, чтобы заглотнуть меня целиком.
Я оступился назад, зацепился за камень и полетел на спину.
Как оказалось, те два шага которые я не приступил к Квасу-твари и спасли меня. Монстр был привязан к одному месту. Такое впечатление что он там рос, или пустил корни - как угодно, но моя осторожность в который раз спасла мне жизнь.
Поднявшись на ноги я глянул в пасть теперь беспомощной твари, которая также осознав свою беспомощность в данной ситуации начала жалобно выть.
Э нет, тварь, на жалость решила подавить, а минуту тому назад мои косточки только бы аппетитно похрумывали в твоей бездонной пасти. Теперь наступила моя очередь расплаты.
Я вытянул из жилета гранату РГД 5, видернул чеку и забросил в пасть твари.
Раздался взрыв. Взрывная волна накрыла меня вместе с остатками прежнего монстра.
Имитатор.
Именно так называется тварь с которой мне чуть ли не пришлось поручкатся только что. А если бы поручкался, то думаю что потерей руки не ограничилось бы. Тварь очень коварна, хотя и не настолько опасна как даже тот же кровосос или плоть. Дело в том что она привязана к одному месту.
Этот здоровенный червь живет под землей, когда находится в неактивном состоянии. Но как только на него наступить, что я и сделал когда проходил тропинкой, он сразу активизируется и вылезает на поверхность.
Но не просто вылезает, иначе его гадкий вид сразу бы напросился на ответ в виде гранаты или выстрела из чего-то крупнокалиберного. Тварь имела способность проникать в подсознание жертвы при непосредственном контакте с ней.
Когда я наступил на имитатора он быстро считал мои последние воспоминания и создал иллюзию Кваса.
Как правило иллюзии иммитатора настолько правдивы и не поддаются сомнениям, что немногие сдержатся не подойти и поздороваться со старым другом.
Вот только мой иммитатор был, или больным, или слишком молодым, и технику иллюзий в совершенстве еще не выучил. Да и не выучит уже.
Надо же, а сначала я чуть ли не поверил. Если бы не тот дефект с ботинками в иллюзии иммитатора, то я бы в настоящий момент пил с Черным Сталкером и Семецким.
Но наверно они еще не хотят меня принимать в свою благочестивую компанию, поскольку знают что у меня важно задание.
Я прошел еще два километра тропинкой в камыше и наконец вышел к калитке...
Да именно калитке. Старая калитка сварена из нескольких уголков и перетянутая стальной сеткой. Такие когда-то были у каждого на даче, хозяин делал себе такую самодельную калитку, потому что настоящая кованая у нас скоро доставала ноги, а особенно когда хозяин отлучался ненадолго.
Территория перед вратами была практически всыпана артефактами. От самих дешевых медуз и гравий и к достаточно ценным. Среди всего этого изобилия я даже увидел две душы и кристалл.
Буду возвращаться назад, если Черный Сталкер поможет, тогда пособираю весь этот товар. А теперь моя дорога вела через небольшой лесок к месту где в последний раз отчитался мне Триня.
Я шел внимательно определяя пределы аномалий и проходя артефакты. Странно, что никто не пособирал их до меня, а возможно им также было не до них как и мне. Когда это голос из-за старого УАЗика окликнул меня...
Я сразу выставил дуло пистолета-пулемета в место откуда услышал человеческий голос.
Ко мне с поднятыми руками подошли два сталкера. Это были Кранч и Болт. Мои друзяки по лагерю. Сталкери подошли ко мне, поздоровались, но я им ничего не ответил, а только загипнотизировано всматривался в их ноги.
- Ты чего Хищный? - с улыбкой на лице спросил меня Кранч, - своих не признаешь?
- Да был у меня инцидент сегодня, чуть ли не поручкался с самим имитатором - спокойно ответил я.
- А на ноги нашы почему вылупился?
- Но, это уже не важно. Вижу что свои. От иммитатора так сильно не воняло, - и на моем лице появилась саркастическая улыбка.
От сталкеров действительно очень сильно воняло. Я не сдержался и поинтересовался откуда такая вонь. На что они расказали мне очень интересную историю.
Оказывается что они шли из Янтаря, возвращались в „Сталкер” с раздобытым хабаром. Конечно что большую его половину они реализовали еще в бункере на Янтаре ученым. Но были и у них особенные заказы от Зубра, который обещал им хорошее вознаграждение.
На Агропром они вышли со стороны карьерного озера. В действительности это не озеро, а просто большая лужа, которая заполняет дно песчаного карьера. Как только они вышли к озеру то чуть ли не столкнулись лоб в лоб с военным патрулем. Патруль оказался серьезным. Три взвода солдат, два бронетраспортери и геликоптер огневой поддержки Ми-28.
Чтобы не попасть военным на глаза сталкери решили пересидеть в заброшенном вагончике посреди озера. Обычный вагончик, которые используют строители во время строительных работ, чтобы хранить в нем все необходимые вещи.
Но пересидеть в нем они долго не смогли. Во-первых застоялая вода в озере ужасно воняет, но не это стало причиной екстренной эвакуации.
Кранч и Болт посбрасывали рюкзаки и решили перекусить пока военные исчезнут из поля зрения, чтобы продлить свой путь на Свалку. Но они услышали что-то такое, чего в Зоне им еще не приходилось слышать...
Рев
Дикий рев монстра, которого могла породить только Зона.
Этот рев сразу слился в унисон с выстрелами автоматов и пулеметов из БТРов и геликоптера.
А затем...
Что-то ударило в днище вертолета с такой силой, что тот чуть ли не перевернулся винтом книзу.
По звукам стрельбы, можно было понять что солдаты ведут не прицельный огонь. Они просто стреляют во все стороны...
Подбитый геликоптер потерял управление и начал кренить в нашу сторону озера. Не нужно было много времени, чтобы понять что еще немножко и вертолет упадет прямо на вагончик. В спешке Кранч схватил свой рюкзак, а Болт уже бежал по озере, стараясь дальше убежать от приблизительного места авиакатастрофы.
Вертолет зацепил хвостом вагончик, перебросив его как игрушку, а затем и сам упал около него. Сильный взрыв накрыл обломками сталкеров.
К счастью обломки, которыми накрыло сталкеров, были не большими, потому никто не пострадал. Болт и Кранч все озеро проползли на животе по нос в вонючей жыже. Единственное что они слышали над озером, это одиночные выстрелы автоматов и крики солдат которые сливались в унисон с диким ревом неизвестного монстра.
Так они доползли к лесистой местности, и уже оттуда пробирались от дерева к дереву, чтобы не натолкнуться на военный патруль.
Наверно это и объясняло тот факт, почему от моих друзей-сталкеров так ужасно воняло. Но в настоящий момент меня интересовал больше тот факт - что это за таинственный монстр появился в Зоне?
- А куда ты следуешь? - будто придя к себе после ужасного расказа, спросил Кранч.
- Я в подземелье Стрелка...
Мои слова навели на собеседников гримасу непонимания и в то же время сочувствия.
- Ты сума сошол! Там что-то рвет солдат как подушки! Ты верной смерти ищешь сталкер!!! - глаза Болта налились кровью.
Он не мог поверить, что человек может быть таким безразличным к своей жизни. Ведь в Зоне в сталкера единственное чем он должен дорожить это его поганая жизнь.
Болт и Кранч на минутку замолчали и перевили свой взгляд на меня. Видно было что они хотят найти ответ в моих глазах на вопрос на самом ли деле у меня есть намерение идти в тот ад, из которого они едва выбрались живыми, или возможно Зона окончательно выжгла мне остатки здравого смысла. И чем дольше они всматривались мне в глаза, тем более убеждались в первом варианте.
- Зачем тебе туда, брат? - уже на сниженных тонах спросил Кранч.
- Я иду за Трыней. Я хочу найти его, или то что от него осталось.
Болт и Кранч быстренько пересмотрелись между собой, а тогда Кранч обратился ко мне.
- Когда мы проползали у входа в хранилище Стрелка, на ПДА появилась метка Трыни... Она двигалась... Он до сих пор в подземельях...
- Мы послали ему сообщение с шифром нашего клана, но он не отозвался... - добавил Болт.
Сталкери вели к тому, что скорее всего Триня превратился в Зомби и бродит по подземелью.
- Но весть на ПДА о смерти Трыни не приходила, следовательно он не был убит! - мои слова не вселили надежды в сталкеров.
- Если ты действительно намерен идти туда, тогда возьми Пугач, - сказал Кранч и протянул мне артефакт. - У нас артефактов практически не осталось. Все мы потеряли когда спасали свои шкуры от падающего геликоптера. Но возьми хотя бы этот. Он у меня висел на поясе. Конечно от контролера не спасет, но хотя бы слепых собак и кабанов отпугает.
Я взял артефакт и нацепил его на пояс. Мне было очень приятно вплоть до комка в горле, что сталкеры отдали мне свой последний дорогоценный артефакт, посылая меня на явную смерть. Другие бы не тратили на самоубийцу даже патрона, а ценный артефакт продали бы Зубру, чтобы было на что выпить к следующей вылазке. В такой ситуации я не нашол других слов как просто сказать - спасибо.
Также я попросил Кранча и Болта не говорить Зубру, что я пошел на поиски Трыни. Ведь он сразу запишет меня в список мертвецов, тогда сталкеры, которые поручились за мои долги перед барыгой, будут расплачиваться вместо меня.
Мы попрощались, пожелали друг другу удачи и Черного Сталкера за спиной и разошлись.
Я уже был на подходе к тому месту где Кранч и Болт последний раз ловили метку Трыни. Усевшысь на холме из которого хорошо была видна местность я начал рассматривать в бинокль все возможные варианты подступа к входу в подземелье.
Нужно было незамеченным перебежать через дорогу, а дальше прячась за стволы деревьев, можно было бы добраться к входу.
Я по пластунски пополз с холма к дороге. И уже почти дополз когда почувствовал теплое веяние ветра. Неприродно теплое...
Я остановился и потянулся за болтом. Но поскольку я лежал на животе, а болт лежал у меня в куртке мне пришлось наклониться на бок. И здесь я увидел массивное черное тело на холме...
Он сидел и смотрел на меня...
Поводырь слепых псов...
Чернобыльский пес.
Как статуя, Чернобыльский пес невозмутимо наблюдал за моими действиями. Его подопечные наверно учуяли Пугач и разбежались по норам, а он решил проверить откуда поступают тревожные сигналы.
Я потянулся за МП 5... и сразу же встретил злобный оскал черного выродка.
Он читает мои мысли. Нужно освободить ум от мыслей. Но как это сделать, когда перед тобой смертельная угроза. В Зоне есть только один настолько хладнокровный сталкер, который даже молодого контролера смог напоумить. Это живая легенда Зоны - Хемуль.
Но я не Хемуль. И мне совсем не так легко забыть обо всем в мире и отключить свой мозг когда передомной 200 килограммовая туша, которая хочет меня разорвать на куски.
Я опять потянулся за оружием, но еще окончательно не определился которую выбрать. Тот же МП 5, попытка с которым провалилась пару секунд тому, или вальтер. Но это не помогло. Чернобыльский пес изгорбился и приготовился к прыжку. Еще мгновение и огромная тень от черного тела накрыла меня...
А затем взрыв...
Мясорубка.
Впереди меня была мясорубка. Она и выловила злого мутанта еще в воздухе и превратила в порох. Ну что же Черный Сталкер сегодня действительно меня сопровождает.
Я визуально очертил пределы аномалии и обошов ее быстро перебежал на другую сторону дороги. Укрытие я нашел в проходе, который вел куда-то под землю, но был завален. И все же таки здесь было безопаснее, чем на открытом пространстве. Тем более что к входу в подземелье было еще метров 200.
Я приготовился к следующему рывку, когда услышал шум винтов за тем холмом из которого только что спустился. Шум нарастал и я понял что ко мне летят военные вертолеты. Долго не думая я забился под завалы, чтобы меня не заметили.
Из-за холма вылетели три Ми-28. Они начали кружить над карьерным озером. С того места где я прятался мне было хорошо видно, что они там что-то ищут. Но пока еще ничего не происходило.
А тогда послышался дикий рев. Тот же рев, о котором с ужасом рассказывали Кранч и Болт.
Вертолеты открыли огонь по озеру. Пули калибра 7,62мм поднимали водяные фонтаны на высоту трех метров. Все озеро закипело под ливнем свинца, как одна большая аномалия. А тогда на мгновение я увидел его.
Огромный кровосос на долю секунды явился на вершине карьера, а тогда опять исчез.
Это был необычный кровосос.
Необычный своей окраской и размерами. Я еще никогда не видел такого огромного мутанта в Зоне.
Еще мгновение и один из вертолетов сильно трусануло, а тогда потеряв управление он закрутился как волчок и хвостом снес главный винт второго вертолета. Оба геликоптера рухнули в воду и взорвались.
Кровосос опять показал себя врагу и свирепо заревел угрожающе раскинув лапы и щупальца вокруг рта.
Пилот третьего геликоптера среагировал мгновенно и открыл огонь по монстру.
Кровосос перешел в режим невидимки, но было поздно. Одна из ракет выпущенных пилотом Ми-28 попала в монстра. Кровососа отбросило в воду...
Пилот начал ракетный обстрел места куда упал кровосос. Фонтаны воды били на высоту вертолета. И здесь произошло невероятное...
Быстрая человеческая тень выскочила из края карьера и в один миг очутилась на крыле геликоптера. Потом человекообразное существо резким движением вырвало фонарь кабины пилота и проникло во внутрь. И тогда внутри кабины будто произошел взрыв. Густая кровь заляпала пуленепробиваемое стекло кабины и вертолет стремительно полетел вниз.
Прозвучал взрыв.
Я выбежал из тайника и направился к входу в хранилище пока не прилетела подмога военных. Но прямо перед входом я натолкнулся на невидимое препятствие... за этим последовал сильный удар в грудь, и пролетев пять метров я ударился о дерево и потерял сознание.
Потом отдельные отрывки из памяти.
Меня куда-то тянут за ноги по подземелью, вокруг сыро, воняет плесенью, меня тянут по лужам, я намок и замерз, и весь этот ужас сопровождается тяжелым хриплым дыханием впереди. Я застонал. То что меня тягло остановилось. А тогда я увидел как в темноте блеснули два желтых, злых огонька и опять потерял сознание.
Пришел к чувству в какой-то комнате. Непроглядную темноту нарушал свет, что пробивался из-за громадного вентилятора на противоположной стене. Я попробовал подняться на ноги когда свет перед вентилятором замерцал и будто поплыл. А тогда передомной появился он...
Тот же гигантский кровосос которого подстрелили в перестрелке на карьере. Теперь он сидел передомной и злобно смотрел на меня.
Я начал понемношку пятиться к противоположной стене на что монстр мгновенно среагировал приняв позу и раскинув щупальца дико заревел.
Этот крик чуть ли не оглушил меня. Я замер на месте, поскольку не хотел злить и так раздраженного монстра. А тогда я услышал голос за спиной:
- Не бойся он не кусается, но засосет насмерть...
Я развернулся и увидел его...
- Трыня, ты?
Силуэт сталкера вышел из темноты и я увидел Трыню.
- Ну здорова брат, что привело тебя сюда, - отозвался сталкер из темноты.
- И тебе не хворать Трыня, а привело меня сюда то, что сидит сзади меня, и как ты говоришь не кусается...
Трыня выглядел как мертвец. Кожа посерела и стянулась очертив сухие жилистые мышци на теле. Впалые глаза поблескивали из темноты, а мутный белок который наполнял их добавлял лицу еще более демонического вида. Одежда на сталкере была той же в которой он пошел в вылазку. Вот только сильно потрепаная и грязная.
- У тебя вид как у свежего зомби, ты сам на себя не похож! – заметил я.
- Знаю, каждого утра приходится заново привыкать к своей внешности.
- Что с тобой произошло, Трыня? - не выдержал я.
И Трыня рассказал мне как он пробрался в подземелье, о встрече из бюрерами и артефакте Жемчужина Зоны.
Тогда он рассказал о военных, которые узнали о таинственном монстре практически у них под ногами. Конечно, что была дана команда выловить его для проведения экспериментов. Но им на пути стал кровосос.
- Он уже не раз спасал мою жизнь, - заглянув за мое плечо в сторону где сидел кровосос, заявил Трыня.
- Ты командуешь кровососом?! Этот четырехметровый монстр тебя боится?!
- Почему боится, он просто не знает что я такое. Но чувствует, что я имею что-то общее с ним . Поэтому и не трогает меня.
От удивления я аж сел.
- Так это ты его попросил, чтобы он меня не убивал, а притянул сюда? - прошептал я, будто боясь что кровосос меня услышит.
- Да. Но для него ты всеровно что баночка згущонки, в которой хочется пробить дырочку и высосать питательное содержание. Поэтому не отходи далеко от меня.
Я взглянул на кровососа, который не отводил от меня взгляда, а тогда опять на Трыню.
- И что теперь? Ты же не монстр?
- Еще нет. Но эта штука внутри ежедневно пожирает во мне остатки человеческого. Я становлюсь сильнее и более агрессивным, во мне открылись новые возможности, но я потерял много человеческого...
- Конечно, человек неможет прыгать на высоту пятиэтажки... - не сдержался я и перебил Трыню.
Трыня замолчал на мгновение будто пытался вспомнить как оно быть полноценным человеком, а не одним из детищ Зоны.
- Но должен быть выход! Помниш, ты всегда говорил что нет безвыходных ситуаций в жизни?! - с надеждой заявил я.
- Это говорил не я, а кот Васька из одноименного мультика...
Я почувствовал теплоту настоящего человеческого общения, как когда-то... в баре „Сталкер” за рюмашкой.
- А чувство юмора у тебя еще сохранилось, следовательно есть в тебе еще старый хороший Трыня!
Сказав это мне на мгновение показалось, что на мрачном сером лице Трыни блеснула улыбка.
- В Зоне всегда есть надежда для безнадежных, и находится она за Радаром, - с присущим когда-то сарказмом ответил мне Трыня.
- Ну так чего же мы ожидаем, времени у нас немного?
- Выброса! - твердо сказал сталкер.
- Выброса? Но он будет аж через два дня, так сказал Пророк в „Сталкере”!???
- Выброс будет сегодня вечером, так сказала Зона, - не пытаясь спорить со мной заявил Трыня.
Я на мгновение задеревенел. В голове промелькнула мысль, что я говорю с самим Черным Сталкером Димой Шуховим, который принял образ Трыни.
- А ты, это точно ты...? - с ноткой неуверенности в голосе сказал я.
- Тебя удивляет то, что я знаю когда будет выброс? - с иронией спросил Триня. - Не забывай что я теперь только получеловек, а полу творение Зоны. Или наоборот, я и сам запутался. Вот только знаю точно, что одна часть во мне с каждой минутой берет гору над другой. И это не та часть, которую ты когда-то знал как хорошего сталкера Трыню.
Ответ был понятным и убедительным.
- Тогда может ты и с контролером говорить можешь??? - будто уже зная ответ на свой вопрос, спросил я.
- Да. Есть у меня здесь один собеседник этажом выше. Иногда приходит ко мне на чашку чая и мы полемизируем на тему глобального потепления в Зоне, - сказав это Трыня иронически улибнулся, но я не воспринял это как шутку. Теперь я уже был готов поверить во что угодно.
- Тогда, ты наверно знаешь множество тайн Зоны над которыми ломают себе головы ученые? - продолжал я допрос Трыни.
- Некоторые знаю. Времени у нас к выбросу немножко есть. Поэтому усажывайся удобнее.
Я присел возле Трыни. Кровосос и дальше хищно смотрел на меня будто ожидая когда Трыня отлучится, чтобы полакомиться мной.Я пытался не смотреть ему в глаза, но всеровно не мог себя заставить отвести взгляд. Ведь кто знает придется ли когда-то так вблизи разсмотреть кровососа. Тем более дорога нам из Трыней выпала не близкая и уже точно не безопасная.
- А когда мы отправляемся? - не сдержал я своего любопытства.
- Когда Серый скажет, - спокойно сказал Трыня.
- Серый?! Здесь еще кто-то есть?!
- Да, и он сидит напротив тебя - показал на кровососа сталкер.
- Так это ... Серый... это...так звать твоего кровососа??? - на мгновение я потерял дар речи, а затем выдал, - а что Серый идет с нами?
- Да, ведь мы теперь одна КОМАНДА.
Алекс
Давай дальше!
x3mal18
просто отлично

+1
danda
Из дневника сталкера...
Янтарная царица.

Зона возрождалась заново.
Обычное явление в Зоне после каждого выброса. Старые проложенные сталкеровские тропы теперь опять заселили смертельные аномалии. Сейчас в Зону даже опытный ветеран не выйдет без детектора аномалий. Обычно, после выброса, из бункера БАРа первыми выходили ветераны, которые исследовали территорию на наличие аномалий, а когда находили, то обозначали ее метками. А менее опытные сталкеры, уже позднее, следили за динамикой движения аномалии и смещали метки в ту сторону в которую она ползла.
Год тому случился случай, когда здоровенная аномалия трамплин, после выброса, выросла прямо перед дверью бункера БАРа, таким образом перекрыв выход на ружу. Две недели сталкеры просидели в блокаде не имея возможности выйти на свет Божый, пока не случился следующий выброс и аномалия покинула границы своего обитания.
Конечно, что от такого стечения обстоятельств выиграл только Зубр, который кормил своими запасами сталкеров на протяжении двух недель. Но продовольствие было не самым ходовым товаром на период блокады. Беленькая, горилочка, прозрачная – называйте как угодно, но именно водка шла на ура среди сталкеров, которым небыло что делать во время блокады как рассказывать друг другу сталкеровские басни, и пересказывать приключения легендарных сталкеров в Зоне.
Это был прибыльный период для торговца.
Сильные удары от выброса ощущались даже на нижних уровнях подземелья Агропрома. Адская стихия бушевала на верху с невиданной до сих пор силой. Как правило выбросы такой силы предусматривают глобальные изменения в Зоне. Потому кто знает, что будет ждать нас наверху когда закончится выброс.
В отличие от Трыни я не мог сомкнуть глаз. Выброс который бушевал наверху не давал мне спокойно заснуть. Внутри будто все органы начали кружить в невидимом водовороте. Мне хотелось блевать, и я не рисковал, так как мне казалось что я выблюю свои легкие. Кровь пульсировала в мозг с такой силой что казалось вот-вот и она разорвет черепную коробку. Пульсирование в висках превратилось на удары молотом кузнеца. Мне еще никогда не было так хреново...
А Трыня спал как дитя.
На его лице красовалась искренняя детская улыбка. Он будто сквозь сон радовался выбросу. Будто для него это была летняя теплая гроза. Он скрутился колачиком на холодном бетонном полу, а под голову подложил рулон брезента, и в такой невинной позе спокойно видел цветные сны. Трыня всегда был странным человеком. Странным он и остался, - но до сих пор ли человеком?
Этот вопрос волновал все больше. Не загорами то время, когда я отправлюсь с ним в глубочайшие и опаснейшие уголки Зоны из которых еще никто живым не возвращался и что-то мне не хотелось чтобы у меня за плечами был не дружеский ствол АК друга-сталкера, а еще одно творение Зоны, которое она призвала в самое свое сердце.
Еще чуточку помучаясь от последствий выброса, я со временем окончательно потерял сознание.

Проснулся от шороха позади меня. Я развернулся и увидел Трыню, который собирал мой рюкзак.
- Доброго утра, сталкер – бодро сказал Трыня.
- Доброго? Какое же оно доброе, я мало все кишки не вырвал...
- Вижу сильно тебя трясло этой ночью, - с иронической улыбкой констатировал Трыня.
- А ты я вижу будто снова родился. Бодрый такой, бегаешь здесь, пыль поднимаешь. Тебя что, выбросом вообще не зацепило? – в моем голосе была ощутима нотка злости на все, на Зону с ее тварями и выбросами, на холодные подземелья и на Трыню в том же числе.
- Я уже забыл когда нормально спал. Бегаю здесь по подземельям как загнанный кровосос, жду удара в спину. А здесь мне выпала возможность хоть чуточку отдохнуть. Ведь во время выброса, все живое в Зоне прячется по норам. Так что это самое безопасное время.
Я слушал Триню, и все больше испытывал удивление его словам. Он говорил как ... как не человек. То есть в его словах я не нашел ничего такого что бы отображало его человеческое естество. Иногда мне действительно становилось жутко, когда я заглядывал в его глаза. Эти два мутноватые сгустка без зрачков, от которых так и веяло чем-то демоническим. Словом монстр. Монстр которого не видели люди и наверное даже сама Зона.
Кстати о монстрах. А где наш четырех метровый друг?
Я осмотрел комнату на предмет хотя-бы каких-то признаков кровососа, и не смог ничего найти.
- Серый скоро будет, - не отрываясь от упаковки рюкзака сообщил мне Трыня.
- А ты что, мысли мои читаешь? – недоверчиво спросил я.
- Чего ты, Хищный! Просто если бы я засыпал с кровососом, который хищно следил за мной, то проснувшись я в первую очередь бы начал искать хищника.
- Логично. Мыслишь, значит живешь – философски заявил я.
Этот ответ Трыни и действительно вселил в меня доверие к человеческому естеству побратима.
Я обратил внимание на то чем наполнял Трыня мой рюкзак. Это были консервные жестяные банки с тушонкою, без этикетки, а только со штампом выбитым на крышке. Такую тушонку я видел в БАРе. Зубр смог провернуть сделку с военными и получить за хабар пол грузовика такой тушонки и еще сухарей на додачу. Потому я имел возможность убедиться в качестве этого продукта.
Сталкер в Зоне питается полуфабрикатами или саморазогревающими комплектами. Такие преимущественно входили в паевой набор НАТОвского солдата, поэтому не каждый сталкер в Зоне мог позволить себе такую роскошь в виде горячих котлет с картофельным пюре и соусом в одной упаковке. Но сталкер человек не привередливый. Какая разница чем ты набьешь сегодня свой желудок, главное чтобы тобой ничто не набило свой.
- А откуда у тебя эти запасы, - поинтересовался я у Трыни о продовольствиях которыми он набил мой рюкзак.
- За то время которое я здесь проживаю, - Трыня гордо обвел взглядом свои владения, - я успел исследовать все уголки подземелья. И имел счастье натолкнуться на хранилище Стрелка. Кроме этих тушонок я также нашел два АКСУ и один АК-74, несколько гранат РГД5, десять пачек патронов калибра 7,62 и 5,45...
- А к МП5 там ничего не было? – не сдержавшись перебил я Трыню.
- Да, несколько пачек с улутшеными бронебойными характеристиками. А в лабораториях на нижних уровнях я нашел пару скафандров, тебе пригодится, - уверил меня Трыня.
- Мне? А ты что, собираешься в таком виде разгуливать по Зоне? Защита от радиации тебе не нужна?
- Скорее за все защита мне нужна от самого себя, - сказав это на лице Трыни осела маска грусти.
Я понял Трыню. И больше не доставал его вопросами о его чрезвычайных возможностях, которые по его мнению скорее не дар, а проклятия для него.
За минуту Трыня принес остальную амуницыю, о которой он мне рассказывал, и заходился ее паковать. А я за это время переодевался в новый костюм.
Костюм оказался удобным, не ограничивал движение, а система вентиляции не давала телу задыхаться, как это было в моем сталкеровском костюме.
- Куда мы теперь, - будучи готовым спросил я у Трыни.
- На болото через Янтарь. ЕСТЬ у меня дела к болотному доктору.
- Ты думаешь он нам поможет?
- Он еще никому не отказывал, - уверил меня Трыня и подняв мой рюкзак пошел вперед. Я молча будто за проводником последовал за ним.

Выбравшись наружу из подземелье, мы пошли к карьерному озеру, за которым находился переход на Янтарь. Проход имел вид огромной, диаметром полтора метры сточной трубы, которая торчала из берега карьера, и была удачно замаскирована кустарником.
Пройдя по трубе сто метров мы вышли на поляну перед заброшенной фабрикой.
Трыня, который был одетый в старую, подранную, воинскую плащ-палатку жестом остановил меня, а сам повернулся к Серому, который следовал за нами.
Как только Трыня подошел к монстру, кровосос сразу перешел в видимый режим и склонился к Трыне будто слушая его установки.
Эта картина продолжалась несколько минут, пока Трыня не закончил и повернувшись позвал меня к себе жестом руки.
Я подошел к нему и стал напротив, так чтобы он отделял меня собою от гиганта кровососа. Даже будучи рядом из Трыней я все равно проявлял недоверие к монстру зная что он ждет момента когда можно будет пососать из меня живицу. Фиг тебе. Недаром я столько пережил за последнюю пору, чтобы сейчас какой-либо там кровосос, пусть даже и наибольший в Зоне, пусть даже и со своим именем, приложил ко мне свои безобразные щупальца.
- Доверься мне на минуту Хищный... – попросил меня Трыня.
- На минуту, брат?! Это очень много, я запишу это на твой счет, - я хотел пошутить в стиле Трыни, но сталкер выглядел полностью серьезным.
- Если все будет хорошо, то ты еще мне спасибо скажеш!
- Хорошо??? А что может быть и плохо, - желания шутить у меня уже целиком пропало.
- Просто расслабься и не двигайся, - с присущий ему иронической улыбкой уверил Трыня.
И здесь началось.
Трыня отошел в сторону, и я оказался перед великаном кровососом.
Мать моя Зона, эта тварь за последний миг будто выросла вдвое. Или это просто страх во мне заставлял меня видеть все в других цветах и габаритах. Но тем не менее тварь поперла на меня...
Ни одна мышца в моем теле не вздрогнул. Они просто не могли... Я окаменел от неизвестного мне до сих пор страха перед монстром. А он приближался ко мне...
Еще миг и кровосос наклонился надомною, и я ощутил смрад, который он выдыхал с своей пасти... Мне казалось что я вот-вот потеряю сознание от этого запаха, у меня перед глазами на расстоянии ладони переливалось его скользкое тело...
Спасибо Трыня будет что вспомнить у костра!
Серый наклонился над моей головой, и я ощутил как его безобразные щупальца дотронулись к моей голове. Я не смог этого вытерпеть и втянул голову в плечи будто прячась от сильного проливного дождя.
Напрасно я это сделал.
Кровосос отступил назад, присел в атакующую позу и дико заревел на меня угрожающе раскинув щупальца.
- Доверься мне... Одна минута...Это все что я прошу, - я почувствовал спокойный голос Трыни позади.
Не знаю что мной руководило в тот миг, но эти слова подействовали на меня как успокоительный эликсир, я ощутил себя защищенным, и уверенным в том что поцелуй монстра не станет для меня фатальным.
Я выпрямился. И глянул кровососу прямо в глаза. Кровосос сделал то же, а потом направился ко мне.
После небольшого антракта спектакль продолжился.
Серый наклонился над моей головой, его щупальца крепко обняли ее и я ощутил как что-то теплое и вяжущее начинает стекать мне на волосы.
Мне было мерзко.
Так мерзко в последний раз наверное было тогда, когда меня обсыпало внутренностями имитатора из головы до ног.
Я собрал всю волю в кулаки чтобы выскочить с обьятий кровососа, когда ощутил что они значительно ослабли, а тогда и совсем освободили меня.
Кровосос отступил от меня, потом превратился на прозрачное марево, а тогда и совсем исчез из поля зрения.
- Поздравляю тебя!
- С чем, - обтирая слизь из головы крикнул я Трыне, - с тем что эта тварь меня обслюнявила.
- Теперь ты меченый, - улыбнулся Трыня.
- Что? Так ты дал этой твари меня пометить? – я не переставал удивляться спокойствию Трыни, - это он тебя сам попросил меня обслюнявить, я ему что так сильно понравился???
- Нет это я его попросил, - спокойно продолжал Трыня, - но могло быть и хуже.
- Конечно могло, - я развел руками в стороны показывая свое недовольствие ситуацией, - ведь ему еще чего-то могло захотеться.
- Спокойно Хищный, ты не в его вкусе.
- После последних страстных поцелуев я в этом сильно сомневаюсь, - уже на сниженных тонах продолжал я.
- Ты лучше оботрись, нам нужно отправляться. Когда-то ты мне еще спасибо скажешь, - Трыня поднял рюкзак повернулся ко мне спиной и отправился в направления домиков заброшенной фермы.
Я не стал спорить с Трыней. Вытер голову как мог от вонючей слизи и побежал доганять братана.
- А Серый куда пошел, он дальше с нами не пойдет? – прокричал я вслед Трыне.
- А ты уже соскучился за ним?
- Да иди ты, - недовольно буркнул я, - я надеюсь это останется между нами.
Расскажи это кому-то в БАРе, никто не поверит. Хотя и в Зоне невероятные вещи это догма. И не зависимо от того целовался ли ты с кровососом, катался ли верхом на химере, - всеровно друзья-сталкеры скажут что ты переборщил с народным антирадом – то есть водочкой. Но послушать такие истории возле костра не откажется никто.
А вот вопрос куда девался наш друг Серый, меня действительно интересовал, поэтому я проявил настойчивость еще раз спросить Трыню куда же девался кровосос.
- Пошел в обход Янтаря на болота. Там мы его и встретим., - ответил мне Трыня.
- А почему он...
- Потому що боится, - не дал мне закончить вопрос Трыня. – Боятся кровососы Янтаря, ты что забыл все сталкеровские басни?
- Да нет не забыл, - спокойно ответил я, - но я же думал что такой большой кровосос не должен бояться амебы...
Отсутствие кровососов на янтарном озере сталкеры обьясняли мифическим существом, которое жило в глубинах озера – Амебой. Из басен, которые рассказывали сталкеры, это существо имело вид прекрасной женщины одетой в белое, короткое платя, которое всегда было сухим, даже когда она выходила из воды. У нее были черные длинные волосы, которые тянулись по воде и были собраны в одну густую косу. А в косу были вплетенные черепа кровососов. Казалось что этот груз в ее волосах должен был доставлять ей неудобство, но она двигалась с чрезвычайной легкостью, а ее коса медленно плыла за ней, как трофейная шкура дикого зверя. В руке она держала посох, сделанный из позвоночника кровососа, а увенчивал этот посох череп наибольшего кровососа в Зоне.
Откуда она появилась в озере никто не знает, но кровососы на Янтаре все исчезли.
Говорят, что Амеба ищет достойного кровососа с которым бы она вступила в смертельный бой, а трофейный череп монстра увенчал бы ее голову.
Чего только не придумают люди, чтобы объяснить необьяснимые вещи. И дело было в том, что я в который раз убеждался в правдивости таких басен.
- Неужели она существует? - не уточняя о ком речь спросил я у Трыни
- Может существует, а может и нет, - неповорачиваясь сказал Трыня, - если Серый решил пойти в обход, тогда ему действительно есть чего бояться.
Мне было трудно в это поверить, но и неверить я не мог. Когда ты в Зоне, то твои глаза видят такое от чего в реальном мире человек сразу же побежал к психиатру. А здесь приходится с этим мириться.
Мы уже миновали первое здание фермы. Здесь наверное разводили коров, поскольку под стенами тянулись длинные желоба, в которых кое-где еще виднелось запревшее сено. Я внимательно шел за Трыней не отступая и шагу в сторону. Он прекрасно ориентировался на местности и обходил аномалии так будто возле каждой стоял флажок с буквой «М».
Не дойдя пару метров к долгому зданию Трыня остановился и жестом руки оповестил меня, что впереди опасность...
Мясорубки выстроились стеной прямо перед нами. А с обеих сторон земля вгибалась под весом здоровенных гравиконцентратов. Единственная дорогая была через помещение фермы, но именно это и настораживало. Вся эта ситуация была похожая на лабиринт для лабораторной мышки, в котором ученые открывая определенные сегменты лабиринта, а другие перекрывая, заставляют грызуна двигаться в том направлении, которое им требовался.
Трыня глянул на меня, будто ждал моего согласия на то чтобы зайти во внутрь фермы. Я пожал плечами, будто говоря, а что нам еще остается, и мы пошли во внутрь.
Внутри пахло сеном, а луч солнца, которое пробивалось сквозь маленькие окошки в стенах будто свет от прожекторов отбивался на бетонном полу.
В дальнем конце фермы была сплошная тьма, поскольку окошка которые хоть чуточку проливали дневной свет в середину помещения там были заколочены досками. Единственное что пробивалось из тьмы был старый трактор „Беларусь”, который наверное когда-то развозил сено в коровнике.
Мы включили фонари и подались во тьму.
Когда это Трыня внезапно остановился.
Я глянул через его плечо и увидел два огонька что промелькнули за трактором и внезапно исчезли. К тому же их движение было необыкновенным, они прыгали вниз вверх обрисовывая такую себе кривую кардиограммы.
Такое движение и тихое попискивание присущее только одному монстру в Зоне...
- Тушканы?
- Да, где-то штук тридцать, - ответил Трыня и снял АКСУ из плеча.
- А может лучше гранатой?
- Нет! – Трыня повернулся ко мне и своим видом дал мне понять что это было бы самоубийство, - и стрелять только по моей команде, когда они появятся из тьмы. За трактором расположена цистерна с топливом, если попадешь по ней, похоронишь нас вместе с тушканами.
Я уже даже не стал спрашивать Трыню как он смог увидеть в полнейшей тьме тушканов, да еще и цистерну с топливом. Сам догадался, да и не время было выяснять о сверхъестественных способностях моего друга.
Шум во тьме стал все более похожим на рычание маленьких медвежат. Он нарастал и приближался. Весь пол во тьме укрылся маленькими огоньками, которыми блестели глаза этих прожорливых монстров.
Трыня направил ствол во тьму, а я последовал его примеру.
- Стреляй под углом 45 градусов к земле, и не дальше чем на пять метров от себя, таким образом мы обезопасим себя от попадания в цистерну!
- Понял, - и я хлопнул Триню по плечу рукой, как это делают в американских боевиках спецназовцы, чтобы не разводить болтовни.
- Огонь!
Эта команда будто прозвучала призывом для монстров, которые ринулись стадом на нас из тьмы. Два ствола вместе с тем открыли огонь, и первые солдаты в ополчении монстров легли в пяти метрах от нас. Но это отнюдь не напугало остальных тушканов.
Монстры быстро поняли, что идти на таран гиблое дело, потому начали разбегаться в разные стороны, а уже оттуда не массово, а поочередно наносить удары.
Обычно косить из автомата цель, которая на тебя прет намного проще и особого мастерства не требует, а вот палить по монстрам, которые нападают из разных сторон причем только и ждут, когда ты отвлечешься, чтобы вцепится зубами тебе в шею - дело практика.
Мы перешли в одиночный режим ведения огня. Таким образом решили сэкономить патроны, да и стрелять попусту в воздух могло привести к тому, что пуля могла срикошетить и попасть в цистерну с бензином, а это бы свело все наши старания на нет.
Тушканы начали пригать на стены и отталкиваясь от них нападали на нас со всех сторон. Это было похоже на спортивные соревнования стрельбы по тарелкам. Растерзанные пулями монстры падали возле наших ног. За моими подсчетами мы должны были положить уже где-то большую половину монстров.
Видно я сильно увлекся арифметикой, подсчитывая количество трупов под ногами, потому что пропустил как ко мне подкрался один из монстров. Он прыгнул мне на шею и заходился своими кенгурячими передними лапами рвать мой скафандр.
Спасибо Черному Сталкеру скафандр оказался крепким и не подался механическим повреждениям. Я схватил его за голову, бросил под себя и раздавил ногой.
Пока я разбирался со своим тушканом, Трыня уже добивал остатки монстров.
- Скажи мне одно Трыня, - тяжело дыша после боя я спросил у Трыни, - ты рассказывал что перед тобой бюрери дохли и Серый пятился, чего же эти малыши мало нам кишок не повыдирали?
- Контролер – коротко ответил Трыня.
- Контролер? – попробовал имитировать удивление я, - ти же и с ними умеешь договариваться, не так ли?
Трыня развернулся ко мне, закинул калаш за спину и присел к рюкзаку чтобы достать новый рожок. На его лице осела растерянность и вместе с тем сконцентрированность. Казалось что мой вопрос интересует не только меня одного, но и он до сих пор не знает окончательного ответа на него.
- Я еще и сам не знаю ЧТО я, - Трыня продолжал смотреть в рюкзак будто там был написанный ответ на его вопрос. – Возможно мое биополе действует только на определенном расстоянии. А контролер не попал в зону его действия.
- А тушканы, - я дальше продолжал допрос Трыни, - почему они тебя не испугались?
- Тушканы, - и Трыня улыбнулся, - этим тварям мозга хватает для того чтобы найти и сьесть, о никакой осторожности и идти не может, а под ментальным контролем контролера эти паразиты превращаются в кукол-марионеток.
Я понял, что даже под прикрытием своего друга-сталкера, с его сверх возможностями которых он и сам до конца еще не понимает, в Зоне на меня ждет опасность даже от наименьших ее жителей.
- И что теперь, будем искать контролера?
- Нет потеряв „войска” он уже давно где-то спрятался, - Трыня закончил с рюкзаком и закинул его на плечо, - наверное сидит сейчас бедолага где-то в кустарнике и молится чтобы его не найшла бывшая жертва, а теперь доминирующий враг.
- Как ты его назвал – „бедолага”, - мои глаза налились кровью, - ты брат давай кончай с этим панибратством. Минуту назад этот монстр хотел тобой пообедать, а сейчас ты сильно переживаешь за его психическое здоровье. Я не удивлюсь, если скоро увижу как ты чернобыльского кабана из рук кормишь!
- Кстати, кабаны очень умные мутанты...
- Хвати! – сорвался я на Трыню – Мутант это наш враг которого надо уничтожать, иначе он уничтожит тебя.
Сказав это я призадумался. Я совсем забыл почему мы здесь, и Трыня кажется понял мою внезапную паузу.
- Что же брат, тогда держи меня на прицеле, прийдет время и ты уничтожишь еще одного урода Зоны, - сказав это Трыня развернулся и пошол к выходу.
Мне стало очень неудобно. Я прекрасно понимал ситуацию, понимал как тяжело сейчас Трыне, и осознавал как глубоко ранил его тем что только что наговорил.
- Трыня, извини меня радиоактивное мясо.У меня в Зоне мозги совсем высохли. Только и жыву что по принципу „бар-хабар”.
Трыня ничего не сказал. Он прошел еще несколько шагов, а тогда повернулся ко мне и улыбнулся. Это означало что извинения приняты.
- Если выживем обязательно заведу себе кабанчика и назову его Трыня – решил пошутить я – буду выгуливать, все как полагается, честное слово!
- Ага, может он тебе еще газеты носить будет из блокпоста и тапочки теплые – и оба искренне захохотали.
Где-то через час мы должны были выйти к Янтарному озеру. Поэтому не тратя времени отправились в дорогу.

Перед нами раскинулось спокойное плато Янтарного озера. Настолько спокойного, что казалось оно стеклянное и ничто не может поднять волны на нем. А старая техника, крыши которой выглядывали из воды, напоминала лягушек в пруду которые выдвинув головки спокойно наблюдают за внешним миром.
И этот мертвый покой который властвовал на озере как раз и скрывал в себе наибольшую опасность. Чем ближе приближался к воде, какая-то невидимая сила тягла тебя все дальше и дальше в бездонные глубины озера. Не один сталкер нашел здесь свой конец. Достаточно было посмотреть на свое отображение в воде как ты уже не мог отвести от него взгляда, и тебе хотелось воссоединится с ним.
Мы с Трыней также решили не рисковать подходить близко к воде, поэтому держались в стороне. Аномалий здесь было мало, соответственно и артефактов не густо, поэтому мало кто из сталкеров заходил сюда. Все считали это озеро проклятым, но это был кратчайший путь на болото.
Я уверенно шел за Трыней и теперь уже ни на миг на сомневался в правильности его выбора. Если он решил идти через янтарное озеро значит так нужно было. Возможно он просто хотел выиграть время, поскольку ощущал необратимые изменения внутри себя, которые пожерали его человеческое естество и с каждой минутой превращало его на монстра.
После нескольких часов ходьбы я не выдержал и попросил Трыню сделать привал. Трыня с пониманием отнесся к моей просьбе, вытянул из рюкзака банки с тушонкою и заходился открывать их.
Это конечно не ужин гурмана, но для условий Зоны подходит.
Свою тушонку я ел с таким увлечением что даже не заметил, что Трыня к своей порции не дотронулся.
Поужинав я расспросил Трыню о дальнейшем маршруте, ведь уже темнело, а к болоту нам нужно было идти еще часа два.
- Пойдем среди ночи, - констатировал Трыня, - я хорошо вижу во тьме, так что можешь мне довериться.
- Да я тебе верю, - приподнявшись на ноги я заходился закапывать остатки вечернего банкета, - тогда не будем тратить времени, для нас каждая минута дорогая.
Трыня словно ждал когда я это скажу, бодро вскочил на ноги, закинул рюкзак за спину, и пошол дальше вдоль берега озера.
Пройдя еще час мы оказались в полной тьме. В Зоне ночи наступают иногда внезапно, будто кто-то выключил свет. Я включил свой фонарик, поскольку на расстоянии вытянутой руки не видел ничего. А вот мутанты в этой полнейшей тьме видят чудесно. И если случилось так, что сталкера застала ночь в Зоне то будь готовым, что к утру ты не дотянешь.
Трыня приказал мне спрятать фонарь и просто держаться за него. Я шел как слепой с поводарем не видя в полнейшей тьме даже Трыни.
Когда вдруг зеленое сияние из озера осенило нас.
Спокойное плато озера взволновалось и разошлось волнами из центра где появилось таинственное сияние.
А тогда появилась она...
Прекрасная, озаренная светом...
Янтарная царица – Амеба.
Еще один миф в Зоне теперь стал реальностью. Я не знал радоваться или грустить по этому поводу. С одной стороны увиденного за последнюю пору мне хватит до конца жызни чтобы писать мемуары и продавать бестселлери.
Но с другой стороны чего ждать от этого... даже не знаю как ее назвать.
Она подняла свой посох вверх и осветила все вокруг зеленым, мягким светом. Черепа кровососов в ее волосах то потопали, то снова выныривали. Белое коротенькое платье колебалось на ветре, тем самым прибавляя Амебе воздушной легкости. А тогда она поплыла по воздуху как призрак к нам.
Я посмотрел на Трыню ожидая ответа в его глазах и указаний как действовать дальше, но они были не со мной. Трыня был очарован Амебой, а она похоже ним. Я оказался совсем лишним на этом романтическом свидании.
Трыня пошел ей на встречу.
- Триня стой! Мы же не знаем что она такое, - я бросился к Трыне, стараясь остановить его, но он умело освободился от меня и продолжыл свой ход на встречу озерной красавице.
- Ей нужен я, не бойся Хищный. Она, это то что я искал, и в конце концов нашел.
Мне совсем не нравился такой ход событий.
- Трыня это ловушка! – я продолжал уговаривать Трыню повернуть назад. Но было поздно он уже стоял поколена в воде, а Амеба протянула к нему свои белоснежные ручки.
Когда вдруг они будто начали растворяться в воздухе. То есть стали невыразительными будто стояли в жарке, которая окутала их горячим воздухом...
Амеба отступила и закричала будто серена. В тот же миг вся ее волшебная краса пропала где-то в глубинах озера, а перед нами явилась старая ободранная баба в лохмотьях но с теми же атрибутами что и ее волшебная предшественница – с посохом и черепами в облезлых волосах.
А за спиной Трыни появился четвертый игрок этого противостояния.
Серый.
Не знаю что заставило его прийти сюда, но сейчас я как никогда был нему рад.
Кровосос одним прыжком перепрыгнул через Трыню и вместе с Амебой повалился в озеро.
Я тем временем быстро вытянул Трыню из воды, который еще не осознавал что творится, но также наблюдал за смертельным противостоянием Серого и Амебы.
Кровосос могущественными лапами рвал Амебу которая дико кричала и старалась вырваться с его смертельных объятий.
Вдруг кровосос заревел и согнулся над водой. Амебе удалось попасть ему посохом в грудь. Рана на груди Серого сразу же засветилась зеленым.
Амеба решила развить успех и бросилась добивать кровососа, но тот умело вывернулся из-под ее посоха и принял атакующую позу. Кровосос угрожающе заревел и бросился на Амебу.
Эта битва титанов продолжалась еще несколько минут с переменным успехом, пока Серому не удалось могущественным ударом обезоружить Амебу выбив посох ее рук. За миг ее голова оказалась в его когтях, а еще через секунду он разорвал ее пополам.
В приступе злости кровосос бил мертвым телом Амебы об воду, пока не успокоился. А тогда бросил остатки янтарной царицы в воду и пошел к нам с Трыней.
Он обезсилений повалился возле нас и тяжело захрипел. Зеленая рана на его груди приобрела угрожающих масштабов для жизни монстра.
Трыня прийдя к себе бросился к монстру и начал осматривать рану.
Не та признательность которой я ожидал, но я и этим удовлетворился.
- Что с ним Трыня?
- Посох Амебы... он смертельный для кровососа, - Трыня склонил голову над тяжело дышащим монстром.
- Но кровососы же имеют удивительную способность к регенерации, - решил я подбодрить Трыню.
- Но не в этом случае, тогда бы ее волосы не украшало такое количество черепов.
Я чудесно понимал грусть Трыни, но и осознавал что нам нужно продолжать свою дорогую, ведь на кону жизнь Трыни.
- Трыня, нам нужно отправляться, мы и так здесь задержались!
- Доктор! Ему нужен Доктор, - с безумием в глазах проговорил Трыня. – Мы отведем его к Болотному Доктору.
- Но как мы...
- Он сможет дойти, - перебил меня Трыня, - я знаю!!!
Кровосос собрался с последними силами и поднялся на ноги, а тогда долго не думая побрел вперед.
- Вот видишь, у него выйдет, - с энтузиазмом в глазах сказал Трыня.
- Я молю Черного Сталкера чтобы у тебя все вышло!
Зеленое сияние, из того места где упокоилась янтарная царица, и до сих пор освещало нам путь, хотя уже и не так ясно. И мы снова в своем полном составе отправились в дорогу...
Алекс
жду продолжения!
danda
Из дневника сталкера...
Грех

Темно то как на болоте, хоть глаз выколи. Под ногами хлюпает, ботинки промокли насквозь, а сырость такая, что даже вдыхать больно. Такое впечатление, словно с каждым вдохом тебе вливают в легкие пол-литра вонючей болотной жижи. Вот такая вот это романтика гулять ночью по болоту. Единственным источником света в такую пору могут послужить разве что глаза монстров, которые огоньками бегают вокруг тебя выжидая удачной возможности для атаки.
Говорят, что под болотами кроются пустоты. Такие себе резервуары с воздухом. А слухи появились вот откуда...
Ходил когда-то по Зоне сталкер Люфа. Похабный был человяга, никто с ним дел не хотел вести и даже в вылазку с ним не ходили, но он имел счастье всегда возвращаться живым из Зоны. Но возвращался всегда порожняком, разве что пару медуз да гравий приносил, чтобы было на что продовольствия закупить и снова в Зону. А так, чтобы достойное что-то принести, ради чего сталкеры жизнью рисковали, такого за ним не замечали. Складывалось впечатление, что в Зону он на прогулку ходит. Короче странный был сталкер.
Так вот, однажды приполз он в БАР еле живой, весь ободранный, грязный с головы до ног. Якобы обычное явление для сталкеров, которые приходят из дальних рейдов в Зону, но не для Люфы. Этому сорванцу постоянно везло, а возвращался из Зоны как со светского раута весь при параде и без единой царапинки. Еще тогда среди сталкеров возникли сомнения относительно Люфы. Что-то с этим бродягой было не так. А здесь он в таком состоянии! Конечно, это вызывало удивление.
После часа реанимации народными средствами, сталкер пришел в чувство и рассказал все как было.
А было так.
Поперся он какого-то черта на болота, сказал, будто искал там артефакт один, который очень хорошо от радиации спасал. Учитывая то с чем приходил Люфа в Бар после таких ходок, в его слова меньше всего верилось. И, тем не менее, искал он все-таки свой таинственный артефакт и вдруг натолкнулся на двух кровососов возле большой трясины. Отстреливаться он от них не стал, а забежал в трясину по хорошо известным ему тропам.
Дело в том, что через эту трясину лежит кратчайший путь к Болотному Доктору. Поэтому сталкеры нашли безопасные тропы в самой трясине и таким образом пробирались через нее. Монстры туда не лезли, поскольку знали опасность таких мест, поэтому и паслись в сторонке, не соблазняя судьбу.
Кровососы только дико рычали и суетились на берегу, но не рисковали следовать за сталкером. И вдруг сталкер потерял опору под ногами.
Очнулся он в полной темноте.
Быстро достал из рюкзака фонарик, который принес с собою еще с внешнего мира. На нормальный фонарь, которым пользовались все сталкеры, цепляя его на голову, Люфа пожлобился раскошелиться. Просветив туман вокруг себя, он увидел, что находится в мокрой болотной пещере. С потолка постоянно капало, а в воздухе стоял ужасный затхлый запах, от которого аж в голове дурманилось.
Поднявшись на ноги, Люфа побрел в глубь пещеры, освещая себе путь в полной темноте метр за метром. Пройдя так по его меркам метров сто, он вдруг почувствовал странный шорох позади. Казалось, будто что-то плескается в болоте за его спиной, и восприняв это за плеск воды которая капала с потолка пещеры, сталкер решил проигнорировать тревожный сигнал.
Пройдя еще пару метров, он почувствовал уже знакомый шорох впереди, а потом снова позади. Это уже насторожило сталкера, и он достал из-за пояса свою беретту. Приложив фонарик к пистолету, Люфа прицелился во тьму и выстрелил.
Вспышка огня, которая вырвалась из ствола пистолета, на миг выхватила из тьмы чудное создание. Оно было похоже на зародыш малыша, с большой головой, маленькими ручками и ножками, которыми оно перебирало глинистую поверхность под собою и ярко выраженным позвоночником из-под тоненькой кожи на спине. Сталкер сразу перевел на малыша свет фонаря, но замешкался и не выстрелил.
Сразу было понятно, что создание слепое, поскольку никак не отреагировало на свет, а только с любопытством завертело головой, стараясь распознать незнакомца. Люфа был чудаком, но такого от него никто не ожидал. Мало того, что он сразу не выстрелил по неизвестному монстру, так он еще и приблизился к нему чтобы лучше разглядеть чудо катакомб.
Сталкеры, слушая этот рассказ Люфы в Баре, то и дело плевались и говорили, что ему Зона окончательно мозг выжгла. Но, тем не менее, всем было интересно чем закончилась невероятная история с Люфой и маленьким чудом Зоны. Итак, сталкер продолжил...
Присев возле монстренка, Люфа начал вглядываться в его анатомическое строение. Кожа на брюшке существа была практически прозрачной и видно было как внутренности пульсируют, обеспечивая жизнедеятельность малыша. Его глаза были белые, как и его кожа, а рот такой маленький, что сразу сталкер его и не разглядел.
Люфа протянул руку к монстренку, стараясь ощутить теплокровное ли это создание или наоборот холоднокровное. Но малыш резко отскочил назад от руки сталкера и выдал звук похожий на трещание гремучей змеи только не такой резкий.
Это был тревожный сигнал, на который Люфа снова не обратил внимания, увлекшись исследованием неизвестного человеку в Зоне.
Только после того, как он ощутил шипение позади, вся жажда к познанию неизвестного куда-то вдруг пропала. Люфа развернулся и луч фонаря выхватил из тьмы ужасного гуманоидного монстра. Наверное это была взрослая особь.
Перед сталкером стоял монстр, опираясь на четыре конечности, он шипел и готовился к нападению. Из пасти твари потоками лилась густая слизь. Единое чем этот монстр напоминал малыша, с которым еще пару секунд назад хотел поиграть сталкер, были большие белые глаза.
Пасть, в отличие от маленького предшественника, теперь занимала половину головы. Усеянная острыми зубами, через которые просачивалась слизь, всем своим видом давая понять, что монстр настроен крайне недружелюбно. Позвоночник на спине монстра вырос к гигантским размерам и теперь скорее напоминал гребень стегозавра – динозавра, который жил миллионы лет тому назад.
И такое чудо Зона может приготовить сталкеру.
Монстр согнулся готовясь к прыжку и с шипением бросился на Люфу.
Беретта выдала на гора три выстрела, которые гостеприимно встретили монстра в голову. Фонарь сталкера выпал с его рук и упал в болото, лишив Люфу последней светлой надежды.
Пещера снова погрузилась в полную тьму, но не для монстров что жили там. Люфа развернулся в противоположную сторону от только что нападающего монстра и бросился убегать, ничего не видя перед собою. Единое что давало стимул не останавливаться и даже не осматриваться это шипение монстра позади, который уже отошел после казалось бы смертельного гостинца в голову.
Не долго продолжалась погоня, поскольку в полнейшей темноте человек не может долго бежать быстро теряя ориентацию в пространстве. Итак, через миг Люфа ощутил как острые когти вонзились ему в спину. Вместе с монстром он повалился в болото и начал борьбу за свою жизнь.
Монстр всячески старался добраться к шее сталкера, чтобы закончить мучения жертвы, но жертва не поддавалась. Мало того, даже старалась оказать сопротивление агрессору.
Сталкеру удалось осуществить еще несколько выстрелов с береты в живот монстра. Монстр заревел от боли и холодные внутренности из разорванного живота твари вывалились на руки Люфы.
Ощутив временное преимущество, Люфа оттолкнул ногами холодное и скользкое тело умирающего монстра и быстро бросился убегать в противоположном от монстра направления. Но, не пробежав и нескольких метров, сталкер снова потерял ощущение опоры под ногами...
А дальше... Дальше рассвет на болоте...
Люфа оказался на болотах. На поверхности. В уже знакомых ему местах.
Он еще никогда не был так рад видеть Зону. Все ту же опасную Зону с ее опасными болотами и не менее опасными монстрами, которые жили на нем. Складывалось впечатление, что Зона проглотила его на миг. Но толи не пришелся он ей по вкусу, толи может еще что-то сыграло свою решающую роль, и она выплюнула его наружу.
Оказавшись на поверхности, сталкер пошел в БАР, где его встретили удивленные лица, дивясь такому стечению обстоятельств с самым везучим сталкером в Баре.
Вот такая вот история послужила причиной слухов, якобы под болотами есть пустоты на манер катакомб с не менее опасными жителями, чем наверху.
Но проверять достоверность этих слухов нам с Трыней и раненным Серым не было времени. Нужно было как можно быстрее добраться к Болотному Доктору, который, я уверен, нам поможет. Точнее Трыни и Серому.
Теперь у меня уже есть два пациента для Доктора. И в отличие от второго, жизнь которого с каждой минутой покидала, первый еще мог разобраться со стаей мутантов в считанные минуты.
- Далеко нам еще к Доктору? - поинтересовался я у Трыни, поскольку уже окончательно потерял счет времени и пространственную ориентацию в полнейшей темноте.
- На рассвете выйдем к дьявольскому дубу, а там уже прямая дорогая к Доктору -
Трыня говорил шепотом, словно боялся накликать беду.
- А почему бы не пойти через большую Топь, - продолжал я, но теперь тоже уже шепотом, - так мы смогли бы сэкономить пол дня?
- Я не поведу Серого через топь, - Трыня продолжал идти не останавливаясь ни на миг, а с течением времени только прибавляя в своем темпе, - кровососы не знают троп которые ведут через трясину. Тем более они очень узкие, а Серый раненный, я не смогу провести его даже если он будет идти за мной след в след!
Можно было и самому догадаться, что монстры не знают троп через большую трясину. Но я как-то на миг забыл, что Серый монстр...
Мать моя Зона, неужели я это сказал!
Я привязался к этому великану, который на раз может сломать меня как сухую хворостинку. Но мне действительно хочется довести его к Доктору и чтобы все обошлось как можно лучше для них обоих.
Возможно это из-за Трыни?
Трыня в Зоне мне заменил родного брата и отца. А новый друг, который у него появился, хотя и не такой как все, но удачно вписался в нашу семью.
Это же надо, теперь я называю его частью нашей семьи. Возможно, это его слюна так на меня подействовала? Может в ней были какие-то ферменты, которые разбудили во мне такие чувства...
А возможно я и сам становлюсь монстром?
- Ты не монстр! - прозвучали из тьмы слова Трыни.
- Ты снова читал мои мысли? – ответил я, но в моем голосе не было уже нотки неудовольствия, наоборот, радость из того, что теперь не нужно будет задавать Трыне глупых вопросов и снова злить его. Тем более в такой ситуации.
- А что же тогда означал весь тот спектакль с поцелуем кровососа?
- Поцелуем? – я хотя и не увидел, но точно ощутил ироническую улыбку на лице Трыни, - ну пусть будет поцелуй, думаю, Серый не обидится. Он тебя пометил, чтобы обезопасить от себе подобных. Видишь огоньки, которые время от времени загораются на расстоянии? Это они, кровососы. Чуют твари, что гигант умирает, ищут возможности, чтобы его добить.
Я осмотрелся и действительно увидел как несколько огоньков засветились и внезапно потухли вдали. За несколько минут я смог насчитать их два десятка.
- А зачем им убивать Серого? – решил я поинтересоваться у Трыни.
- Такой у них закон, - в голосе Трыни была ощутимая ненависть к хищникам, которые покушаются на Серого, - самый большой кровосос до тех пор есть вожаком, пока он здоровый и может отстоять свое место в иерархии...
Иерархия у кровососов? Это же надо, а я думал, что эти твари тупые машины для убийства. А у них оказывается и порядки, и вождь свой есть.
… - итак, как только вожак слабеет, - продолжал Трыня, - его сразу уничтожают, а на его место приходит новый, который избирается путем поединка. Поединка сильнейших кровососов. Серый стал вождем, разорвав своего предшественника, когда тот был подорван военными в подземельях Припяти. Тот кровосос не имел таких гигантских размеров, хотя и отличался габаритами среди своего вида. Серый тогда в изнурительной кровавой бойне смог тяжело ранить вожака и разломить тому череп. Съев мозг противника, он автоматически стал сильнейшим кровососом в Зоне. Итак, уже два года Серый удерживает это звание и ни один кровосос не осмелился бросить ему вызов. А после боя с амебой я и сам убедился, что это именно тот кровосос которому судилось быть вождем.
История Трыни поражала. Я никогда не мог подумать, что мутанты в Зоне живут по своим порядкам. Для сталкера это были бездумные твари, которых порождала Зона для того, чтобы расширить свои владения.
- А чего же они тогда ждут? Почему не нападают на Серого?
- Боятся, – ответил Трыня, - нас с тобой и боятся. Но они своего шанса не упустят. Они будут нас преследовать постоянно, пока не выпадет возможность напасть на Серого.
- Это что же значит, мы ведем с десяток кровососов за собою к Болотному Доктору?
- Там мы будем в безопасности, - уверил Трыня, - и Серый тоже. Кровососы никогда не осмелятся зайти во владение Доктора. Тем более что и доктор в хороших отношениях с монстрами Зоны. Ну, разве что с химерой в нейтралитете. Это кошка, которая гуляет сама по себе. Она не трогает его, а он ее. Главное нам не пересечься с этой тварью.
- А что, с химерой никак не выйдет договориться? - я на миг сам понял абсурдность своего вопроса. Просто я так привык что нахожусь под защитой Трыни, который покоряет кровососов и контролеров, что на миг стал весьма беспечным. А в Зоне это непростимо. Осторожность – вот основной закон выживания в Зоне.
- Химеры это не просто монстры, - решил ответить на мой вопрос Трыня, - это высшая иерархия существ в Зоне. Химеры не поддаются общим законам жизни Зоны. Ними руководит высший разум...
- Монолит?! – перебил я Трыню.
- Ну, пусть будет монолит, - ответил Трыня, - дело в том, что этот монстр не призван быть боевой единицей в армии Зоны, он скорее военачальник. Химеры появляются там где есть наибольшая угроза безопасности Зоны. Именно тогда высший разум, или как ты говоришь монолит, отправляет на встречу своего самого ужасного слугу. И так как наш путь лежит в центр Зоны, рано или поздно наши пути пересекутся с этим монстром. И тогда... А тогда будет видно.
Довольно оптимистичное окончание в исполнении Трыни. А то наслушавшись об этом чуть ли не бессмертном слуге Зоны, мои ожидания добраться до монолита исполнились пессимизма даже будучи в сопровождении Трыни.
А пока лучше решать проблемы по мере их поступления.
Заслушавшись историй Трыни про странный и невероятный мир Зоны я даже не заметил как настал рассвет.
Вокруг все посерело. Я уже смог ясно видеть впереди себя Трыню и могущественного Серого, а также с десяток кровососов, которые взяли нас в круг и держась на расстоянии следовали за нами.
Со временем показался и наш ориентир – дьявольский дуб.
Название свое он получил также благодаря странному обстоятельству. Ветераны рассказывали, что постоянно наталкивались на трупы сталкеров, которые висели на развесистых ветвях этого тысячелетнего великана. Хотя сколько ему на самом деле лет никто не знал. Тем более что после второго взрыва на ЧАЭС можно было смело начинать новый отсчет всего в Зоне.
Так вот, тела сталкеров там появлялись не случайно – это был знак. Знак того, что скоро кто-то из сталкеров умрет.
Именно так. Сталкеры, которые проходили рядом с дьявольским дубом иногда видели трупы своих друзей, которые до сих пор топчут Зону. Но появление трупа живого сталкера на дубе означало, что в ближайшее время сталкер встретит свою смерть в Зоне.
До сих пор эти мистические знаки сбывались. Случались случаи, когда ветераны возвращались в БАР и видели там «живого мертвеца».
Так было и со сталкером Глиной.
Ветераны, которые вернулись из вылазки на болото стали свидетелями того, что Глина висел на дьявольском дубе. Все его тело было ужасно изуродовано, будто асфальтовый каток проехал по нему. С этой вестью они вернулись в БАР.
Но там их ждал Глина...
Живой и целехонький. Сталкер сидел себе за барной стойкой, попивал водку и шутил с друзями-сталкерами.
Ветераны решили не рассказывать о том что увидели на дьявольском дубе ссылаясь на то, что труп был очень истерзан и возможно они ошиблись в его идентификации. Потому они просто присоединились к сталкерам, чтобы выпить вместе водки.
Как оказалось, выпили они за упокой Глины.
В тот же день Глина попал в огромный гравиконцентрат. Его тело раздавило до невозможности опознания.
Вот такая вот история. Вот потому если Зона подает какие-то знаки, нужно к ним прислушиваться. Кто знает, возможно, через мгновение это тебе спасет жизнь, или предупредит об опасности.
Сейчас я более всего боялся увидеть на дубе наши с Трыней тела. Ведь учитывая настроенность кровососов покончить с длительной диктатурой Серого, мы также могли попасть под раздачу. Точнее не мы, а я. Трыня с ними разберется, а моя защита от кровососов, которую любезно мне предоставил Серый, перестанет действовать после его импичмента.
И вдруг кровососы начали отступать...
Монстры перешли в режим невидимости и исчезли из поля нашего зрения. Вместе с тем мы услышали выстрелы, которые прозвучали у нас за спиной.
- Грешники, - выдал Трыня, - проклятые стервятники! Только их здесь не хватало!
- Так что для нас грешники, - с уверенностью заявил я, - главное, что кровососы отступили, а с этими мы разберемся.
- Так в том то и дело, что кровососы не отступили, - с сожалением ответил Трыня, - теперь мы заперты с обеих сторон. Кровососы почуяли грешников и спрятались из их поля зрения. Они ждут, когда грешники нападут на нас, чтобы мы ослабили свои оборонительные позиции и тогда сразу же нападут на Серого. Убежать от грешников мы также не сможем поскольку Серому все хуже и хуже, он слабеет и боюсь боя он не выдержит.
- Что же тогда нам делать?
- К сожалению, не знаю, – Трыня не смог найти ответа на мой вопрос, - оба варианта проигрышные для нас. Вступим мы в бой с грешниками, или будем убегать от них - закончится для нас трагически, а в первую очередь для Серого.
Да, ситуация действительно казалась безвыходной, ведь к Болотному Доктору еще надо было идти несколько часов, мы не сможем все это время убегать от грешников. Ну что же, тогда остается только одно...
- Трыня, помнишь кота Ваську?
- К чему здесь это – Трыня нахмурился, пытаясь уловить мою идею.
- Того же, который говорил что безвыходных ситуаций нет – я старался прояснить ситуацию Трыне.
- И что ты предлагаешь?
- Ты иди вперед с Серым, а я отвлеку грешников, - теперь на моем лице появилась улыбка удовлетворения тем, что я смог найти выход из ситуации, - кровососы меня не будут трогать пока на мне метка Серого. И на Серого они также не нападут, пока ты рядом с ним. А грешников я возьму на себя. Это единственно возможный вариант.
Трыня призадумался над моим предложением.
- Но это очень рискованно, - решил отговорить меня от моего замысла Трыня, - грешники - это же самая большая сволочь в Зоне. Эти уроды не знают сожаления к сталкерам. Я не могу тебя покинуть.
- А что мне сделают грешники, - я дальше гнул свою линию – они всегда берут пленных, когда попадают на небольшие группы сталкеров, так что максимум что мне припадет, это многочисленные побои. Трыня, это наш единственный выход и времени у нас мало. Потому решай скорее.
На лице Трыни явилась дилемма перед выбором, или спасать своего давнего друга Хищного из лап сумасшедших грешников, или же спасти раненого Серого который за последнее время не раз спасал ему жизнь и также имеет право называться другом.
- Я долго у Доктора не задержусь и обязательно вернусь за тобой, - принял решение Трыня, - ты только продержись брат к моему возвращению!
- Обещаю много с ними не пить, - пошутил я, отправляя Трыню в дорогу, - и ты у Доктора не задерживайся, чтобы я там с теми уродами не нагрешил!
Я подождал пока Трыня с Серым отойдут на безопасное расстояние, а тогда бросился в противоположном направлении к небольшому холму, который возвышался над камышом. Вся моя идея состояла в том, чтобы забраться на тот небольшой холм и оттуда произвести несколько выстрелов в камыши, а потом броситься бежать.
Я был убежден в том, что грешники среагируют на такой сигнал и погонятся за мной, и чем дольше будет длиться погоня тем лучше, ведь мы будем отдаляться от Трыни. А что будет потом меня интересовало меньше всего. Сейчас я думал лишь об одном, чтобы грешники не догнали меня прежде времени и чтобы не попасть в аномалию, которая могло удачно замаскироваться в камыше. Ведь путешествия под руководством и покровительством Трыни на некоторое время выбили меня из колеи, и заставили ощущать себя в безопасности на опаснейшем участке земли на этой планете.
Пришлось рассчитывать только на свои сталкеровские ощущения и нюх.
Выбежав на холм, я увидел как неподалеку зашевелился камыш. Судя по площади камыша, которая хаотически двигалась, я насчитал приблизительно 7-8 человек проклятой сталкерами группировки.
Говорят, что эти уроды в Зоне появились не просто так. То есть не тем путем, которым сюда попали сталкеры и члены других группировок. Эту сволочь сюда завезли специально.
Основой группировки Грех стали бывшие зеки, которые были приговорены к смертной казни еще во время Советского Союза, а после его распада, меру наказания заменили на пожизненное заключение. Также большую часть группировки составляли бывшие военные, которые попали под трибунал за преступные действия во время проведения военных операций в горячих точках. Словом все те уроды, которые пользуясь тем, что им доверили оружие в руки, использовали его для уничтожения гражданского населения воюющей страны.
Насильников, убийц, психически больных в Грехе хватало, и всю эту сволочь военные вывезли в Зону, чтобы она их подвергла наказанию и судила своим антигуманным судом.
Но Зона решила по-другому распорядиться ими. Она разрешила им выжить, таким образом пополнив свои ряды новыми монстрами.
Конечно грешники не имели прямого покровительства Зоны, но они быстро научились выживать в ней и сформировали группировку, которая стала костью в горле не только свободным сталкерам, но и народной милиции Долгу, и анархистам из Свободы.
Если бы не вражда между этими группировками, то они бы давно выжили из Зоны этого паразита, но, к сожалению, Долг больше заинтересованный в уничтоженных мутантов и Свободы, а Свобода старается активно противостоять этому. Потому своеволие Греха в Зоне не имело границ.
Сейчас благоприятное время, чтобы отвлечь на себя эту сволочь. Я снял с плеча МП5 и пустил очередь в камыш в противоположном направлении от грешников.
Стрелял в противоположную сторону, чтобы создать впечатление будто сталкер спасает свою жизнь отстреливаясь от болотных жителей.
Это должно было сработать, ведь именно сталкеры-одиночки чаще всего становятся жертвами грешников. Потому я был уверен, что через мгновение грешники круто изменят траекторию своего движения в мою сторону.
Результат не заставил себя долго ждать. Грешники как стервятники бросились ко мне, а я соответственно побежал в противоположном направлении следя, чтобы прежде времени не попасть в аномалию.
Грешники быстро настигали меня, и я уже слышал как они между собой перешептываются, согласовывая план перехвата. И более всего меня порадовала фраза, которую я услышал от главного, поскольку прозвучала она в командном тоне: „Брать мальца живым!”
Да, к тому времени для меня это действительно была выигрышная фраза, которая означала, что они не начнут стрелять мне в спину. Итак, нужно было продолжать выполнять миссию Сусанина и водить грешников по болоту пока они окончательно меня не поймают.
Вдруг тропа, которой я бежал, нырнула в воду и передо мною открылось просторное плато водоема.
Нырять в воду было самоубийством, ведь облучится можно было так, что потом ящик водки не поможет. Поэтому я просто развернулся лицом к своим преследователям и стал ждать очной ставки.
Со временем появились семь стволов, которых направили на меня грешники. Ехидная улыбка на лице главного давала понять что он удовлетворен сложившимися обстоятельствами, и ему не нужно будет бегать за мной по камышам.
- Ну привет, беженец! – опустил ствол главный и по-хозяйски поставил руки на пояс. – Собрался покупаться?
- Да нет, вода сегодня холодная, - спокойно ответил я, стараясь не подавать вида обеспокоенности ситуацией, - а вы ребята места забивали на пляже, поэтому прибежали?
- Блин, сталкер ты язык то придержи пока зубы целые! – в порыве злости вырвалось у грешника, который стоял сзади предводителя. – Череп, давай мы его здесь оприходуем!
На миг мне показалось, что я чуточку переборщил с юмором, и планы грешников относительно того брать ли меня живым, могут резко измениться в худшую сторону.
- Отставить Крук, - не отрывая от меня взгляда обратился Череп к грешнику, - нам такие герои пригодятся на «тропе покаяния». Пусть все развлекутся!!!
«Тропа покаяния». Звучит намного оптимистичнее, чем бабах из обреза.
- Ну что сталкер, давай собирай шезлонг, или что там у тебя, и пойдешь с нами, - слова Черепа поддержали смехом остальные грешники.
- Да я по сути уже собрался, - сохраняя спокойствие в голосе заявил я, - куда отправляемся?
- Ты что за дураков нас имеешь, - с насмешкою сказал главарь, - куда мы сейчас пойдем для тебя останется тайной, которую ты заберешь с собой в могилу. И как быстро ты туда отправишься, будет зависеть от твоего поведения. – Завяжите ему глаза!!!
Двое грешников амбалов с АКСУ подошли ко мне. Один из них заломил мне руки за спину, а другой набросил повязку на глаза. Гостеприимностью ребята не отмечались, поэтому прикладывались со всей страстью. На миг мне показалось, что повязку задернули так туго, что глаза вдавились в мозг.
Я решил не жаловаться грешникам на нечеловеческое отношение к пленному, поскольку прекрасно знал, что эти ребята могут со мной сделать если им вдруг надоест мой юмор в стиле крутого полицейского. Потому покорно отреагировал на удар в спину прикладом автомата, который должен был послужить мне сигналом к движению вперед.
Грешники очень часто брали пленных среди стакеров-одиночок, но не с целью получить выкуп, а ради развлечения. У себя на базе, о существовании которой кстати никто не знал, они устраивали смертельные игры на выживание. Поэтому им нужны были игроки, которыми преимущественно становились бродяги. Скорее всего, меня ждала та же участь – стать гладиатором.
Вода в такт плескала под моими ботинками, когда я шел под дулом автомата, которое ударом меня направляло в правильном направлении. После моего последнего разговора с грешниками я не услышал ни единого слова от них. Они оказались на удивление тихими. Возможно, хотели всячески засекретить дорогую к своему лагерю.
Я шел впереди процессии как отмычка, но нисколечко не переживал за свою безопасность, поскольку прекрасно осознавал, что грешники будут идти по проложенной тропе где они знают каждую аномалию и даже каждую тварь, которая где-то рядом охотится. Поэтому смело ступал, не боясь незапланированной смерти.
Единое что заставляло меня ощущать дискомфорт - это повязка на глазах, которая была очень туго завязана. И вдобавок меня снова погрузили во тьму. Не успел я еще привыкнуть как следует к дневному свету после черной ночи, как мне снова пришлось идти на ощупь в темноте.
Запомнить дорогу было невозможно. Единым приблизительным ориентиром для меня оказалась гигантская мясорубка мимо которой мы проходили. Гудения от нее так и било по ушам как от огромной трансформаторной будки. Я только мог себе представить габариты этой аномалии. Это будто пройти рядом с высоковольтными линиями.
Шли мы довольно долго, где-то часа три, поскольку я уже начал ощущать усталость в ногах и даже чуточку сбавил темп, что сразу заметили грешники и незаковыристым способом подогнали меня.
Вдруг, один из грешников приказал мне остановиться. Скорее всего, это был один из тех амбалов, которые вязали меня, поскольку я ощутил его „нежную и легкую” как у кузнеца руку у себя на плече. Другие грешники принялись что-то разгребать передо мною, судя по звуку, это был огромный люк бункера удачно замаскированный дерном.
Вот он, вход на базу Греха. И все так просто, а я то думал, что это будет что-то наподобие сим-сим откройся, скалы разойдутся, водопад остановится и вот он – оплот Греха. А оказалось, что все это буйная фантазия сталкеров после выпитого стакана в Баре. На самом же деле грешники - это просто крысы Зоны, которые забились подальше от всех, и только и надоедают своими нападениями на свободных бродяг.
Далее последовало то, что в который раз доказало неосведомленность Греха с законами гостеприимности. Тот же приклад АКСУ, который уже осточертел мне за всю дорогу постоянно колотя меня в спину, снова дал о себе знать. Резким ударом по голове меня сбили в отверстие, которое только что открывали передо мною грешники.
От сильного удара мои ноги обмякли, и я повалился вперед. Пролетев в невесомости какую-то долю секунды, я приземлился на сырую землю и уже тогда окончательно потерял сознание.
Когда пришел в себя, то первым делом снял повязку и увидел, что нахожусь отнюдь не на базе Греха, а в холодной мокрой яме свет в которую чуть-чуть пробивался через щели в люке на моей головой. Я решил встать на ноги и осмотреть свои апартаменты, которые мне временно предоставили грешники. Почему временно? Так как едва ли я здесь долго задержусь. Скорее всего, у грешников возникли какие-то неотложные дела, или они не ведут пленных на свою базу, поэтому оставили меня здесь. Тем не менее, умирать здесь мне все равно не дадут.
Я уперся руками во влажную стену ямы и пошел по часовой стрелке, пробуя стену на наличие выступов или углублений, которые бы могли помочь мне выбраться отсюда.
И вдруг я ощутил, что наступил на что-то мягкое...
Я наклонился, чтобы пощупать рукой то на что еще миг тому наступил, и был ошеломлен. Я резко отдернул руку на себя. Возле моих ног лежал сталкер...
Я еще раз наклонился к телу, чтобы проверить пульс на шее сталкера, хотя и не надеялся что он живой. И на мое удивление тело было теплое, и ощутим пульс. Значит еще живой!
Я принялся приводить сталкера в чувства, приподняв его и прислонив спиной к стене. Я не видел выразительно черт его лица, поскольку освещение в яме не позволяло мне этого сделать, но прекрасно слышал его тяжелое дыхание и приглушенный стон. Видно бедняге перепало больше чем мне.
- Эй брат, ты живой? – слегка потрусив стакера спросил я.
Сталкер медленно раскрыл глаза, без энтузиазма взглянул на меня, а потом снова закрыл их и отвернул голову.
- Тебя как звать брат? – продолжал я допрос бедняги. - Я свой, меня сюда грешники бросили, как наверное и тебя!
- Балда! – просипел стакер.
- Да сам знаю, умный бы так легко не попался, - с досадой сказал я.
- Да не ты балда, - недовольно просипел сталкер, - а я балда!
- Ну довольно тебе брат – успокаивал я, - что может сделать один одиночка против десятка вооруженных грешников.
- Ты тупой, или придуриваешься?
- Непонял, - я и действительно не понял враждебности сталкера.
- Балда - звать меня так!!!
Таааак Хищный, видимо последний удар АКСУ дал свой результат. Я совсем забыл какие у сталкеров клички бывают. Это же надо столько времени дурачка включать что бедняга и сам не выдержал. Совсем остатки ума в Зоне растерял.
Это что, вот я знал одного сталкера, так тот придурок взял себе кличку Кабан – ну здоровый он просто был вот и решил подчеркнуть свое эго соответствующим прозвищем. Так вот пошел он как-то в вылазку в Черную долину со своим другом Косым. Зашли на одну заброшенную ферму, говорят там после выброса густо артефактов. Так вот остался значит Кабан у двери фермы следить чтобы бандиты их не накрыли, а Косой полез внутрь, за артефактами. И вдруг, голос Косого из тьмы выдал: „кабан!”. А Кабан только и успел что сказать: ”Шо?!”
Острые клыки мутанта разорвали ему всю спину. Не успел сталкер среагировать и вытянуть обрез, тем более что спиной к входу стоял. Вот из того времени больше никто не придумывает себе прозвища созвучные с жителями Зоны.
- Извиняй, Балда, я сильно головой ударился, - я чувствовал себя полным идиотом, - Ты вообще как себя чувствуешь?
- Так будто по мне стадо чернобыльских кабанов пробежало – сквозь скрежет зубов проговорил Балда.
- Надо отсюда выбираться брат пока не поздно, - решил проявить я инициативу, - Ты сможешь идти?
Балда чуточку помолчал, а тогда поднял голову и уставился на меня.
- А ты далеко собрался, брат?
- Непонял?
- Неужели ты думаешь, что они оставили нас в этой яме черт знает где, без какого-либо контроля, чтобы мы могли себе сгруппироваться и выбраться отсюда?
Возможно, я и действительно отупел после последнего сильного удара, но я никак не мог понять к чему ведет Балда.
- Брат, не знаю как там тебя, - продолжал Балда, - но мы здесь ненадолго. Потому придумывать как отсюда выбраться также не нужно, поскольку нас и так скоро вытянут. Я тебе так скажу – мы с тобой смертники.
Пессимизм Балды относительно ситуации меня отнюдь не устраивал.
- Ты слышал о тропе покаяния? – дальше продолжал Балда. – Ты хоть понимаешь, что нам вынесли смертельный приговор!
- А что, могло быть по-другому? - с удивлением спросил я.
- Сталкер, тебе совсем мозг Зона выжгла. Эти дикари бросают нас на тропу покаяния! Ты что никогда не слышал о такой?!
- Да нет, что-то не приходилось, - спокойно ответил я, - это что, нужно будет пройти по раскаленному камню?
У Балды чуть глаза на лоб не повылазили после услышанного. Был бы хороший каламбур, если бы я сказал, что после моих слов Балда прибалдел!
- Тропа покаяния, - решил объяснить мне Балда, - это что-то наподобие испытания верой. Где-то на окраине болота в земле есть огромный разлом. Он наполнен аномалиями и монстрами, большей частью кровососами. Но кровососы это ничто в сравнении с тем, что будет ждать тебя на финишной прямой, если ты конечно преодолеешь разлом по колено в радиоактивной воде.
- Так что там будет меня ждать? – спросил я восхищаясь рассказом Балды.
- Смерть!
- Подумаешь, удивил, - с насмешкою ответил я, - да в Зоне на сталкера смерть на каждом шагу ждет. Ты лучше скажи как ты попал сюда?
- Также как и ты, - уже на сниженных тонах сказал Балда, - пошел на болото за артефактами. Пересидел выброс на Агропроме, а тогда сразу отправился в обход Янтаря на болото. Там то они меня и поймали.
- Чего же они на тебе живого места не оставили?
- Да, решил показать им чего стоит сталкер одиночка, - с гордостью сказал Балда!
- Вижу по тебе, что они долго приценивались, - решил в саркастической манере Трыни пошутить я.
- Да, уже не поскупились на комплименты!
Вдруг земля посыпался нам на головы, яркий солнечный свет залил яму и в открытому люке появилась фигура Черепа.
- Ну что, уроды, с вещами на выход...
Алекс
наконец выложил)
Алекс
danda, когда же продолжение?
[empr]
С трудом осилил всё это.
Просто кошмар.
Штампованные, унылые рассказы с картонными персонажами и нелепыми диалогами.
Количество ляпов и несуразностей не поддаётся описанию.
Отстой полный.
Алекс
mntmsk, у каждого свое мнение, мне например нравится.
[empr]
А мне совершенно не нравится, о чём я выше и написал.
danda
Цитата(mntmsk @ 10.01.2009, 13:53) *
А мне совершенно не нравится, о чём я выше и написал.

Напишы лутчше. Потрать кучу времени, здоровья, нервов и фантазии, придумай новых монстров, аномалии и артефакты, добавь кучу историй из жызни сталкеров. Потом выложы это все на сайт и жди когда, человечек, у которого плохое настроение, просто скажет что вся твоя 3 месячная работа бред собачий и не стоит внимания!!!
Раз тебе было так трудно и напряжно читать, зачем было себя силовать? Плюнул и вышел с темы не портя себе настроение! Нафига человеку в душу срать!!!
fen1x
danda, Администрация портала приносит свои извинения за грубость одного из своих представителей и заверяет, что он выразил свое личное мнение, которое не совпадает с впечатлением остальных.
Просим продолжать smile.gif
[empr]
danda,

Цитата
Напишы лутчше.

Писал и не раз. Публиковалось на этом же форуме и на Реакторе.


Цитата
Потрать кучу времени, здоровья, нервов и фантазии

Не знаю, как можно тратить фантазию, а вот если вы тратите нервы и здоровье - лучше вам не писать вообще.

Цитата
придумай новых монстров, аномалии и артефакты, добавь кучу историй из жызни сталкеров

Было, было в своё время.

Цитата
Потом выложы это все на сайт и жди когда, человечек, у которого плохое настроение, просто скажет что вся твоя 3 месячная работа бред собачий и не стоит внимания!!!

У меня в момент написания предыдущих сообщений было исключительно хорошее настроение.
Я написал то, что думаю и готов обосновать это.

Цитата
Раз тебе было так трудно и напряжно читать, зачем было себя силовать?

Чтобы с чистой совестью мог уверенно написать всё, что думаю о этой работе.

Цитата
Плюнул и вышел с темы не портя себе настроение! Нафига человеку в душу срать!!!

То есть цель создания темы - удовлетворение собственного ЧСВ путём получения исключительно похвал и хвалебных отзывов?

Я молчу про пунктуацию и орфографию. Это вообще кошмар. И надо было не писать
Цитата
За ошыбки извиняюсь
, а исправить их.

Весь этот текст в первом сообщении темы главным образом отдаёт штампованностью и унылостью. Можно предугадать, что будет в следующем абзаце. Большинство более или менее удачных фраз автором где-то вычитаны (нет ни одной удачной оригинальной фразы, всё уже где-то проскакивало).

Своего мнения не изменяю. Мне лично читать было действительно трудно.
Алекс
Цитата(mntmsk @ 03.02.2009, 17:39) *
У меня в момент написания предыдущих сообщений было исключительно хорошее настроение.
Я написал то, что думаю и готов обосновать это.

тогда хотябы пиши сразу же что это твое ИМХО, а то ты так написал, типа "ставля точку на рассказе".
Цитата(mntmsk @ 03.02.2009, 17:39) *
Я молчу про пунктуацию и орфографию. Это вообще кошмар. И надо было не писать

все Мы не совершенны...
Цитата(mntmsk @ 03.02.2009, 17:39) *
Весь этот текст в первом сообщении темы главным образом отдаёт штампованностью и унылостью. Можно предугадать, что будет в следующем абзаце. Большинство более или менее удачных фраз автором где-то вычитаны (нет ни одной удачной оригинальной фразы, всё уже где-то проскакивало).

хотябы тут ты написал что это твое мнение.

А мое мнение совсем другое. Мне понравилось, и я жду продолжения рассказа. Эсли тебе не понравилось, мог бы сразу отписаться в теме что именно и почему. А так Ты сделал как сказал danda, "насрал человеку в душу"... Отпостившись указав на причины, автор бы принял бы их к сведению, на будущее.

и на будущее Всем - пишите всегда что это ваше мнение.

Все имхо.
danda
Часть V

Из дневника сталкера…
Тропа Покаяния.

Серое небо Зоны оросило нас дождем. Большие капли, разгоняясь в свободном падении бомбардировали сухую землю, наполняя ее животворной влагой. Дождь барабанил по прорезиненному покрытию костюма и капюшона так, что аж уши закладывало. А развесистые нити молнии как паутина оплетали небо. В такую погоду хотелось одного. Сидеть дома в теплом пледе возле камина, хлебать горячий чай, и слушать тот же барабанный стук дождя, но не по голове, а по металлическому подоконнику.
Но дождь не переставал, а только наращивал свою силу. Это было опасно, поскольку из-за шума можно было не услышать гудения мясорубки, или же прозевать монстра.
Единственной аномалией, которая просто изобиловала в такую погоду была электра. Дождь на нее действовал как раздражитель. Длинные нити электрических разрядов расползались в стороны, будто стараясь захватить побольше территории, а потом прятались назад в эпицентр. Это порождения Зоны устраивало невероятной красоты фейерверки, даря яркий свет в непроглядной тьме Матушки-Зоны.
Нас с Балдою вели под конвоем грешники к месту последней битвы. Насколько я понял, со слов своего напарника по несчастью, тропа покаяния, это что-то наподобие местного аттракциона, который устраивают грешники. Вот только для чего это им? Конечно, если судить по личному составу, из которого формируется основа группировки, то только больное воображение могло такое придумать. На „счастье” таких Кулибиных там полно. И все же я больше склоняюсь к варианту, что это дань Зоне за то, что она дала им свой приют.
Непроглядная тьма повязки на глазах постоянно сбивала нас с курса. Я старался хоть как-то уловить ориентир, чтобы запомнить дорогу которой нас ведут. Хотя надежд возвращаться ею никаких не было. Да и в Зоне той же дорогой никто не возвращается. Можете считать это предрассудками, но даже зеленые новички не отваживаются нарушать эту догму. Только вперед и ни шагу назад...
Поверхность под ногами становилась более твердой и стойкой. Даже несмотря на дождь, исчезло надоедливое чавканние обуви, и запах вокруг стал другим. Воздух уже не был таким влажным, дышать стало легче, а следовательно и идти стало свободней. Усталость уже не так быстро наступала из-за недостатка кислорода.
Ну что же, тогда поберегу силы для сюрприза, который сегодня на повестке дня у грешников.
Мой напарник, также не тратился на героические выражения в стиле Джона Вэйна и Грязного Гарри, а экономил силы. Возможно сейчас ему было еще хуже, поскольку он имел представление, что его ждет. А я, за последние двое суток приключений в Зоне, растерял весь страх. Вот только Трыни мне сейчас не хватало... и Серого.
Надеюсь они добрались к Болотному Доктору.
Добрались. О худшем варианте и думать не следует. Зона не любит неуверенности.
За спиной резко, будто кнут, просвистела команда стоять. Мы остановились, и замерли в мертвой тишине.
Никто даже не пошевелился. Это я говорю о грешниках за нашими спинами, поскольку нам с Балдою в данной ситуации двигаться было нежелательно. Так мы простояли еще с полминуты и тогда последовал уже к оскомине знакомый удар приклада в спину, который невербально извещал нам идти вперед.
Зачем была эта пауза я понять не мог. Возможно это смертельная аномалия стала нам на пути, или стадо плотей паслось рядом и грешники решили бесшумно их обойти. Сейчас это уже не имеет значения, поскольку все прошло успешно и мы продолжили свой путь.
По дороге мы раза два останавливались и покорно ждали команды в спину для продолжения пути.
Вдруг, повязки на наших глазах ослабли, и лучи света больно полоснули нам по глазам. На миг все посинело и перед глазами поплыли пятна. Но и сквозь все эти оптические препятствия ясно просматривался лагерь грешников. Молнии били над ним как над замком Дракулы, а кружения ворон напоминали летучих мышей с все той же страшной картины поместья короля вампиров.
Вот он оплот Греха.
А эти сволочи действительно хорошо обустроились. Два огромных холма были соединены непоколебимыми узами бетонного забора четыре метра высотой. Сначала я даже подумал что это база научных работников. Только ботаны могут прятаться за такими высокими стенами. Но как оказалось они не одиноки в своих вкусах.
По обе стороны от нас была лесопосадка, я осмотрелся и увидел что позади она замыкала нас в плотное кольцо. Впереди стена греха, позади лес. Конечно, что ближайшие деревья к забору вырубали, чтобы увеличить обзор и прострел территории снайперами. И именно здесь я увидел причину наших частых остановок в дороге.
Характерный блеск вдали на вершине холма. Такой отблеск может давать только оптика старого Драгунова. Ведь мы действительно останавливались на контрольных точках для того чтобы снайперы могли разглядеть нас. Своеобразный фэйс-контроль.
Потому, даже если бы сейчас кому-то из нас пришла в голову совсем неразумная мысль о бегстве, тяжелая свинцовая пуля в стальном кожухе догнала бы наши неразумные головы. И пусть „грешные” снайпера вооружены не за последним словом техники, но хороший снайпер и с калаша может попасть в пятак.
Осталось только одно, любезно принять приглашения греха в гости.
Еще за десять метров до ворот, Череп поднял автомат и словно заложник медленно направился к воротам. Там его встретило суховатое лицо охранника, которое выглянуло из маленького окошка, и что-то недовольно буркнуло ему. Череп как новобранец перед служивым снял автомат и быстро, не задумываясь, передал его охраннику. А тот в свою очередь грохнул заслонкой окошка перед носом Черепа, так что тот едва не перекинулся на спину.
Череп обернулся и жестом руки позвал нас. Его лицо было красным, как спелый помидор. Видно было, что недавний спектакль с охранником, который публично его принизил, да еще и перед подчиненными, отложил отрицательный след в его расположении духа. Радовало только отсутствие автомата в руках грешника. Так как сейчас он был в таком состоянии, что точно бы пустил пулю в лоб кому-то из пленных. Позднее списал бы это на попытку бегства.
Дождь не переставал падать, а частые разряды молнии только прибавляли атмосферности зловещей базе.
Двое грешников не задумываясь приступили к выполнению приказа старшего и прикладами погнали нас к воротам. Не знаю правда зачем они сняли нам повязки перед самыми воротами лагеря, наверное хотели нагнать страха пленным. Но благодаря этому, даже за такое короткое выделенное нам время в перебежке к воротам стены я успел сориентироваться на местности и насчитать три снайпера. Одного на той же вершине холма, другого позади в лесу на высокой сосне, и еще один мне выдался у подножие холма по левую сторону. Хотя это было довольно странное место для обустройства засады снайпером. Возможно это стеклянная бутылка отразила вспышку молнии введя меня в заблуждение. Но лучше всегда перестраховаться, ведь и палка может выстрелить.
Мы собрались возле Черепа, гроза сейчас не на шутку разбушевалась, и мне уже хотелось скорее внутрь. Пусть в холодное и мокрое подземелья, но подальше от этого дождя, который за целый день уже промочил даже прорезиненную подкладку моего скафандра. А этот противный свист и завывания ветра вызывал у меня паранойю. Я все же рассчитывал на то, что грешники накормят нас чем-то теплым перед смертью. Это, конечно были напрасные ожидания, но кто запретит мне помечтать.
Череп снова постучал по вырезанной двери в огромных створах ворот, и на этот раз маленькое окошко не отворилось. Вместе с тем громыхнул засов двери из обратной стороны. Мы услышали как кто-то там суетясь открывает все замки, как в коммунальной квартире, медленно не спеша и кого-то там вспоминая в такую погоду. Со скрипом открылась металлическая дверь.
На наше счастье, и наверное счастье Черепа, это был не тот невежливый охранник что так неприязненно повел себя с нашим командующим.
- Чего стоите?! - рявкнул он к нам. – Приглашения ждете?! Давайте заходите, вас уже давно ждут.
Ты смотри, оказывается, что мы здесь желательные гости! Значит точно нас сразу в каталажку не поведут. Скорее за все придется нанести визит главному грешнику, а уже тогда нас разместят по „номерах” .
Как только мы вступили по ту сторону изъеденных коррозией ворот, перед нами открылись пространства до сих пор невиданные сталкерам Зоны. Конечно это сказано образно, ведь сюда попадал не один сталкер-одиночка, и здешние достопримечательности они также видели. Но это было последним что они увидели и, к сожалению, ни один не смог поделиться своими впечатлениями.
Первым сооружением, которое бросилось нам в глаза был гигантский генератор. Его размеры действительно поражали. Это было огромное здание с множеством стержней на крыше по которым переплетались синие нити тока. В такую дождевую погоду генератор еще больше гудел и трещал, а молнии тока на стержнях пульсировали как живые.
От генератора по всей территории базы расходились множество проводов, которые будто артерии, несущие обогащенную кислородом кровь от сердца, разносили электричество во все уголки лагеря. Среди других выдающихся мест на базе грешников выделялись два здания на бетонных сваях, которые напоминали поселения в джунглях Камбоджи. Скорее за все это были склады, поскольку они пристально охранялись грешниками. Большинство зданий это были или старые вагончики, или мобильные лаборатории, только несколько ангаров на окраине базы напоминали что-то статическое и недвижимое, что стояло здесь испокон веков. А все остальное было сюда завезено неизвестно кем и как.
Мусора на территории базы было больше чем на Свалке. Такое впечатление что здесь жили бюреры и натаскали сюда хлам и мусор из всей Зоны. Возле старого, облезлого грязного зеленого вагончика на зиловских колесах (такие часто использовали строители, чтобы сохранять инструмент) безжизненно лежали два кузова от Нивы и Москвича. Причем лежали они там совсем без потребности и пользы для дела. Ни тебе блиндаж, ни пулеметное гнездо за ними не было обустроено. Они просто лежали как мусор. Под другим вагончиком аккуратно сложена целая груда баллонов высокого давления. И я был уверен что пропана в них точно нет. Зачем же грешники приволокли себе на базу столько хлама? Хотя чего удевлятса больным недомеркам.
Череп, который шел впереди, внезапно развернулся в мою сторону будто услышал мое последнее мнение. Надеюсь хоть он не умеет читать мысли...
- Ты! – показал на меня пальцем Череп, - И твой дружок также, сейчас пойдете к Седому. Моя бы воля, я бы из вас двух живьем кожу содрал и оставил бы на стене висеть воронам на корм. Вы мне уроди всю малину испортили. Так что в любом случае вы не жильцы!!!
Кажется Черепок не на шутку взбесился. Неприветливая встреча охранником возле ворот и теперь еще вызов на ковер к Седому свидетельствуют о том, что наш друг завалил какое-то сильно важное задание. Вот только какое, нам скоро выпадет возможность узнать.
Кроме старых вагончиков проржавевших ангаров и груды мусора наше внимание со временем привлекло здание похожее на диспетчерскую вышку. Точно такие как показывали в фильмах о террористических актах в аэропортах. Сразу же вспомнился лысоватый герой в майке, что задавал жару террористам, при этом выглядел как среднестатистический неприметный мужичок. Неперекачанный амбал, который и слова не может нормально сказать, а наш – короче сталкер! Таких сорвиголов в Зоне много. У нас здесь каждый герой по своему. Если умудрился пережить в Зоне ночку да и день продержаться, считай что на тебе клеймо счастливца. А если еще и хабар ценный торговцу на своем горбе приволочил, тогда цены тебе нет – сам Дима Шухов тебя благословил.
Вот такие воспоминания мне навеяло, когда я увидел эту вышку. И судя по направлению нашего движения, шли мы именно туда.
Мы приблизились к входной двери которую пристально охраняли двое грешников с АК-74. Один из них подошел ко мне, и с презрением заглянул мне в глаза, а тогда обратился к Черепу:
- И это на них ты променял наш билет в будущее? – с пренебрежением сказал охранник к Черепу, - А я думал, тебе можно поручить серьезное дело, а ты облажался как отмычка!!!
Череп только опустил глаза в землю, и выслушивал лекцию охранника. В конце концов и он не выдержал:
- Мы пасли его от самого Янтаря, откуда я знал что у него будет напарник, - будто оправдываясь сказал Череп, - Тем более с ним был кровосос-гигант. Я не мог рисковать головами пацанов, эта тварь порвала бы нас на куски!!!
- Рвать тебя сейчас будет Седой! – видимо охранника не убедили слова Черепа, - Он как узнал что вы просрали дело, чуть верх дном здесь все не перевернул. Я тебе так скажу Череп, лучше бы вас кровосос порвал...
Расположение духа у Черепа теперь уже вообще подупало. Он был похож на пациента которому сказали, что жить ему осталось меньше часа.
- Хорошо, - собрался с силами Череп, - не будем заставлять ждать Седого. Сволочи за мной!
- Ну давай, ни пуху тебе!, - с насмешкою сказал охранник!
- Пошел ты в задницю!
- Не удастся, там уже ты облюбовал местечко!
- Для тебя место найдетса!
- Давай не трынди много, - перебил Черепа охранник, - Может это последнее что мы от тебя услышым, так что будь вежливый.
Второй охранник поддержал смехом первого дуэлянта. Единые кто не смеялся были мы с грешниками. Грешники не смеялись так как понимали что им также перепадет, а нам не было чего смеяться. Мы и так были в полной жопе!!!
- Передавай привет жителям тропы – пожелал на прощание охранник Черепу.
- Там и встретимся! – уже в двери закинул в ответ Череп.
Зайдя в коридор мы сразу натолкнулись на металлические ступени которые вели вверх. Их вид не вселял надежности, что ты не провалишься где-то на одной из секций, но по уверенной походке Черепа который первым начал подниматься ступенями, все предостережения и неуверенность отпала само собою. Потому не ожыдая обычного сигнала в спину мы быстро последовали за грешником.
Поднявшись на четвертый этаж мы вперлись в металлические двери которые также охранялись, но на этот раз одним грешником. И не нужно было много мозгов в голове чтобы понять почему он здесь сам а не с напарником. Его габариты говорили сами за себя. Здоровенный дуб, под два метра роста и в ширину почти такой же. Его плечи заслоняли дверь вместе с стеной вокруг нее. Побритая под колено голова была будто зашита в плечи, а выпирающие мышцы трапеции чуть ли не дотягивались к его ушам. Короче, такое себе произведение генной инженерии. Арбуз Мичурина. Автомата у него не было в отличие от сослуживцев на входе, только здоровенный биг-бен красовался на его поясе. Хотя сравнительно с гигантскими размерами грешника, пистолет выглядел как игрушечный. Игрушка, которая сносит голову на раз!
Всем своим видом грешник давал понять свою неприязнь к Черепу. А Череп аж присел от самого только взгляда великана. Невооруженным глазом было видно что в словесные баталии с грешником Череп не будет вступать. Хотя кто его знает может ли этот громила вообще говорить...
- Седой ждет! – грохнуло в помещенные – это был голос великана. Я конечно не ждал что эта гора мышц заговорит фальцетом, но и не ожидал что это будет что-то на подобии выстрела из 80мм пушки.
Череп ничего не ответил вместе с тем быстро направился к двери жестом руки позвав за собою будто говоря, быстро пока амбал не передумал. Мы также не заставили себя ждать, поскольку понимали, что великан неприязненный не только к Черепу но и к нам всем.
Охранник стал в сторону освободив нам проход. Но от его грудной клетки к противоположной стене оставалось пространство не меньше чем полметра. Потому приходилось боком проходить мимо него.
Его тяжелое дыхание поднимало на голове волосы дыбом. Хотелось скорее проскочить мимо этой горы мышц. Черепу удалось первому преодолеть это препятствие, следующим на очереди был я.
Я прислонился спиной к стене стараясь не дотрагиваться к груди грешника. Но это сделать было крайне тяжело. Во-первых, когда он вдыхал его грудная клетка поднималась и меня будто прессом прижимало к стене. Нужно было успеть проскочить мимо него за то короткое время пока он выдыхает. К сожалению я не рассчитал и попал в тиски из живой плоти впереди и холодной бетонной стены позади. Грудная клетка грешника не прекращала надуваться и увеличиваться в размерах. Давление что сначала просто ограничивало мое движение сейчас превратилось в сплошную боль. Я почувствовал как кровь мне ударила в голову, глаза налились мелкими красными капиллярами, в голове зазвучал протяжный писк будто в телевизоре когда по всем каналам ведутся профилактические работы. В ушах заложило и я начал терять сознание, но вдруг, кто-то ухватил меня за руку и сильно потянул в сторону двери...
Высвободившись из ловушки я повалился на холодный бетонный пол и это немного привело меня к чувству. Надомною склонился Череп и остальные участники опасной переправы. Судя с того как быстро остальные члены команды преодолели препятствие я сделал вывод что, или они осознали к чему может привести задержка в тисках великана и быстро проскочили, или же я потерял на определенное время сознание. Поскольку дверь за нами были заперта, и я не помнил как пробрались сюда остальные, второй вариант казался мне более подходящим.
- Ну что сталкер, - мне показалось я увидел улыбку на лице Черепа когда он сказал это, - попробовал пряного тела Бульдозера. Когда ты рядом с таким верзилою долго думать не рекомендую. А то не успеешь среагировать и тебя раздавит как майского жука на лобовом стекле.
- А что со мной произошло? – приходя к сознанию спросил я, - Кто меня вытянул?
- Кто, кто, конь в пальто! – злобно сказал Череп будто вспомнив о своем авторитете жестокого лидера. Не время было показывать свою благородность по отношению к пленному. - Довольно здесь без дела трындеть, Седой нас уже заждался. А задницю твою, я вытянул с объятии Бульдозера. Не хватало мне еще тебя просрать. Может Седой из тебя и выбьет ценную информацию, тогда у меня будет шанс реабилитироваться перед кланом. Так что поднимайся и марш за мной!!!
Мне уже надоели эти разговоры о том что я не тот кто им нужный, и что я здесь как кость в горле всему клану иллюстрируя пример того, что Череп не смог выполнить задачу доверенную ему всем кланом. Интересно, замешан ли в этой истории Балда от которого я уже давно слова не слышал...
Пройдя еще чуточку по коридору мы вошли в просторное помещение с прозрачными стенами по периметру. Не подумайте, никаких аномальных вещей, хотя в Зоне им самое место. Просто вместо стен были огромные окна, как конечно и должно быть на диспетчерской башне для улучшения обозрения. Возле окон были размещены пульты управления с множеством кнопок, лампочек и тумблеров. Такое впечатление что это была кабина пилота Боинга. Посреди комнаты был размещенный огромный металлический стол с высокими и тонкими ножками. Создавалось впечатления что это огромная металлическая плита левитирует в воздухе. За столом, как на заседании, сидели четыре грешника по обе стороны стола, а возглавлял это заседание Седой.
Из первого же взгляда можно было понять почему у него такое прозвище. Короткая военная стрижка с выбритыми боками и бородка испанка были седыми как молоко. Но это не создавало впечатления старца, а скорее наоборот, опытного в боях военачальника.
Одетые все были одинаково в грязно-коричневые хаки костюмы. Потому если бы не седина лидера, можно было бы долго думать кто среди всех главный.
Седой посмотрел на Черепа, а потом на меня. Жестом руки он скомандовал грешникам которые нас сопровождали выйти из комнаты. Остались только я с Балдою и Череп.
- Ну и кого ты нам привел? - хриплым но твердым голосом спросил Седой Черепа, - Для чего я посылал вас, чтобы вы привели мне этих доходях? – голос Седого из спокойного начал превращаться в угрожающий. - Кого ты мне привел, Череп, я тебя спрашиваю?!
Череп стоял впереди нас белый как стена и не мог произнести ни слова. Пока в конце концов с его уст вырвались слова:
- Эти двое были вместе с ним. Нам удалось их перехватить. Возможно они что-то знают?
- Это ты меня спрашиваешь, - в гневе Седой грохнул по столу кулаком, - я тебе для чего поручил это задание, чтобы ты мне сейчас здесь вопросы задавал и высказывал свое мнение?!
- Мы сделали все что смогли. Там был гигантский кровосос, нам не хватало сил чтобы справиться с ними, - Череп говорил заикаясь, часто просто забывая слова. Было видно что он до смерти боится.
- Закрой рот! – грохнул на Черепа Седой, - Пусть твой пленный говорит!
Я понял что алаверды в этой дискуссии передают мне и взял слово:
- Ну привет тебе Седой!, - другого я ничего не придумал, поскольку любая другая моя реплика могла сразу напороться на свинец, если бы Седому она не понравилась.
Седой улыбнулся.
- Ты что поздороваться пришел?
- Да я не по собственной воле, меня вообще-то привели, но думаю раз такая возможность...
Сильный удар кулака по столу оборвал мой монолог, и здесь я понял что рано было переходить на „ти”. Нужно было еще чуточку погулять, пригласить в кино, театр. Словом напрасно я так разговорился с лидером самой кровожадной группировки в Зоне.
- Ты меня за дурака держишь, сталкер?!
Я молчал.
- Ты что-то слышал о Черном сталкере? – продолжил Седой, но уже на сниженных тонах.
- О Диме Шухове?
- Нет, про другого Черного сталкера, который недавно в Зоне появился?
- В Зоне только один Черный сталкер, - с уверенностью сказал я.
- Теперь уже нет, - Седой достал сигарету и прикурил, - и что интересно, ты имеешь к нему непосредственное отношение.
Я уже начал догадываться кого грешники окрестили вторым Черным сталкером, но при всем моем уважении к Трыне, его еще рано было так называть.
- Ну, - продолжал Седой, - почему притих?
Ситуация накалялась. И мне нужно было подыскать сейчас такой ответ, чтобы он не оказался последним.
- Раз вы его так называете, тогда я знаю о ком идет речь, - этого должно было быть достаточно, чтобы наш разговор с лидером имел логическое продолжение.
- Это не только мы его так называем, - Седой затянулся сигаретой, и продолжил – твой дружок навел шухер по целой Зоне. Ваши подвиги на Агропроме и Янтаре Зона уже чуть ли в балладах не воспевает.
Такое известие меня чуть ли с ног не сбило. Агропром, Янтарная царица, База Греха, а теперь мне еще говорят что я кентуюсь с новым Черным сталкером.
- Не знал что я такой популярный!
- Зато мы знаем! - Седой потушил до половины выкуренную сигарету, - Ну давай колись, где дружок твой?
- Так не знаю я, твои архаровцы нас разъединили по дороге, откуда же мне знать где он сейчас. – Конечно я был уверен что такой ответ не удовлетворит Седого, но чуточку времени выиграю. Хотя для чего мне это время я еще также не придумал.
- Короче сталкер, ты мне здесь мозги не полоскай, я не первый день в Зоне, - Седой откинулся на спинку кресла, - или ты сейчас мне говоришь где Черный сталкер, или мы отправляем твоего брата по лагерю, на тропу покаяния.
Кажется мне, что я снова в тупиковой ситуации. Балду мне вообще-то не жалко, но честь сталкера нужно сохранить. Хотя я на 99 процентов был уверен что даже если скажу Седому где Трыня, тропа покаяния не обойдет ни Балду, ни меня, а только ускорит процесс. Потому я решил выиграть чуточку времени для нас обеих.
- Мой компаньон здесь вообще не при делах, - я перевел взгляд на Балду, который всем своим видом умолял меня о спасении, - я встретил его в яме, в которую нас бросили. Ты же не думаешь что я первому встречному, будь он даже сталкером, выливал бы душу.
- Да вижу что нет, - Седой на миг замолчал, будто давая мне время хорошо подумать и сделать свой выбор, - Тогда он нам тем более не нужен. Череп на тропу его!
Балда вырвался из рук Черепа и бросился к моим ногам. Его глаза заливали слезы.
- Брат, ты же не бросишь сталкера на верную смерть, - умолял меня Балда, - мы же в Зоне под одним небом ходим, одним радиоактивным воздухом дышим! Скажи им где этот мифический Черный сталкер! Если он на самом деле такой всемогущий как о нем говорят, то эти сволочи даже на километр к нему не приблизятся.
Дале последовал удар ногой в голову Балды.
Череп наказал сталкера за то что тот разрешил себе обозвать их сволочью в присутствия Седого. Потом он схватил за шиворот стонущего от боли Балду и потянул его к двери.
- Стойте!
- Я скажу где Черный сталкер!
Череп остановился, но Балду не отпустил.
- Нус, мы тебя внимательно слушаем! – удовлетворенно сказал Седой
- Черный сталкер сейчас у Болотного доктора. Куда он отправится дальше я не знаю.
- Почему я должен тебе верить?
- Он хочет избавиться своего чудесного дара, поэтому и пошел к Болотному доктору за советом, - я надеялся что этим удовлетворил интерес Седого.
- Ну это уже больше похоже на правду, - Седой поднялся и прошел к пульту управления что был возле окон. – Молодец сталкер, твоя фанатичная преданность клану только что выдала твоего наилучшего друга...
Мне уже давно надоело ничего не понимать, но сейчас я снова ничего не понимал.
Видно радиация в Зоне влияет на меня крайне неблагоприятно. У кого-то щетина не растет, кому-то волосы выпадают… А я тупею...
- Ты это к чему? - решил я выяснить у Седого.
- А к тому, что только что ты выдал своего друга нашему человеку.
Я развернулся и увидел предательскую улыбку на лице Балды.
- Ах ты сука!
- Не кипятись сталкер, - приостановил меня Балда, - побереги силы для нашего аттракциона!
И именно в этот миг меня ослепило сияние, которое залило комнату через огромные окна. Здоровенный прожектор, который находился на крыше башни лучом света выхватил из тьмы местный аттракцион – Тропу покаяния.
Это было похоже на след от огромного сверла которое прошло здесь еще из незапамятных времен. Протяжный ров, который тянулся на несколько километров был переполнен аномалий и монстров. Свет прожектора время-от-времени выхватывал из тьмы мерцающее поблескивание кровососов, которых бесил свет и они всячески старались скрытса в непроглядной тьме Зоны. Над рвом висели огромные окаменелые образования похожие на рога африканских буйволов. А на их пиках время от времени вспыхивал свет. Вся эта картина напоминала взлетную полосу в аэропортах, которая переливалась огоньками.
- Далее сталкер мы уже сами, - объявил Седой - А тебя ждет незабываемое впечатления от приключения под названием „тропа покаяния”. Отведите его.
Череп и Балда схватили меня под руки и выволокли прочь из комнаты.
Я постоянно старался заглянуть предателю в глаза, что все время так удачно играл моего брата по лагерю, но Балда не давал мне этого сделать. Уверенный, что совесть эту тварь не мучила.
Меня вывели в коридор, а дальше повели к огромному отверстию в стене, которого я что-то не заметил направлясь сюда. Наверное просто был увлечен другими заботами.
Синхронным движением двое грешников закинули меня внутрь, и я полетел в непроглядную тьму.
Это была труба, стенки которой были очень скользкие, поэтому мне никак не удавалось хоть чуточку притормозить. Наоборот я каждый раз сильные разгонялся, но со временем труба закончилась и я как ядро из пушки полетел в пространство.
Пролетев определенное расстояние и шлепнувшись в болото я увидел луч прожектора неподалеку, который двигался по направлению ко мне. Позади меня была высоченная стена на которой было обустроено пулеметное гнездо. Я поднялся, проверил тело на предмет переломов и отправился к краю обрыва чтобы подняться по его склону.
Именно в этот миг в пулеметном гнезде, что на стене, промелькнула фигура пулеметчика, который направил ствол в мою сторону и открыл огонь. Пулеметная очередь легла равной цепочкой болотных фонтанчиков прямо рядом со мной. Судя с того как велся огонь, было поняло что стрелок не задавался целью меня пристрелить, он просто загоняет меня в глубь обрыва.
Я решил не подвергать испытанию судьбу и бегом направился в направление луча прожектора.
Не успел я добежать к нему как почувствовал злой рев кровососа. Сначала одного, потом второго, третьего...
Монстры ревели в унисон как волки на месяц. Я быстро проверил себя на предмет оружия и понял что у меня забрали не только нож, последнюю надежду стакера, но и пугач.
Огромный белый диск света от прожектора перебежал мне под ноги, и яркий свет больно резанул мне по глазам.
А тогда я услышал голос.
Это был голос Седого из громкоговорителя на диспетчерской башне:
- Приветствуем тебя сталкер на тропе покаяния. Здесь Зона наказывает тех кто провинился перед ней. Ваш сброд, под названием сталкеры, не достойный ходить по Зоне, и мы клан Грех очистим Зону от таких как вы.
Очень знакомая речь. Мне кажется что я слишал ее уже раз с десять, только не в настоящее время и не в этом месте.
Множество огоньков засверкало во тьме. Кровососы собрались вокруг меня, но ни один не отваживался атаковать. На башне также затихли.
Хоть одна добрая новость за сегодня.
Серый жыв!
Его метка до сих пор действует, и это означает, что мне не следует тратить времени пока грешники не заподозрили этого и не открыли по мне огонь.
Я бросился в тьму рассчитывая только на сталкеровские ощущения и молил Диму Шухова и Семецького не попасть в аномалию. Несколько раз меня что-то внезапно останавливало и только за несколько секунд я понимал, что буквально в нескольких сантиметрах меня выжидала смертельная аномалия.
Грешники также засуетились у себя на вышке, не понимая моего суицыдального настроения, глядя на то, как я бросился бежать между монстров и аномалий. Через громкоговоритель были слышны приказы Седого выловить меня прожектором и открыть огонь. Но я не обращал внимания, а просто бежал по колена в воде, и слышал как трещит детектор в моем скафандре.
Кстати, удивительно что с меня не сняли скафандр, а отправили на корм монстрам в нем. Наверное просто увлеклись процессом допроса, и не успели меня раздеть. Хотя с другой стороны, пустить голого сталкера в радиоактивную яму с монстрами и аномалиями, означало ускорить конец зрелища.
Я бежал не останавливаясь, обходя препятствия когда почувствовал впереди шипения, которое мне никогда к тому времени не приходилось слышать.
В унисон ударили електры, и я увидел марево в ста метрах перед собою, которое зигзагами бегало от аномалии к аномалии.
Мать моя Зона!
Химера!!!
Вот она, смерть которая ждет каждого на тропе покаяния. Это о ней говорил Балда. Выверт ему в горло!
Не знаю откуда, но ко мне вернулось уже почти утраченное чувство страха. И вдобавок оно увеличилось в несколько раз.
Возможно это была естественная реакция перед самым безжалостным киллером Зоны, которого я до сих пор не видел, а только слышал о нем в сталкеровских баснях.
Химеру я практически не видел, только слышал ее шипения во тьме. Я ждал одного удара. Как от молнии. Раз и все. И конец сталкера Хищного.
Но конец никак не приходил. А химера начала свирепствовать.
Электры, как безумные забили в унисон и светом залили половину ущелья.
У меня перед глазами явилось невероятное зрелище. Могущественное тело кошки поднялось на задние лапы, и стало в позу как тигры перед дрессировщиками в цирке. Я точно видел две пары глаз, но одна голова была значительно большей и вынесенной на жилистой шее на передний план. А другая, будто пряталась в мускулистом плечевом поясе. Химера пульсировала размерами с каждым ударом электры. Казалось что это джин из бутылки, нижняя часть которого суживалась к размерам узкого горлышка бутылки, а вверху он рос как ядерный гриб собираясь в клубы.
Монстр готовился к атаке.
Вдруг, на одном з окаменелых рогов, которые склонялись над обрывом, промелькнула человеческая фигура.
Трыня!
Он, наклонился над обрывом и головой вниз полетел на химеру.
Прозвучал взрыв.
Все вместе с Трыней, химерой и электрами погрузилось в огромный купол света.
Потом Зона заревела и под небесным куполом раздалось гудения, похоже на гудение лайнера, который отбывал от причала.
Я упал в воду.
Когда вынырнув, то сквозь грязное забрало скафандра увидел Трыню, который вышел из купола света.
Он подошел ко мне, помог мне подняться и улыбнулся. Так как умел улыбаться только он.
- Я же обещал что я вернусь!
aXon
Danda,просто молодец!Огромный респект smile.gif

Жду продолжения rolleyes.gif
danda
Часть VI

Из дневника сталкера...
Возвращения блудного сына.

Уровень радиоактивной воды достиг уже пояса, что значительно ограничило наше движение. Тропа покаяния никак не заканчивалась. Мы с Трыней отдалились на безопасное расстояние от зоны поражения грешными стрелками и были уверены, что в погоню за нами они не бросятся. Ведь после феерического появления Трыни, тропа не стала менее опасной чем до этого. Скорее наоборот. Сейчас тропа выглядела сплошной аномалией, которая не на шутку разбушевалась.
Я покорно брел по воде за Трыней, как собственно и ранее.
С того времени, как он спас меня от химеры, я не промолвил ни одного слова. Возможно просто не знал из чего начать, а возможно - и так все было понятно. Серый - живой, Трыня – вернулся, – что еще нужно?
Окаменелые наросты над нашими головами становились все время большими и закрученными. Иногда они закручивались в невероятные витки, и создавалось впечатления, что под собственной массой они вот-вот оторвутся от края ущелья и раздавят нас как тараканов.
Монстров значительно убавилось, скорее всего из-за воды, которая залила дно ущелья. Но это не преуменьшало риска столкнуться с новыми монстрами, адаптироваными для жизни в воде.
- Спасибо тебе Трыня, что в который раз спас мою сталкеровскую душу, – решил я наконец молвить слово.
- Не переживай, рассчитаемся, - Трыня повернулся ко мне и улыбнулся. – Как ты здесь без меня справлялся? Вижу, ты хорошо допек грешникам, что они тебя так быстро на тропу выбросили. Даже рассвета не дождались...
Я на миг призадумался над вопросом Трыни.
Сказать ли ему о том, что я его выдал, или это может испортить впечатления от долгожданной встречи?
- Ну, я старался быть максимально откровенным с ними, - решил я начать с далека, - Хотя я использовал весь свой ораторский талант и умение убеждать, но, как видишь, все мои старания вылетели „в трубу”.
Мое умение забивать собеседнику голову всяким мусором, чтобы отклониться от основной темы разговора как никогда понадобилось.
- А за ту историю с Балдою, особенно не огорчайся...
После этих слов Трыни меня будто гром ударил. Я же совсем забыл о сверхъестественных способностях побратима. Это же надо, как не удобно вышло.
- Ты все верно сделал в той ситуации, - успокоил меня Трыня будто почувствовал укоры совести которые терзали мой мозг, - я к тому времени уже покинул Болотного Доктора, а ты смог выиграть чуточку времени. И еще спас сталкера, хотя он и оказался липовым.
- Ведь все нормально, брат? – решил я удостовериться в словах Трыни.
- Даже больше чем нормально! – успокоил меня Трыня.
С чистой совестью, было даже легче брести по пояс в радиоактивной воде. Я снова чувствовал себя в безопасности, не считая то, что мы еще не выбрались с этой гигантской аномалии. Конечно что для Трыни покинуть ее границы не представляло особых затрат сил и ума. А вот мне не очень хотелось выбираться отсюда на его плечах. И он это прекрасно осознавал, поэтому и шел вперед в поисках безопасного выхода.
Хотя кто знает, что ждало меня на высоченных берегах ущелья. Возможно, там непроходимые поля аномалий, которые засеяли территорию на десятки киллометров вокруг тропы Покаяния.
- Слушай Трыня, - решил уточнить я, - а что там... на верху?
- Там - разломы, - кратко ответил Трыня. – На несколько киллометров нет ничего кроме изувеченной огненными ранами земли, из которых пульсируют факелы и протуберанцы огня.
А ведь я был прав в своих догадках.
- Ад на Земле?
- Нет, ад на земле - это Зона. А тропа покаяния – это ад в Зоне, - исправил меня Трыня.
Я так увлекся сравнениями, которые тут проводил, что совсем забыл расспросить Трыню о его приключениях. Ведь это меня интересовало не менее чем то, что происходило сейчас над нами.
- Трыня, а что Доктор прописал?!
- Доктор приказал долго жить! - Уважаю я этого сталкера, в любой ситуации найдет остроумный ответ.
Продолжительная молчанка дала понять, что я не собираюсь задавать свой вопрос дважды и ожидаю развития сюжета от Трыни.
- Доктор сказал, - продолжил Трыня, - что ответ на мой загадочный феномен находится за Радаром. Дело в том, что до меня еще никто не встречался с Жемчужиной Зоны. Хотя сам Доктор ищет ее уже несколько лет...
- А тебе как всегда Трыня посчастливилось больше всех, - решил я подколоть побратима.
- Ну можно и так сказать, - поддержал мою шутку Трыня, - практически второй Люфа, вот только не хочу закончить как он.
Историю счастливого сталкера Люфы в Зоне знала каждая псевдособака. Но не каждый знал, как закончилась эппопея фортуны этого любимца Зоны.
Весной этого года, поперся наш счастливчик перед выбросом в Зону. И какой его лихой туда потянул не известно. Никому ничего не сказав, он собрал свой не богатый реманент и поперся не попрощавшись. Конечно, никто не стал его останавливать, ведь знали что ему подлецу все равно посчастливится найти какое-то убежище и пересидеть выброс. А идти с ним также никто не рисковал. Кто знает распространяется ли его фарт на попутчиков.
Итак, отпустили сталкеры Люфу в Зону, не волнуясь за его жизнь.
Вот только не в Зону пошел Люфа, а поперся на границу к третьему блокпосту. Решил за периметр выйти.
Что ним руководило в тот день, бес его знает, вот только такое поведение своего подопечного матушке Зоне совсем не пришлось по душе.
Как только Люфа оказался в зоне видимости солдат с блокпоста произошло непредвиденное.
Выброс начался на 12 часов раньше.
Небо посерело, в ушах прозвучал тошнотворный писк, который наращивал свою силу и внезапно оборвался. Вместе с ним оборвалось и все вокруг. Зона погрузилась в непроглядную тьму. Все вокруг потеряло свои естественные свойства. Создавалось впечатления, что с пространства выкачали воздух, а вместе с ним запахи, ощущения, звуки и даже время.
Секунда в таком состоянии сводила с ума даже самых стойких. Солдаты на блокпосте не были готовы к непредвиденной атаке Зоны, и не успели спрятаться в бункере. Тьма и пустота поглотила всех.
А тогда кто-то включил свет.
Но не тот обычный естественный дневной свет. Это был свет из потустороннего мира.
Складывалось впечатления, что ад на миг расширил свои владения за границы разрешенного и воцарился здесь и сейчас. Красное небо угрожающе нависло над Зоной, сбившись в огромные клубы, из которых периодически выстреливали развилистые молнии. Воздух нагрелся до температуры больше пятидесяти градусов, и в тот же миг стал ледяным. Таких катаклизмов себе не разрешала даже утомленная человеческой эксплуатацией матушка природа.
Ни дыхания ветра, только резкие изменения в окружающей среде, бурое небо над головой, и молнии, которые будто вицеливали жертву на земле.
Вокруг все затряслось будто во время мощного землетрясения. В глазах порябело, и маленькие веселые крапинки закрыли весь кругозор. Под небом раздался звук похожий на взлет реактивного самолета, только усиленный в десятикратном размере. Все что творилось вокруг давало знать о непредвиденном приходе Армагеддона.
Люфа лежал, и бился в судорогах на земле в ста метрах от заповедного перехода между этим и иным миром. Но это было не все что приготовила Зона сталкеру.
Как только выброс начал сбрасывать обороты другой гул пришел ему на смену. Но на этот раз он несся со стороны сердца Зоны, и насчитывал тысячи особей.
Армия озверелых монстров, которых гнала неизвестная сила, перла на блокпост. Впереди бежали самые прыткие и наименьшие жители Зоны тушкани, за ними следовали слепые псы с псевдособаками. Будто волна цунами которая все наростала при сближении с сушей орда монстров также поднималась в гору за счет монстров-гигантов, которые наполняли ее ряды. За слепыми собаками рвали землю под копытами кабаны, а за ними бежали кровососы, из-за невидимости которых все монстры которые шли сзади превращались в огромную маревоподобную массу. Псевдогиганты замыкали этот парад уродов зоны.
Казалось никто и ничто не может остановить эту боевую машину мутированного мяса, которая приближалась к блокпосту.
Но весть о преждевременном выбросе оперативно поступила в штаб военных, который находился за третьим блокпостом. Поэтому ответ на агрессию Зоны в ближайшее время поступил из-под небесного купола.
Двадцать четыре вертолета Ми-28 огневой поддержки – это то что противопоставил внешний мир Зоне.
Но это был достойный ответ. Противотанковые управляемые ракеты перемешали радиоактивное мясо мутантов вместе с землей, оставляя на поле боя глубокие борозди. Синхронные залпы из всего вооружение летающих машин задавали жару безмозглым тварям которые старались выполнить свою миссию – расширить границы матушки Зоны. Шестиствольные пулеметы калибра 7,62мм добивали мелочь, которая в панике разбегалась в разные стороны, спасаясь от смертельного свинцового дождя.
Эта волна поглотила и Люфу. Зона не дала ему вынести часть себя.
Это уже потом в Баре начали ходить слухи, что Люфа хотел вынести за границы Зоны особо важные документы из центра Зоны. В тот день погибло еще много сталкеров, которые попали под внезапный выброс.
Мы с Трыней дальше брели по радиоактивной воде в поиске выхода из этого ущелья. Усталость от недосыпания и глубокого брода давалась в знаки. Но присутствие Трыни прибавляла мне сил идти вперед.
- Трыня! - как гром из неба промелькнула у меня в главе одна мысль, - А что с Серым?!
Трыня остановился, и развернулся ко мне.
- Док уверил, что все будет хорошо, но... – и Трыня потупил глаза в землю.
- Что но? – тревожная пауза Трыни холодком прошлась в животе, - Что ты хотел этим сказать?
Наверное Трыня хотел бы чтоб я также умел читать чужие мысли, чтобы не заставлять его говорить это в слух. Но, к сожалению такого дара у меня не было, поэтому Трыня начал говорить.
- Дело в том, - начал Трыня, - что Серый не сможет полностью выздороветь. Удар янтарной царицы давно должен был поставить конец его существованию, но он выжил. Яд что содержалася в посохе сейчас пульсирует его венами и в любое время может себя проявить. Да и Док не сможет долго его опекать. Рано или поздно Серому придется вступить в бой с молодыми претендентами.
Я чудесно осознавал ситуацию и грусть Трыни. Ведь если дела с здоровьем Серого на самом деле такие скверные, то молодняк что рвется к власти, разорвет его как он когда-то поступил с своим предшественником. Но из другой стороны это законы выживания в Зоне, и думаю, что Трыня это чудесно осознает. Просто это никогда не было легкой задачей выносить смертельный приговор своему другу, которому ты обязан своей жизнью.
- Итак, куда дальше лежит наш путь, Трыня? – решил я отвлечь Трыню от тяжелых раздумий о дальнейшей судьбе Серого.
Он глубоко вдохнул и вместе с тем выдохнул будто освобождая себя от всех тяжелых мыслей которые свинцовой тучей нависли над его головой.
- Наш путь лежит через Краснознаменский колхоз, а дальше в катакомбы Мертвого города.
- Катакомбы мертвого города? - это было что-то новое для меня поскольку Зону топчу не первый год, а о такое не слышал. – Это что за новинка в Зоне? О подземелье Припяти слышал, а вот в Мертвом городе...
- Мертвый город сейчас дотла забит зомби. Такое впечатление что они там из целой Зоны на миттинг собрались. Что их туда гонит - не известно. Поэтому не будем попусту тратить боезапас. Лучше его приберечь для монолитовцев, эти ребята имеют лучшую смыкаловку ну и рефлексы у них тоже получше. Да ещё и стреляют подлецы метко. А о катакомбах действительно никто не знает кроме Дока, ну, и теперь нас с тобой.
- Весело с тобой Трыня. Оказывается мы с тобой еще и в первооткрыватели записались.
- В Зоне много невероятного, потому считай что каждый сталкер здесь Колумб, Магеллан, Кук и Беллинсгаузен вместе взятые.
Мерцающий свет электр, который отбивался от поверхности воды, освещал нам путь. Надоевший дождь также чуть притих, и уже не доставал своим барабанным стуком тяжелых капель по маковке головы. Все будто снова налаживалось и становилось на свои места. Вот только мертвая тишина которая воцарилась над водой вносила беспокойство в наши сердца.
Трыня, который шел впереди, вдруг остановился и жестом руки приказал мне сделать то же самое. Предчувствия Трыни его никогда не подводили, даже когда он был обычным сталкером, а это в Зоне самое главное. Доверять собственным инстинктам, и внутреннему голосу сталкера. В Зоне все ощущения сильно обостряются.
Не пробыв здесь и месяца, сталкер начинает жить этой атмосферой. Атмосферой постоянной скрытой опасности, которая покушается на тебя на каждом шаге. И если внутренний голос тебе сказал „стой не с места”, будь уверен ты на волоске от смерти. Одно неверное движение и крест с противогазом вместо мемориальной таблички тебе обеспечен.
Я мгновенно среагировал на команду Трыни и замер.
Даже круги на воде вокруг нас разошлись, и плато воды стало спокойным и недвижимым будто замерзло.
А тогда меня что-то внезапно потянуло под воду. Будто подомною выдернули огромную пробку, и водоворот, который образовался, с огромной силой начал меня затягивать.
Я даже не понял, увидел ли это Трыня, поскольку я в миг оказался под водой. Забрало скафандра была приоткрытое, и радиоактивная вода залила мне лицо и начала проникать под костюм. Я не мог понять что за сила держит меня поскольку ноги мои были свободные от инородных объятий. Подомною просто провалилось дно. Будто гигантская пасть раскрылась и поглотила меня.
Я махал руками, стараясь преодолеть силу, которая меня затягивала в бездонные глубины недавно маленького брода, не выше колен. Но все было напрасно. Я ничего не видел поскольку в темную пору под водой было еще темнее и страшнее.
Небольшой запас воздуха, который я успел набрать в легкие, перед тем как провалиться, быстро исчерпывался и я начал задыхаться. Еще миг и я готовый был вдохнуть воду в легкие и покончить с этой без выигрышной лотереей.
Но Трыня не дал мне этого сделать. Он быстро выловил мою руку в воде и потянул вверх резким рывком. На миг мне показалось что мои ноги остались в глотке глубинного монстра.
Вынырнув на поверхность из воды я начал снимать шлем скафандра чтобы избавиться от воды, которая залилась туда через открытое забрало. Конечно, радиационного поражения я не ощущал, но был уверен, что миллионы радиационных пучков прошли сквозь мое тело и оставили там свой след.
- Что это было, Трыня?
- Волчья яма, - спокойно ответил мне Триня.
- Волчья яма... в воде? Разве такое возможно, задав такой вопрос, я сам убедился в его абсурдности. Разве может быть в Зоне что-то невозможным. Здесь воплощаются самые смелые и уму не постижимые фантазии фантастов-книжников.
- Может. И она здесь не одна, - добавил Трыня.
Когда-то спокойное плато вокруг нас внезапно усеялось небольшими не более полуметра в диаметре водоворотами. Их было с пол сотни.
А вообще, похабная эта аномалия Волчья Яма. Хуже от нее может быть только ее гигантская разновидность Врата в Тартар.
Принцип действия волчьей ямы был к примитиву простой. Земля под ногами сталкеров внезапно раскрывалась и он пропадал под землей. Ни слуху, ни духу. За секунду времени человек исчезал из этого мира, не успев даже крикнуть. И на месте аномалии также ничего не оставалось. Будто она насытилась и рассосалась.
Были у нее и свои пристрастья. Реагировала она в зависимости от своего размера на вес жертвы. Маленькая волчья Яма никогда не заглатывала жертву тяжелее чем 50 кг. А зрелая аномалия определяла свои вкусы в границах 90-100кг. Потому среднестатистический сталкер с добротным хабаром за спиной на 50кг имел все шансы на то, что Волчья Яма ним побрезгует. А если идешь пустым – тогда брат рассчитывай на свое сталкерское счастье.
А о мифологических вратах Тартара по Зоне ходят легенды. Говорят, что ещё на началах, когда Зона постоянно росла и поглощала новые территории, военные столкнулись с этой аномалией. Тогда она проглотила целый мобильный штаб вместе с техникой и личным составом.
Сейчас мы с Трыней оказались посреди полусотни волчьих ям. Вода вокруг нас начала кипеть как в большом котле. Круг из аномалий начал медленно суживаться...
Я посмотрел на Трыню с выражением незапланированной смерти на лице уже в кои раз за последние несколько минут.
- Ну что брат, - улыбнулся ко мне Трыня, - полетаем?
Я не понял что хотел этим сказать Трыня, но его расположение духа мне понравился и это означало что он знает что делает. Собственно говоря как и всегда.
Не долго думая, Трыня молниеносно приблизился ко мне, ухватил за пояс и рванул в вверх.
Да, именно рванул. От такого резкого движения вверх мне чуть-ли позвоночник не переломало. Но когда мы достигли верхней границы полета, я на секунду ощутил себя в невесомости, а потом камнем подался вниз...
И именно в этот момент на том места где мы еще недавно стояли с Трыней, в окружении аномалий начался невозможный для объяснения здравым смыслом катаклизм. Вода в радиусе десяти метров провалилась сквозь дно и перед нами возникла огромная пасть.
Я понял, что мы падаем точно в пасть до сих пор невиданного монстра.
Вот тебе и первооткрыватели!
Когда это меня снова хорошенько вздернуло, и я повис в воздухе.
Трыня ухватился за один из окаменелых рогов которые свисали над ущельям. Таким образом мы оказались где-то на высоте десятиэтажки, а под нами свирепствовал неизвестный монстр. Точнее только его пасть.
- Трыня, что это, черт побери, такое?!
- Не знаю, - спокойно констатировал Трыня, - можешь у него спросить. Уверенный что он с тобой с удовлетворением поболтает. Не часто здесь к нему наведываются гости.
А монстр тем временем не ограничился угрожающим ревом. Из тех мест где ещё минуту назад кипели водовороты аномалий начали подниматься над водой гигантские щупальца и тянуться к нам.
Теперь мы на вершине рога не ощущали себя в безопасности. А любые надежды развеивались вместе с темпами роста щупальца из воды по направлению к нам.
Нижняя часть нашего убежища уже стала доступной для скользких объятий монстра, который опутал основу рога будто спрут. Под нажимом рог начал трещать, и мелкие камешки с песком посыпались в воду.
Громкий хруст опоры на которой мы с Трыней нашли убежище не вселял надежды. Гигантский рог существенно накренило книзу. Вот-вот и и гигантское окаменелое образование полетит в пасть жителю ущелья.
Результат не заставил себя долго ждать. Прозвучал сильный грохот, рог крякнул в последний раз и вместе с нами полетел на встречу монстру.
Будто в предчувствии вкусного ужина монстр ещё сильнее заревел при этом ещё больше разинул пасть, в которой теперь было видно великое множество перетянутых по диаметру нитей на которых свисали остатки водорослей ила и ветвей. Не знаю как он расправлялся этими растяжками, которые набивали его пасть с своими жертвами, и скажу точно, что в ближайшее время не хотел об этом узнать, а тем более на собственной шкуре.
В последний миг Триня оттолкнулся от каменной опоры, которая стремительно опережала нас в падении, и вместе со мной полетел к следующей окаменелой регалии.
Единственное что я успел почувствовать за спиной, это хлесткий удар щупальца монстра, который старался нас выловить в воздухе. Но сегодня вечернее меню разочарует нашего одинокого жителя ущелья, поскольку главное блюдо - два сталкера в своем соку - на сегодня откладывается. Вместе с тем здоровенный рог грохнулся прямо в открытую пасть монстра.
Судя из недовольного рева монстра это кушанье не пришло ему по вкусу.
А мы с Трыней продолжили свой ход, но теперь уже не рискуя спускаться на дно ущелья. Тем более что растояние между рогами значительно сократилось что упростило путь нам обоим, а в особенности Трыни, который получил меня в нагрузку.
Сужения ущелья было хорошим знаком, ведь со временем мы увидели «сушу».
В конце концов можно было спуститься на землю и чуточку отдохнуть. На миг мне показалось что даже Трыня выглядел утомленным после боя с неизвестным жителем ущелья.
Дождь прекратился, и небо просветила утренняя звезда. Конечно это не был пейзаж к которому мы привыкли во внешнем мире. Утро в Зоне наступало по своему. Утренняя Зоря была похожая на серое и пасмурное утро поздней холодной осени. Карканье ворон под тяжелым свинцовым небом прибавляло атмосферы этому зрелищу.
Мы с Трыней присели на пожелтевшей траве, осматривая протяжное ущелье, которое теперь раскинулось за нашими спинами. Я достал из внутреннего кармана костюма пластиковый одноразовый шприц с антидотом, благо его грешники не забрали, и ввел в ногу.
Это было необходимо сделать поскольку радиационные ванны, что мне пришлось сегодня принять могли крайне неблагоприятно повлиять на мое сталкерское здоровья.
- Трыня, - решил я поинтересоваться, - а почему грешники так настойчиво тобой интересуются? Со слов Седого...
- Седого? – перебил меня Тряня, - я вижу ты за моего отсутствия обзавелся новыми друзьями?
Это не прозвучало, как укор, а скорее всего он снова решил съязвить в своей обычной манере, поскольку сразу после его фразы последовала ехидная улыбка на его лице.
- Довольно тебе Трыня, - решил я не отступать, - пока ты на болоте с Доктором самогон глушил, я здесь с грешниками вслепую под кислотным дождем Зоны топтался, да еще поручкался с самым Бульдозером. Так что без новых знакомств не обошлось.
Трыня улыбнулся, приняв мой ответ достойным контраргументом.
- Но все же таки, чем ты для них такой привлекательный? - продолжал я настаивать на своем.
- Дело в том что я и сам не осознавал своей важности для науки ну и, наверное, многих энтузиастов Зоны до тех пор, пока Док мне все не растолковал, – начал Трыня как всегда от Содома и Гоморы. – Док нас с Серым принял с большими почестями будто ждал всю свою жизнь. Серого он сразу отправил в свой мобильный диспансер, а меня отправил в пункт дезинфекции. Отчесали меня как следует от всей радиоактивной грязи Зоны. Должен вызнать, что давно меня так не чистили. Затем Док пригласил к своему скромному жилью. Сказать скромному, означало ничего не сказать. У него было все и холодильный шкаф, и электрическая плита, и микроволновая печь с грилем, и еще множество кухонных приборов, которые не всегда найдешь у хорошей домохозяйки. Все-таки работа Доктора и его авторитет достойно вознаграждаются из внешнего мира.
Док предложил мне множество чаев на выбор и я остановился на черном с бергамотом. Не потому что любил этот чай, а скорее по тому, что это было единственное название, которое показалась мне знакомым на слух среди двадцати предложенных Доктором.
Наслаждаясь омлетом с кусочками бекона, и запивая всю эту благодать чаем с бергамотом я внимательно слушал Дока, который рассказывал мне о моем „даре”. Доктор говорил медленно и рассудительно, будто никуда не спешил, но свою речь подготовил давно и хорошо ее заучил. Со слов Дока я понял следующее. Жемчужина Зоны это не просто артефакт – это воплощения философского камня. Простыми словами мини версия монолита. Этот артефакт путешествует по Зоне появляясь то в одном то в другом месте препятствуя таким образом определению места его точного нахождения. Черная жемчужина также владеет свойствами осуществления желания, но только одного счастливца.
Откуда Зубр получил информацию о нахождение Черной жемчужины Доку было не известно. Ведь даже ему, со своими связями в Зоне среди группировок и даже монстров, не удалось за годы поисков установить точное место нахождения этого таинственного артефакта. Но в Зоне деньги делают все, и потому не удивительно что именно торговцы первыми узнали о месте нахождения жемчужины.
Зубр отправлял не одного сталкера на поиски артефакта при этом держа эту всю информацию в строгой тайне. Ходили слухи Зоной, что Зубр хотел подписать на это дело легендарного ветерана Зоны Хемуля. Но конечно зная норовистый характер сталкера и его принципиальность, Зубр натолкнулся на твердое как алмаз „НЕТ”. Наверное, именно потому Хемуль еще до сих пор топчет Зону.
Но вернемся к вашему скромному слуге Трыни.
Счастливцем, который подписался под это дело да еще и нашел этот редчайший, если не сказать легендарный артефакт стал я. И как следствие артефакт „наградил” меня за такую наглость, что я осмелился рассекретить его.
- Ты что захотел стать бессмертным? - перебил я Трыню.
- Нет, - улыбнулся Трыня, - просто именно в то время мне ничего в голову не пришло кроме фильма „Горец”.
Шутку я понял, и так же понял что мой вопрос здесь был совсем неуместен, поэтому и разрешил Трыни продолжить свой рассказ.
- После встречи с жемчужиной, - слово снова взял Трыня, - во мне начали происходить изменения. Эти изменения со слов Дока еще не прошли весь этап становления, поэтому каждый раз я ощущаю в себе какие-то новые способности и умения. На много вопросов Док отказывался мне отвечать объясняя это тем что ответ я найду за радаром, и что не следует разрушать планы Зоны, поскольку она этого очень не любит. Аргумент был более чем убедительный, поэтому я больше не задавал вопросов, а просто слушал что скажет Док.
Доктор продолжал рассказывать мне о том как мне посчастливилось найти такой ценный артефакт, и что я не просто попал под его влияние, а сама Зона поставила на мне метку. Есть в этой истории и другая сторона медали. Пока все трансформационные процессы во мне не прошли я представляю собою „ходячий исполнитель желаний”
- Трыня, вы точно с Доком чай пили? - слова Трыни меня обеспокоили не на шутку, - Ты что теперь монолит в человеческом подобии?
- Все намного сложнее Хищный. Пока артефакт окончательно не поглотил меня я могу еще поделиться своим даром с кем-то другим, но для этого ему придется убить меня.
- Подожди, - столько информации на один раз мой мозг окончательно отказывался переваривать, - ты хочешь сказать, что в Зоне на тебя объявлена охота только ради того кто первый тебя убьет, и загадает над твоим трупом желания?
- Звучит дико, но где-то так оно и есть! – констатировал Трыня.
- И что ты собираешься делать, - не переставал я доставать Трыню своими вопросами.
- Ну как минимум постараюсь не пересекаться ни с кем из греха и других охотников за головами вплоть до Радара. Хотя должен признать сделать это будет довольно тяжело.
Рассказ Трыни меня не то чтобы поразил, у меня бы ноги подкосились если бы я стоял. Но к счастью выслушивал все это я сидя, поэтому й застыл от впечатления в позе медитирующего Будды.
- Да, Трыня, - в конце концов я выдавил из себя слово, - с тобой не соскучишься. Что дальше будем делать мистер Монолит?
Улыбка на лице Трыни не исчезала даже в самых безвыходных ситуациях. Наверное, именно из-за этого я чувствовал себя так уверенно в компании этого сталкера.
- Как что? – переспросил Трыня, - Пойдем на встречу Чернобыльскому солнцу!
- Ой, Трыня доведешь ты меня к тому, что я сам тебя пристрелю и загадаю желание скорее вернутся домой!
На этой мажорной ноте мы поднялись и отправились в направления Краснознаменского колхоза.
Местность ужасная, аж мурашки по коже бегают. Но если Трыня избрал такой путь, то я полностью с ним соглашаюсь.
Сталкери обходят это место как черт кадило. Так как то, что там произошло несколько лет тому крепко засело в головах всех сталкеров Зоны, и при каждом упоминании о Краснознаменском аж спина потеет.
Дело было пару лет тому назад.
Проходил этой местностью военный патруль с бронированной техникой. Где-то солдат тридцать в полной экипировке. Когда миновали территорию бывшего колхоза, то остановились чтобы проверить территорию. Но то что они там увидели не вкладывалось в голове ни одного здравомыслящего человека.
Колхоз жил своей жизнью.
Поля были засеянные. Кукуруза непроглядной стеной отделяла здания коровников, возле которых были аккуратно сложены копны сена. По всей территории стояла сельскохозяйственная техника в идеальном состоянии. Все изобиловало жизнью, вот только без ни одной живой души.
Все это никак не могло вложиться в голове. Солдаты привыкли видеть в Зоне мало-ли не потусторонние пейзажи, проржавевшую радиационную технику, пожелтелую траву и выкрученные корнем кверху дерева. А здесь будто оазис среди всего этого сумасшествия пасмурного мира.
Более всего солдатам пришелся по душе яблочный сад, который манил спелым урожаем на ветвях. Яблока выставили к солнцу свои красные бока и манили попробовать сладкого плода.
Долго не ожидая солдаты сорвались с места, и как детвора облепили все деревья жадно пожирая сладкие дары Зоны.
Приступ затуманенности охватил весь командный состав. Даже водители БТРов, и те повылазили из своих мало комфортных кабин и поменяли их на яблочные деревья.
Все до единого наслаждались мигом сладкого блаженства, хохотали и шутили совсем забыв что они в опаснейшем месте на земле, и пришли сюда с оружием в руках, а не с корзинами и жердями для сбора яблочного урожая.
В одно мгновение фиеста яблочной радости исчезла. Небо посерело, поля заселяли только сорняки, а здания коровников напоминали пейзажи после бомбардировки Сталинграда. Сельскохозяйственная техника сняла из себя одежду технической исправности, и превратилась на груду ржавого лома.
А яблочный сад превратился на кунсткамеру ботанических уродов. Деревья, которые будто пчелы облепили солдаты, начало выкручивать самым невероятным способом. Изуродованные старые ветви, будто лианы начали опутывать и давить тела солдат. Недавние аппетитные фрукты превратились на висящие тонкокожие сгустки, которые взрывались и разбрызгивали кислоту на военных. Человеческие тела кипели и распадались на части падая к низу или зависая на ветвях
В одну минуту райский городок превратился на ад на земле.
Деревья уже не украшали веселые вскрики солдат, которые шутя бросались один в другого кочанами. Только истерзанные кислотой тела и остатки обгорелой униформы давали знать кто раньше здесь был.
А тогда настала тишина вместе с воплем боли и агонией последней жертвы.
Сад снова приобрел предыдущей вид. И только тела солдат на ветвьях свидетельствовали об опасности, которая притаилась рядом.
Мы были уже на подходе к злопамятному месту. Кровь застывала в жилах, когда я воображал через что нам придется пройти, но так захотела матушка-Зона, и как говорил Болотный Доктор, не следует вмешиваться в ее планы...
Алекс
danda, ПАСИБ!
aXon
danda,кросафчег smile.gifзаинтриговал.Жду продолжения!
danda
Часть VIІ

Из дневника сталкера...
Краснознаменский

Зона приветствовала гладиаторов, которые только что преодолели один из ее непроходимых лабиринтов - Тропу покаяния, и смогли продолжить свой путь к её сердцу. Конечно, такой уступок не будет вознагражден ею, ведь то, что они остались живыми, уже и есть той наибольшей наградой, которой удостаивается сталкер от матушки-зоны. И кто знает, какие еще испытания приготовила она для наших героев, ведь они ещё сами до конца не осознали цель своего похода в центр Зоны.
А она знает... и едва ли ждет их с раскрытыми объятьями...

На смену холодному и пасмурному осеннему утру Зоны пришел на чудо погожий день. Будто решив наградить за незаурядное мужество двух сталкеров на тропе покаяния, Чернобыльское солнце пригревало как никогда раньше. Земля, которая напилась достаточно влаги за последнюю дождевую ночь, выделяла пар будто мокрое полотенце на батарее, от чего аж перехватывало дух. Все вокруг плыло и колебалось как бывает в пустыне, когда вот- вот увидишь мираж.
Но то, что ожыдало Трыню с Хищным впереди, миражом было назвать тяжело.
Трыня, как всегда, шел впереди, а я шел за ним вслед, стараясь не отставать. Если раньше у меня в руках был МП5, то сейчас я чувствовал себя голым. Поэтому, отступать хотя бы на шаг от Трыни, было смерти подобно. Я даже пожертвовал несколькими ценными артефактами по дороге. Наверное, в этом плане мои сталкерские ощущения чуточку притупились, раз я пренебрег жывым хабаром, но с другой стороны, отклонения хотя бы на полметра от курса, могло обернуться для меня трагически. Или, как говорят у нас в Баре: «Зона приютила, Зона и разместила». Земли на всех хватит, вот только похоронить некому. Разнесут твои сталкерские косточки слепые псы по Зоне и поминай как звали.
- Слушай Трыня, - решил я поддержать разговор в дороге, - а что там в Краснознаменском, раз нам туда так срочно надо?
Трыня скорее за все был готов к такому вопросу, поскольку долго не задумался над ответом, а сразу изложил все как есть:
- Да вот, решил чуточку отоварится, - ответил Трыня, - схрон у меня там есть...
- Схрон?! – удивился я, - А в еще более безопасном месте ты не додумался его припрятать? Может, лучше было сразу его под монолит положить? И вообще, когда ты успел здесь побывать, а тем более выбраться живым?
Трыню все время веселили мои вопросы в стиле „Каким образом...?”, „А как ты смог...?” и „С каких это ты пор...?”. Конечно что на большинство из них он и сам не знал ответов, но то, что я его постоянно выпытывал, он находил смешным. Вот так я выполнял роль шута, который не давал нашей честной компании грустить в нелегком пути.
- Ну Хищный, - начал Трыня, - вопросов у тебя как всегда больше, чем у меня ответов. Начнем из того, что еще до приключения с жемчужиной Зоны я побывал в многих местах Зоны и рядом с Краснознаменским также.
- Ты сказал рядом, - перебил я Трыню.
- Именно так, - продолжил Трыня, неужели ты думаешь, что мне Зона совсем мозг выжгла чтобы я полез в тот ад?! Мне и на окраине аномалии хорошо перепало. Затуманился мозг, начали мерещиться какие-то знакомые лица из внешнего мира. Словом поплыл тогда я... Если бы не Горан, напарник мой, хрен псевдособачий я бы здесь с тобой говорил.
- Старый Горан? - снова я вмешался в разговор, - Ты ходил вместе с ним в вылазки? А я думал, что этот бродяга, - одиночка...
- Одиночка, - ответил Трыня, но за тридцать штук его взгляды радикально поменялись.
- Тридцать штук деревяних??? - с насмешкою заявил я, - А я то думал, что у этого сталкера хоть какая-то гордость есть, а он продался как последняя псевдособака!!!
Трыня глянул на меня с выражением непонимания в глазах, и я снова ощутил себя маленьким пацаном, который хотел повыпендриватса перед старшеклассником, но с успехом провалился. Я ничего не смог ответить на этот взгляд.
- Тридцать штук зеленых! – подчеркнул Трыня, - это тебе медузы с гравиями в Зоне пришлось бы круглый год таскать Зубру на продажу. Но я не пожалел о солидном куше которой мне пришлось перевести на счет Горана. Поскольку дело у нас было на четверть миллиона, все тех же бумажек с президентами.
У меня от этой реплики Трыни, чуть ли забрало не лопнуло от випучених из орбит глаз. Это же на что они подписались чтобы такую сумму сорвать.
- Вы что, решили одну из труб что над четвертым блоком спилить? – другого сравнения я придумать не мог, хотя знал, что эта реплика натолкнется на искреннюю улыбку на устах Трыни.
- Да нет брат, - вдохнул глубоко Трыня, стараясь сейчас вспомнить события того времени, - подписались мы с Гораном достать Зубру одну тайную разработку ботанов, которая находилась в заброшенной лаборатории на окраине мертвого города.
Документы, которые включали в себя детальные записи хода эксперимента, а также конечные формулы препарата, касались какой-то регенерационной сыворотки. В Зоне ходят слухи, что батаны за поддержки военных, давно ищут эту сыворотку чтобы вывести ее из Зоны, но аномальные поля в той местности будто засели и никуда не двигаются. Если в других местах Зоны после выброса, местность карденально изменяет свою проходимость, за счет смещения аномалий, то там они будто заколдованые. Ни тебе техникой проехать, ни вертолетом залететь.
Только наш брат сталкер со своим сталкерским чувством, ползя на пузе мог добраться к месту назначения. И только двум сумасшедшим пришло в голову это сделать.
- А зачем же вы поперлись мимо Краснознаменского? – решил поинтересоваться я, - Это же смертный приговор самому себе???
- А зачем мы сейчас идем к нему? – решил ответить вопросам на вопрос Трыня.
- ???
- Потому что Зона нас туда гонит! – констатировал сталкер, - А мы, следуем ее голосу. Потому что, если уже сейчас начнем идти против ее воли, то не дойдем даже к злосчастному мертвому городу, а про Чертово колесо Припяти можешь и не мечтать!!!
Ну что же, аргумент Трыни был более чем убедительный. Будем идти на клич Зоны как тупые мутанты которых она бросает под горячие стволы пулеметов на Периметре.
- Но, что-то я не помню, чтобы ты за последние годы выезжал в санаторий сердчишко подлечить, водички Трускавецкой попить. Также не замечал твоего нового Феррари, на стоянке возле Бара. Это что же все таки помешало Вам заработать за одну ходку то, что не могут заработать другие на протяжении нескольких лет ползания в Зоне между аномалиями и трупами?
- Так вот я и помешал этому, - с досадой сказал Трыня, - не послушался я Горана. А он говорил мне, чтобы я даже не дышал с той стороны, где находится колхоз. Вот так топал я вслед за ветераном, пока неуслышал очень знакомые мне голоса из стороны Краснознаменского. Тогда я повернулся...
И все... Дальше все припоминаю только со слов Горана, который пожалел дурака и бросился мне на выручку.
Горан рассказывал, что он, как и всегда, шел впереди, вглядываясь в детектор аномалий, который хоть как-то отвлекал его от смерти, которая караулила по правую сторону. Следует, стоило лишь осмотреться, - и все. Он так увлекся самоотвлечением, что совсем забыл обо мне, а когда осмотрелся, то увидел, что меня уже небыло.
Я уже брел мелкими шагами навстречу смерти, которая ждала меня, маскируясь под замечательными видами сельскохозяйственных угодий.
Горан собрался с силами, сосредоточился на моей фигуре, будто вычеркнув все то, что меня окружало. Наверное это его и спасло. Хотя он сознался, что также слышал голоса в голове которые будто иглы впивались в мозг все глубже и глубже в поисках нервного центра, обезвредив который, они смогли бы преодолеть его защиту и сопротивление.
Но этого не произошло.
Долго не церемонясь, он ударил меня прикладом по голове и я упал будто срубленное дерево, к его ногам. После этого, он оттянул меня на безопасное расстояние от влияния аномалии, где сам чувствовал себя в безопасности, и устроил привал.
К чувству я так и не приходил. Наверное Горан хорошенько приложился, спасибо Шухову череп не проломал, но это уже поставило нашу ходку под вопрос. Продолжать путь своими силами значило оставить сталкера на поталу монстрам, а пройти аномальное поле без навигацыи напарника было невозможно.
Итак, Горан решил отложить ходку к лутшим временам. А поскольку мы были хорошо нагружены амуницией, а нести меня на спине с груженим рюкзаком, надежд на дальний поход не вселяло, было решено прикопать часть амуниции. Место Горан выбрал под корнем поваленого дуба.
Тогда моя жизнь обошлась ветерану в четверть миллиона! И я дал слово напарнику, что отработаю ему эти деньги, даже если прийдется пойти в отдаленые уголки Зоны.
Собственно это и было одной из основных причин, почему я подписался на Жемчужину Зоны.
Трыня закончил, и по выражению его лица было понятно, что этот долг перед ветераном Гораном, лежит у него камнем на душе, который постоянно давит и не дает свободно дышать на полную грудь. Ведь если бы им удалось тогда прокрутить это дело, то старый Горан давно уже доживал бы года греясь на Крымском солнышке, или попивая целебную водицу Карпат.
Местность вокруг нас начала изменяться в более урбанизированную в сравнении с дикими неопрятными лесистыми местностями, которыми мы брели еще час назад. Дорога, асфальтовое покрытие на которой пробивалось только небольшими островками, скорее напоминали лужы, чем остатки крепкой дороги по которой курсировали когда-то рейсовые междугородные автобусы. По обе стороны дороги высились две стены, которые формировали гигантские тополя. Ничего аномального в них не было, как это не удивительно, это были те же тополя в которых раньше гудел ветер и находили приют кустарниковые грибы паразиты и вороны.
Только сейчас эти деревья вселяли ужас, наверное тиз-за того, что все в Зоне изменилось, а они как стояли с 86-го, так и сейчас невозмутимо стоят. Сколько они видели за то время выбросов и трансформаций Зоны, сколько бы они могли нам рассказать, если бы они умели говорить…
На краю дороги, между тополями нас стретила до боли знакомая, выполненная в традициях советского примитивизма, автобусная остановка. Это была бетонная конструкция, которую украшали обгорелые и порослые мхом узоры пионеров, выложеные из цветной смальты. Над головами пионеров, которые парадно салютовали, красовалась надпись из двух слов „МИРУ МИР!”
А увенчало все это рэтропейзаж в виде дорожного знака, которой сообщал название автобусной остановки:
„Краснознаменский колхоз”
- Мы уже близко, -почти прошептал Трыня.
- Да не слепой, - заявил я, - читать ещё не разучился!
Трыня, не осматриваясь на меня, направил свой взор куда-то в противоположную сторону от остановки.
- Я о схроне! Он должен быть за теми деревьями. Так рассказывал Горан.
Я снова неуместно решил випендритись и вновь облажался.
Мы двинулись в направлении сваленного дерева. Трыня вел себя странно, все время оглядывался будто за нами кто-то следит. Конечно такое поведение сталкера полностью естественно, но в этой ситуации оно выдалось мне очень странным. Наверно Трыня почувствовал опасность, но не был полностью уверен в своих догадках.
Но, не глядя на все предостережения, мы приблизились к выдранному из почвы корневищу дерева. Огромный корень с огромным куском почвы образовывал что-то наподобе блиндажа за которым весьма возможно было обустроить засаду.
- Где копать? – с энтузиазмом спросил я в Трыни.
- Копать не прийдется. Укромное место в синем, металлическом...
Внезапно рассказ Трини оборвался на самом интересном месте. Он таращился на меня, будто пытаясь в настоящий момент сосредоточить все мое внимание на себе.
- Ты с баллистикой СВД знаком, Хищный? – ответа на вопрос Триня не дождался. Зато он резко ринулся ко мне и в последний момент ударом ноги провалился слева от меня.
Я почувствовал как воздух сзади меня приобрел обём и вес, а тогда резко отдалился от меня. И только астматической хрип выдал мне невидимое существо – Кровосос...
Монстра отбросило от удара Трыни к стволу ближайшего дерева. Режим невидимости растопился и перед нами в угрожающей позе появился гуманоидный воин Зоны.
То что монстр лишился последнего прикрытия свидетельствовало о его крайне агрессивных намерениях. Кровосос росставил лапы и угрожающе заричал на меня. На мгновенье мне показалось, что обьектом его расправы был только я, а не Трыня, который еще секунду тому назад пригрел его ногой в грудь.
Долго не колеблясь кровосос ринулся в мою сторону, приподнося свою правую лапу для смертельного удара. Но то, что он игнорировал Трыню, совсем не значило, что Трыня ответит ему тем же. На половине дороги между мной и кровососом Трыня перехватил могучего хищника за горло и бросил на землю.
Кровосос резко сорвался на ноги, но не осмелился ринуться на Трыню, который находился всего за метр от него. Монстр только заричал на Трыню, будто предупреждая, что ему к нему нет дела, его цель – я.
Необычная симпатия кровососа меня очень взволновала и я начал отступать за корневище сваленого дерева.
Будто прочитав мои намерения, кровосос немедленно перевел на меня свое внимание.
Отступать было некуда.
Кровосос исчез из поля моего зрения. Единственное, что я услышал, так это тяжёлое хриплое дыхание, которое как локомотив приближалось ко мне. Мои ноги отнялись от страха, у меня не было ни оружия, ни сверхестественных способностей, как у Трыни, чтобы остановить монстра. Я уже даже забыл о Трыне, который должен был быть где-то рядом.
Тяжелое хрипение внезапно оборвалось и изменилось на протяжный крик, которым кровосос извещал о считанных секундах моей жизни в этом грешном мире. Марево исчезло и в метре от меня появилось сухожылое тело монстра в античной позе.
Вдруг кровососа рвануло назад и он свалился на спину. На его месте появилась другая античная скульптура героя, который все больше и больше приходился мне по душе. Трыня наклонился над кровососом, который еще не успел прийти в себя после подлого удара в спину, и резким движением, ухватив монстра за щупальца, оторвал тому голову.
Поверьте, чтобы сделать такое с тварью, которая только силой собственных мышц может разорвать обшивку Нивы, нужно было владеть уникальными способностями. Собственно их Трыня только-что мне продемонстрировал.
Определенное время я заворожено смотрел на Трыню, который держал в руке голову кровососа, а ногой придерживал обезглавленое тело, которое до сих пор содралось в судорогах.
- Я вижу Трыня, - сказал я, не отводя глаза от трофея в руках Трыни, - ты посегаеш не только на место Черного сталкера, но и Янтарной царицы. Кто следующий - Болотный Доктор?
Триня улыбнулся в своей манере, а тогда оттолкнул тело монстра, которое уже не подавало признаков жизни.
- Да мне и моей славы хватает, от поклонников отбоя нет, - ответил Трыня, принявшись отрезать щупальца из головы кровососа, - тебе больше скажу у меня даже свой фан-клуб образовался, и в его фанатичности ты имел возможность недавно убедиться.
Достойный ответ, достойного оппонента в этой словесной баталии.
- Ты лучше скажи мне, за что кровосос тебя так...
Вопрос резко оборвался потому что мы оба сразу же нашли на него ответ, и прочитали об этом в глазах друг друга.
Метка Серого. Она уже не действовала. А это был действительно тревожный и грустный знак.
Следовательно все-таки Доктору не удалось спасти Серого. Мы оба опустили головы и окунулись во временную молчанку будто чтя минутой молчания память погибшего друга.
- Надеюсь он погиб в поединке, как и надлежит кровососу-вожаку! – нарушил молчанку Трыня. – Что же теперь без покровительства Серого нам будет еще тяжелее, но это не значит что мы должны отступать от намеченной цели.
Закончив этими словами, Трыня обошел корневище с другой стороны и принялся разгребать листья и верхний слой почвы под стволом.
После недолгих раскопок рука Трыни прошлась по металлической поверхности синего ящика. Осталось проверить, что сокровище ещё до сих пор в сундуке.
Трыня немножко приподнял крышку ящика, насколько это позволял сделать ствол дерева и опустил туда руку. Потом, словно маг-иллюзионист, Трыня начал доставать из него то, что миловало глаза любого сталкера. Первым, что он достал, были два АКСУ и один АК-47. Замечательная находка особенно в мало приветливых условиях Зоны.
Но, к сожалению, не все оружие продемонстрировало исправность и готовность к ведению боя. В одном из АКСУ была сильно изношеная затворная рама, что никоим образом не вселяло надежду на бесперебойное ведение огня. Поэтому мы решили положить его на место в ящик. Возможно, когда-то найдется время заменить неисправную деталь, и гляди он ещё не одного слепого пса или чернобыльского кабана угостит свинцом.
Мне начинало нравиться так, как Трыня, раз за разом, доставал что-то ценное и необходимое из схрона для выживания в Зоне. За двумя исправными калашами пошли несколько рожков патронов, по четыре на брата. Конечно этого было мало и я уже было хотел упрекнуть за это Трыне, но сдержал себя и моя выдержка была вознаграждена.
Следующим, что вытянул Трыня из-под крышки металлического ящика, была переносная патронташная сумка, которая, на мою радость, была набитая свинцовым гостинцем для наших автоматов.
Кроме боеприпасов, Трыня достал из волшебного сундучка две армейские натовские аптечки и восемь шприцев с антидотом в герметичной упаковке. Но более всего я обрадовался увидев два пакета армейского сухпая и пять банок тушонки.
Желудок сразу скрутился в узел в предчувствии не очень вкусного, но питательного ужина. Слюна наполнила рот так, что я не успевал ее глотать, и едва не захлестнулся, стараясь укротить естественной рефлекс.
- Слушай Трыня, решил я отвлечься от мыслей о пище, - а что ты мне рассказывал о снайперской винтовке, перед тем как дать взбучи кровососу?
- А, ты об этом, - Трыня прикрыл крышку ящика, - это будет нам на десерт.
Сказав это, Трыня заходился ощупывать нижнюю часть ствола дерева, так как-будто иская там какую-то щель. Потом он за что-то ухватился, дернул на себя и его лицо осияла детская искренная улыбка.
- На месте, - удовлетворенно констатировал Трыня.
За миг в его руках оказалась длинная снайперская винтовка Дегтярева. В Зоне среди сталкеров её ещё называли Дальнобойщиком. Прекрасная вещь, если ею уметь пользоваться. Конечно так можно сказать о любом оружии которое попадало в руки умелого стрелка. Ведь даже известнейший снайпер среди одиночок Копейка, пользовался снайперской винтовкой Енфилд старого образца. А кличку свою получил потому что, мог из нее, из расстояния ста метров попасть в копейку.
С ним по меткости не могли стать в один ряд даже стрелки монолита из Мертвого города. Знаменитый был сталкер. Но пропал бесследно.
Последний раз сигнал его ПДА фиксировали на военных складах, а потом ни слуху ни духу. И ПДА молчит...
Мы с Трынею собрали весь реманент в старый вещевой мешок, который также лежал в ящике, и отправились на встречу краснознаменской аномалии.
Трыня любезно доверил мне тяжелую СВД и Ак-47, а сам взял АКСУ и вещевой мешок с провиантом и медкомплектами. Хотя я себя постоянно спрашивал, зачем ему автомат, если его руки сами по себе смертельное оружие? Но лишний автомат с боезапасом в Зоне никогда не бывает лишним, тем более если его тянет на своем горбе твой напарник.
- А теперь слушай меня внимательно, - серьезно начал Трыня, - место, мимо которого мы будем сейчас проходить, не отличаетса безграничным количеством монстров, аномалий и всей присущей Зоне флоры и фауны. Вместе с тем - это спокойная и, даже побоюсь этого слова, уютная местность. Но именно это и есть самым опасным во всем этом абсурде присутствия пейзажей из внешнего мира.
- Ну ты загнул Трыня, - перебил я собеседника, - это тебя доктор научил так академически высказываться?
- Надеюсь твое чувство юмора сохранится на протяжении следующих полчаса, когда мы будем проходить мимо этого ада. А пока что слушай меня и не перебивай, поскольку здесь тебе прийдется рассчитывать на самого себя. Я не знаю, как себя поведет мой организм в этой аномалии, поэтому не уверенный, что смогу тебя вытянуть с того ада если ты надумаешь возвратиться на родное село.
Я понял важность лекции Трыни и не стал нему возражать. Больше того ему даже удалось нагнать на меня страх теми словами, что там будет каждый за себя и я буду лишенный его поддержки.
- Не переживай, - успокоил Трыня, - главное иди за мной след вслед, как это собственное было и до того, и ни в коем случае не смотри в сторону Краснознаменского. Даже не думай о нем, в Зоне есть множество вещей о которых можно подумать в настоящее время, потому постарайся себя отвлечь.
- А о чем ты будешь думать? – решил я поинтересоваться в Трыни.
- Точно не о тебе! – маска серьезности на лице Трыни изменилась на искреннюю улыбку.
Мы прошли еще чуточку между тополями и вышли к дороге.
- Ну что же, можем начинать, - сказал Трыня не оборачиваясь ко мне.
- Что именно? – переспросил я Трыню не поняв приказа.
- Думать, начинай думать! –подчеркнул Трыня, - От этого следующие пол-часа будет зависеть твоя жизнь.
- Извини. Я понял. – виновато ответил я.
Трыня успокоился, убедившись, что я правильно понял его приказ, и тронул вперед.
Я старался не отводить глаз от затылка Трыни и думать о чем угодно, только не о том, что находилось сейчас по левую сторону от нас. Пять минут хода в таком состоянии выдались для меня вечностью. Мне казалось, что взглядом я уже давно просверлил затылок Трыни и сейчас внимательно рассматриваю ее вместимость.
Еще через минуту я начал в уме считать пятна от крови и грязи на плаще Трыни, а со временем вцепился количества швов на том же таки плаще и вещевом мешке.
Мне казалось, что я схожу с ума. Еще минутку и я начал бы пересчитывать волосы на голове Трыни, но слава Семецкому - он был в Капюшоне.
Никогда бы не подумал что так тяжело отвлекать свое внимание от кажется простых вещей.
Время-от- времени я посматривал на лево, но каждый раз больше боялся что когда буду разворачивать голову в первичное положение, чуточку перекручу свое поле обозрения и увижу то, что Трыня строго - настрого запретил мне видеть.
А может это все россказни? Может Трыня просто подвергает испытанию мое терпение?
Что может быть страшного в так если я посмотрю направо?
Возможно Трыня просто сомневался в моей силе воли, поэтому для уверености запретил мне даже смотреть в ту сторону, чтобы я не надокучал ему глупыми вопросами, в стиле „а что это?”, „а как это?”…
Хотя, наверное, он прав относительно моей силы воли, ведь даже сейчас я начал в себе и в нем колебаться, значит, его предостережения были уместные.
Ну что же, пусть так. Потерплю еще пятнадцять минут, а там все и закончится.
- Трыня, долго еще? – решил я поинтересоваться.
Ответа не прозвучало. Я повторил свой вопрос, но результат был анологический. Тогда я просто остановился и крикнул к Трыне.
- Ей брат, ты меня слышыш!
Ответа снова не было, но Трыня продолжал идти вперед. И здесь меня будто прошила насквозь невидимая сила, и я резко повернул голову направо...
Ничего не произошло...
Ничего особого. Колхоз как колхоз. Старый, разваленный, усеянный проржавевшей сельскохозяйственной техникой. Таких пейзажей в Зоне множество...
- Трыня взгляни, - не отрывая глаз от старых облупленных коровников сказал я, - это же обычный Чернобыльский колхоз. Что же здесь не так?
Я повернул голову в прежние положения, когда мог видеть Трыню, и не обнаружил никого...
Трыня за считанные секунды исчез.
- Трыня! – с надеждой крикнул я в пустоту, где еще миг тому был мой брат.
А тогда я снова повернул голову в сторону Краснознаменского и увидел его...
- Трыня! Ты куда?! – прокричал я вслед Трыне, который двигался прямо на Краснознаменский.
Но он не слышал меня.
Как мне этого не хотелось, но я собрался с мужеством и ступил первый шаг в навстречу Трыне. Первый же мой шаг сразу же удостоился внимания аномалии. Воздух передо мною всколыхнулся как мембрана огромного динамика на рок-концерте и ослепительный солнечный свет залил все вокруг.
Когда я чуточку пришел к себе, и пятна в глазах разошлись, я увидел совсем другой пейзаж перед собою чем минуту тому.
Все вокруг помолодело и преобразилось. У меня под ногами шелестела на ветре и переливалась зеленью на солнце трава. Настоящая трава. Сочная, душистая что в Зоне заменяла смесь грязно желтой, полузасохшей и перегнившей травы вместе с не менее привлекательной листвой.
Впереди красовались выстроенные в ряд плодовые деревья, с тщательно отбеленными известью стволами. Строения коровников также были опрятными и казалось в них буйствовала жизнь, а разбросанная по территории сельскохозяйственная техника будто призывала к началу рабочего дня в колхозе.
Среди всего этого прекрасного абсурда, который нашел место в Зоне, я увидел Трыню, что не остонавливаясь брел в направление коровников. Поняв, что криком здесь не помочь я решил применить более громкий инструмент. Сняв из плеча автомат я дал очередь вверх.
Никакой реакции.
- Трыня, твою мать! – в порыве злости вырвалось у меня. - Как же это так?! Это же кто за кем должен глядеть? Кто у нас супергерой из сверхестественными способностями? Я или ты? Это ты должен был бы меня спасать, а не я!!!
В порыве злости я кричал Трыне вслед все, что думал о нем, но наталкивался на нулевую реакцию. Тогда я осмелился пойти на суицыдальний шаг.
Огледевшись по сторонам на всю эту красоту, которая пугала меня больше чем потусторонний мир Зоны с ее мутантами и аномалиями, я медленно пошел вслед Трыни.
Пусть это будет мой самый безрассудный поступок, и я уверен что Трыня бы его не одобрил, но тем не менее я должен был своей жизнью Трыне, который неоднократно вытягивал меня из самых безвыходных ситуаций.
Я ступал по мягкой сочной траве с такой осторожностью будто шел по минному полю, все вокруг цвело и пахло замечательным летним днем, но я старался не обращать на это внимания, а сосредоточить свое зрение на спине Трыни, который постоянно отдалялся от меня. Когда в конце концов натолкнулся на первое препятствие...
На самом деле препятствие не было уже таким непреодоленным - прямо впереди меня лежала человеческая рука. Скорее за все военного, поскольку на ней был фрагмент рукава полевой формы и командирские часы.
Я решил не переступать ее, а обойти по радиусу, так как это всегда делал при встрече из смертельной аномалией.
Я сошел из предыдущего курса на два метра влево при том стараясь не терять Трыню из поля своего зрения.
Когда вдруг что-то привязало мою ногу к земле и не отпускало. Я глянул под ноги и онемел.
За прорезинений сапог моего скафандра крепко держалась человеческая рука...
Я захотел освободиться от нее, но она не отпускала держа меня в крепкой, будто в питбуля, хватке.
Тогда я приложил ствол автомата к ее запястье и выстрелил одиночным...
Сразу же за выстрелом последовала естественная реакция. Рука обмякла и отпустила мою ногу.
А потом земля задрожала и из нее начали доноситься ужасные вопли боли и агонии. А тогда они вылезли на ружу...
Передо мной из земли начали вылазить зомби…
Гнилые мышцы и фрагменты кожи вместе с одеждой были одинакового темно-серого гнилого цвета. Некоторые из зомби, а их я уже успел насчитать больше десятка вокруг себя, разваливались ещё не вылезши полностью из земли. Перегнившие мышцы не могли держать вместе трухлявые кости, которые с трещанием ломались. Из ободранных и облезлых голов сочилась черная гнойная жидкость. Те, которым все же удалось вылезти и освободиться от обьятий земли, последовали ко мне, хромая и тащя за собою поломаные концовки. Кое-кто вообще суетился на месте переваливаясь с ноги на ногу, и ища потеряные головы.
Вокруг стоял такой смрад, что я быстро забыл о привлекательных пейзажах краснознаменского колхоза. И собственное это сыграло мне на руку, поскольку я ощутил себя в своей стихии. Хотя и грязной и вонючей, но она была для меня более родной, чем нереальные пейзажи Краснознаменского.
Калаш, что был у меня на поготове с тех пор как я ступил на границу аномалии, дал о себе знать, поливая густо свинцом и так растерзанные тела зомби. Сначала я отстреливал всех зомби вокруг стараясь не обделить никого, но со временем понял, что это напрасная трата набоев. Зомби все больше прибывало изо всех сторон, а зеленой сочной травы уже давно не было видно поскольку все вокруг меня было покрыто частями зомби и черной гнойной кровью.
Я сосредоточил огонь впереди себя чтобы пробить путь к Трыне и побежал в направления где ещё несколько минут к стычке с зомби он был в моем поле зрения.
Несколько раз я чуть не упал поскользнувшись на мокрой от остатков зоби траве, но сумел сбалансироваться.
Одолевая препятствия из остатков тел зомби, мне удалось вырваться вперед и оставить мертвую армию позади, и именно тогда я снова увидел Трыню, который на секунду остановился возле ворот коровника, а тогда не оборачиваясь ко мне зашел во внутрь.
Потеря Трыни с поля своего зрения вкое произошла за последние время пребывание в аномалии. Поэтому я ускорил свой шаг и совсем потеряв бдительность и осторожность вворвался в ворота коровника, куда ещё миг тому назад зашел Трыня.
Моя неосторожность была наказана тупым ударом в затылок после чего я моментально потерял сознание и провалился в бездну.
Пришел к чувству я под куполом огромного железобетонного здания. Вокруг была безалаберщина, всюду лежали металлические кровельные листы, а также огромные металлические балки. В середине было тихо будто в склепе, а солнечные лучи, которые пробивались сквозь дири в кровле прибавляли ситуации потусторонней и загробной атмосферы.
Я осмотрел помещение и увидел в дальнем углу единый внутренний источник света. Это был огромный камень высотой в два человеческих роста, который сиял мягким светом что время от времени вздрагивало будто огонек свечи от дыхания ветра.
А тогда я увидел фигуру которая стояла на коленях перед камнем и монотонно колебалась вокруг своей оси. Руки безжизненно повиснули наземь, автомат лежал рядом на земле, а голова была опущена на грудь.
Я приблизился к Трыне, который, будто зомби, колебался вокруг центральной оси тела не обращая ни на что внемания, и опустил свою руку ему на плечо...
Сталкер прекратил свою молитву к очарованному камню и повернулся лицом ко мне.
Сухое, побледневшее лицо с пустыми глазами смерило меня с головы до ног, и улыбнулось...
- Люфа? Ты...? – я не мог поверить своим глазам, передо мною был не Трыня за которым я бежал забыв о всей опасности в мире, а покойный Люфа. Хотя то, что он покойный сейчас также было под больши знаком вопроса.
- Как ты...? А де Трыня? – я заикаясь выдавал свои вопросы один за другим.
Люфа встал на ноги, не отводя своих пустых глаз от меня, и остановился предо мной.
- Хищный! Брат, давно не виделись! – говорил Люфа.
- Где я? Что со мной произошло? И как... – я выдавал вопросы один за другим как пулемет подает патрон в патронник.
- Молчи и слушай сейчас меня, Хищный! От этого будет зависеть твое будущее?
- Мое? – я никак не мог прийти в себя.
- Ты никогда не умел слушать других, - продолжал Люфа, - и в этом твоя наибольшая проблема. Потому послушай хотя бы сейчас то, что я тебе скажу.
Я не задавал больше вопросов, так как не мог. Язык провалился в глотку и я, как рыба, жадно хватая воздух пробовал выдавить из себя слово. А Люфа продолжал свой монолог.
- Не повторяй моих ошибок, Хищный. Не дай Зоне поглотить тебя из внутри, как она поглотила меня. Ты несешь с собою в её сердце гибель, но к кому она обернет свое лицо будет зависеть от тебя. Я свой шанс потерял, и Зона подвергла наказанию меня. Теперь вся надежда на тебя, и я хочу, чтобы ты продолжил мою миссию. Ты согласный продолжить мою миссию?
Этот вопрос прозвучал будто гром под сводом крыши склепа, и я ощутил как мой язык развязался и я смог говорить.
- О чем ты говоришь Люфа? – сразу начал я из повышенного тона, - Что в беса я здесь с тобой делаю, мне нужно спасать Трыню!
Наверное эти слова Люфа расценил как ответ и скорее за все отрицательный.
- Дурак ты, Хищный! – крикнул на меня Люфа, - Был дураком им и остался! За тобой прийдут другие, а ты можешь только навредить. Ну бывай, ты свой шанс упустил.
Люфа развернулся ко мне спиной и вошел в жертвенный камень к которому только что сносил молитвы.
Я остался сам.
Вокруг все начало трястись будто во время землетрясения, над головой заскрипел металлический свод крыши, а тогда все рухнуло.
Огромные металлические балки, куски железобетона, арматуры и бляхи полетели с горы на меня. А тогда я ощутил сильный удар в спину который прибил меня к земле. Я снова потерял сознание.
Пришел к чувству на пожелтелой траве среди деревьев, а надо мною плыло пасмурное серое небо Зоны. Как я был рад снова его увидеть. Наверное именно так выглядит рай для сталкеров и сейчас я оказался именно в таком месте. А тогда надомною появилось лицо Трыни.
- Живой? – спросил меня Трыня.
- Трыня?
- Меня помнишь, это уже хороший знак, - в присущей ему манере пошутил Трыня.
- Где ты был, Трыня? Я же за тобой пошел, - начал я объяснять Трыне, - Тебя спасать!
- Ну, кто кого спасал, вопрос спорный! – сказал Трыня, - Но сейчас уже все позади, поэтому пора в дорогу.
- Что ты хотел этим сказать? – переспросил я Трыню.
- Говорил я тебе, не смотреть в сторону Краснознаменского, хорошо что аномалия меня обошла своим вниманием, а то бы ходил бы ты там среди зомби солдатов.
- Оказывается что не я, а ты меня....
- Ну не надо благодарности, - начал подкалывать Трыня, - ты же знаешь, что я все записываю, так что потом рассчитаемся!
Все это время я находился под воздействием аномалии. Я снова подвел Трыню, и ему пришлось рисковать своей жизнью ради моего спасения. А я уже подумал, что это я проявил героизм в спасения друга.
- Не переживай у тебя еще будет шанс! – успокоил Трыня, прочитав мои мысли. - Нас еще ждут подземелья лаборатории, так что не задерживаемся здесь надолго! – поторопил он меня.
- Какой лаборатории? – переспросил я Трыню, - А как же мертвый город?
- Это все со временем, а сейчас мне надо вернуть старый долг бывшему напарнику...
aXon
danda,Спасибо!Когда ждать продолжения?
danda
А зачем долго ждать?smile.gif Раз тебе интересно, вот гамай на здоровьеwink.gif

Часть VIII

Из дневника сталкера...
Долг платежом красен.

Как прекрасна Зона!
Особенно, после того, как она, в который раз, дает тебе шанс ещё немножко потоптать её поверхность. И этим шансом ни в коем случае нельзя пренебречь. Пожелтелая трава, выкрученные удивительнейшим образом стволы деревьев, невозмутимые тополи и вонючие слепые псы, которые шастают в кустарнике, как стервятники - в настоящий момент все это выдавалось мне родным и прекрасным. Конечно, после того, что я пережил...
Ужас Краснознаменского остался позади, но воспоминания не оставляли мой мозг. Зомби, сочная зеленая трава с теплым летним ветерком, а еще Люфа... Что это было, иллюзия или действительность? Его слова о какой-то важной миссии, выполнения которой он хотел мне поручить, и гибели для Зоны, которую мы несем в её сердце? Все эти вопросы в настоящий момент роились в моей голове и не давали мне покоя.
Опасность, которую мы так и не смогли постичь своим сталкерским умом, в настоящий момент находилась далеко за нашими спинами, но оглядываться было всеровно страшно. Ведь даже не заметишь, как ты очутишься среди непостижимой красоты мира прошлого, которая затянет тебя как водоворот искушения, а тогда поддаст смертельным страданиям.
Дорога между деревьев, которой мы шли из Трыней, наконец закончилась и перед нами разлеглась огромная долина, над которой висело тяжелое серое небо Зоны, розкаленое Чернобыльским солнцем, что ложилось за горизонт. Долина была пустой, только несколько деревьев были разбросаны то здесь, то там, не создавая надежного укрытия от вражеского глаза. Но тем не менее, наш путь с Трыней вел именно через нее, и нужно было спешить пока Чернобыльское солнце окончательно не поборола мертвая темнота Зоны.
Я еще раз осмотрел пейзажи которые нас окружали, пытаясь оценить ситуацию и остановил свой взгляд в том месте где вот-вот должно было спрятаться кровавое солнце.
Мертвый город.
Грустные пейзажи урбанизированного города, который когда-то подавал большие надежды и олицетворял все советские идеалы, в настоящий момент скорее напоминали пустырь после ядерного удара. Одинокие многоэтажки наклонились в разные стороны, но при этом еще сохраняли свою целостность. Казалось, что они плачут. Плачут за своими обитателями, которые когда-то, радостно, каждый вечер возвращались к своим домам, обогревали их и наполняли домашним уютом, а теперь... Это куча гнилого мяса, которая бродит по улицам, пытаясь воспроизводить реалии быта, торчать в очередях около разбитых витрин магазинов, качать пустые качели на детских площадках, собираться возле афиш, внимательно всматриваясь в пожелтелые и рваные объявления.
Не слышно на улицах детского смеха, гуденья автотранспорта на дорогах, суматохи людей, которые утром спешат на работу и уборочных машин, которые смывали осадок рабочих будней из асфальта, оставляя за собой сказочную радугу.
Все это в один день исчезло.
Будто город и не существовал, словно всех переселили в другое измерение, а это обрекли на страдание и вечную темноту. Но они вернулись. Вернулись к прежним жилищам, мест где они родились, выросли и в один день погибли...
Но это уже не те хорошие и теплые люди, которые наполняли этот город жизнью и энергией. Их тела облачены в лохмотья, которые они насобирали по разбитым квартирам, не могут согреть домашним уютом покинутые жилища. У них не рождаются дети, они не ходят на работу и не возвращаются поздно в полночь. Единственное чем руководствуется их мозг, это первичным инстинктом есть. Они гниют и разлагаются, ими брезгуют даже последние падальщики Зоны - слепые псы. Никто не знает почему они вернулись сюда и что вынуждает их здесь оставаться так долго. Именно они сделали этот город МЕРТВЫМ, заселив его улицы и здания.
Они - Зомби. Надежда прошлого, и гнилые отходы Зоны современности.
Трыня повернул свой взгляд на Север, не обращая внимания на пейзажи мертвого города.
- Если не хочешь присоединиться к живым мертвецам, - сказал он мне, - то нам в совсем в другую сторону.
Трыня соскочил в низ, из невысокого холма, на котором мы стояли и пошел на Север. Я также не задержался на верху, а последовал за ним.
- Слушай Трыня, - решил я поинтересоваться у напарника, - а что ожидает нас за Радаром? Там в Краснознаменском я встретил...
Трыня резко остановился и жестом руки приказал мне молчать.
Ничего подозрительного, кроме нескольких бетонных плит впереди я не видел, но поддавать сомнению ощущения Трыни не хотелось.
Я медленно подошел к напарнику, практически крадучись на носках, постучал его пальцем по спине, а когда он повернулся я кивнул ему в сторону бетонных плит, будто спрашивая что там такое. Трыня не сказав ни единого слова, показал мне глазами, что нужно обойти его с левой стороны и стать рядом. Мы действовали будто слаженая команда спецназовцев на секретной операции. Поэтому я начал медленно обходить Трыню за его спиной, чтобы очутиться слева от его.
И как только я поравнялся плечами с Трыней, в воздухе послышался сухой треск...
Я по неосторожность наступил на сухую ветвь, которая выдала такой звук, что для меня он в настоящий момент был похож, скорее на выстрел. Собственно на этом вся секретность нашей операции и закончилась.
Я ожидал неодобрительного взгляда Трыни, но на мое удивление он даже не обернулся в мою сторону, а продолжал как завороженный всматриваться в пустоту между бетонными плитами.
Меня также взяло любопытство и я не отказал себе в этом, разглядеть что именно так привлекло внимание моего напарника. Я немножко подался телом вперед, и напряг зрение, чтобы увидеть в воздухе то, что сумел разглядеть Трыня, но тогда раздался еще один выстрел...
Увлекшись невидимой угрозой, которая притаилась в нескольких метрах от нас, я совсем забыл о веточке под ногой, которая опять дала о себе знать. Вот только в этот раз моя невнимательность была справедливо наказана, но не Трыней. Хотя лучше бы это был он...
Воздух между плитами будто растопился, а затем хаотически завибрировал, в воздухе повеяло паленым.
Жарка!
Теперь я полностью осознал свою вину, и уже начал догадываться о наказании которое будет идти в след. Опасность этой аномалии в том, что она не является статической как большинство аномалии. То есть, она также привязана к одному месту, как например та же мясорубка или електра, но радиус ее поражения намного больше. Это будто кобра, которая поднялась в угрожающей позе во весь свой рост, готовая поразить угрозу одним мгновенным выпадом.
В зависимости от размеров, жарка расширяла свои владения и зону поражения. Потревоженная аномалия могла гоняться за своей жертвой несколько десятков метров, при том сжигая все на своем пути. Нашу жарку, наверно давно никто не посещал, поскольку вокруг не было обгорелой травы или обугленных тел, которые как правило сигналят об угрозе что притаилась.
Трыня наконец повернулся ко мне.
- Сейчас, без лишних вопросов, бежишь влево, - впопыхах начал инструктаж Трыня, - но только после того как я побегу направо. Перебежишь за плиты, а тогда двадцать метров на Север, ни одного шага от намеченного курса. Там подождешь меня. Пошел!
И Трыня сорвался с места и побежал направо.
Я пытался переварить всю информацию которую только что мне изложил Трыня в выделенное беспощадно короткое мне время. Но тело отреагировало первым, и буквально через секунду, мои ноги понесли меня налево.
Реакция аномалии была также мгновенной. Недавнее марево из горячего воздуха, которое нервно содрагивало между плитами, взорвалось огромным столбом огня из земли. Через секунду прямой ствол начал выгибаться как змея, которая вылезла из корзины индийского заклинателя. На мгновение мне даже показалось, что у этого земного протуберанца прорезались узкие злые глазки, а из пасти вырвался прыткий раздвоенный язык.
Все произошло точь-в-точь по замыслу Трыни. Жарка, среагировала на первую прыткую жертву и направила свое длинное огненное тело в его сторону, выжигая и так не слишком привлекательную траву на своем пути.
Огненный эшелон гнался за Трыней, но догнать прыткого напарника ему было нелегко. Воздух вокруг разогрелся, и я даже в скафандре чувствовал перемены в окружающей среде. Борьбу Трыни с аномалией я не имел возможности созерцать, ведь в настоящий момент пытался в совершенстве выполнить его указания, чтобы реабилитироваться перед напарником. Бетонные плиты каждый раз приближались ко мне. Еще секунду и я буду в безопасности.
Трыня продолжал выманивать жарку на себя. За короткое время, которое нам удалось выиграть у пылающей аномалии, я добрался к плитам и в настоящий момент приготовился к следующему этапу. Но вдруг что-то пошло не так.
Жарка потеряла свой интерес к Трыни, в последний раз взорвавшись на него пылающей злобой, а тогда резко развернулась в мою сторону. Я почувствовал горячее дыхание, ненависть и раздражение аномалии, за то что мы из Трыней все это время водили ее за нос.
Я отвернулся от аномалии, будто пряча бесстыдные глаза, которые осмелились потревожить ее покой, и направил взор на курс предварительно определенный напарником.
Секунда и я сорвался на ноги, как бегун на старте, под команду „Марш!”. Перед глазами маячил только бетонный круг, который я взял себе за ориентир, а в голове счетчик отматывал метраж...2, 4, 6, 8...
Густая, прибита к земле пожелтелая трава, не давала нормального сцепления подошвы сапога с землей. Создавалось впечатление, что я бегу по перине. А вот жарка за моими плечами очень удачно расправлялась с травяным покровом. За аномалией тянулся шлейф дыма и догорали остатки травы обнажая Чернобыльскую землю.
Внезапное изменение влечения аномалии аргументировалось тем фактором, что Трыня покинул пределы владений жарки. Как только аномалия почувствовала предел своих возможностей, она сразу перевела свой интерес к другой жертве, которая еще до сих пор топтала ее территорию. В настоящий момент этот локомотив с запалом в 3000 градусов Цельсия несся на меня.
...18, 19, 20!
- Стой Хищный! - послышался голос Трыни позади.
Тело остановилось, хотя мозг на отрез отказывался это делать. Ведь прямо за спиной аномалия которая может превратить тебя в считанные секунды на пепел.
Но как только я затормозил я понял причину такой внезапной остановки которую требовал от меня напарник. Все пространство впереди меня всколыхалось, закрутилось и поплыло.
Дробь тебе в лоб, неужели еще один Краснознаменский!
К счастью, я ошибся.
В шаге от меня полыхала и переливалась аномальная стена из множества мясорубок, каруселей и электр. Особенно поражали две громадных птичьих карусели в центре аномальной зоны. Они начали образовывать каждый свой водоворот, наполняя его пожелтелыми листьями, травой и всем мусором который оказался поблизости.
Шаг вперед и тобой оросят все окружающие пейзажи. А позади аномалия а-ля шаурма-сталкер. Я понял, что бросаться в мясорубку нет смысла, лучше развернуться лицом к пылающей смерти и посмотреть ей прямо в глаза. Если они конечно у нее есть.
Никаких комментариев от Трыни не поступало. Следовательно, или все шло своим ходом и Трыня ожидал фееричного финала, или даже в те считанные секунды, которые остались мне пожить в ипостаси хотя и разговорчивого но все-таки сталкера, напарник не терял надежды еще что-то придумать. В настоящий момент мне промелькнула фраза в голове известного сатирика: „Только наши болельщики верят, что наша сборная еще может выиграть у сборной Германии за 3 минуты до конца матча, даже если счет 6:0 не в нашу пользу!” Поэтому единственное, что мне в настоящий момент оставалось, так это про себя умолять Шухова, чтобы смиловался над сталкером одиночкой и дал шанс потоптать еще немножко пространства Зоны.
Жарка была уже почти рядом. Забрало моего шлема сразу почернело от света которое излучала огненная аномалия. Я почувствовал, как костюм моментально нагрелся к высокой температуре и начал опекать мое тело. Система циркуляции тепла в скафандре уже не справлялась с могучим нашествием жара. Я чувствовал себя как фаршированная курица в рукаве для запекания. Осталось только прибавить специи, и печеный Хищный в своем соке готовый!!!
Жарка приготовилась к решающему удару. Длиннющий шлейф огня который тянулся от места ее зарождения около бетонных плит в один момент собрался к размерам громадного огненного шара. Я закрыл глаза… Прозвучал взрыв.
Открыв глаза, я увидел обгоревшую черную землю и огненный круг, который образовала пылающая трава. Те же бетонные плиты, то же гуденье невероятного скопления аномалий за спиной и тот же счастливчик с которым я осмелился отправиться в центр Зоны.
- Трыня, мы в раю?, - крикнул я напарнику, который шагал ко мне от места зарождения аномалии. Забрало шлема не сразу удалось открыть, поскольку от такой температуры оно немножко прикипело. Но, поднатужившись, мне все-таки удалось его открыть и вдохнуть горелого воздуха.
- И не мечтай Хищный, - иронически отрезал Трыня, - таких как мы с тобой в рай не берут. Так что топтать нам с тобой еще матушку Зону и топтать.
- А что это было? - вспомнил я о загадочном взрыве аномалии.
- А я то думал, когда ты наконец об этом спросишь, - продолжал шутить Трыня, - что ты там Шухову наобещал в замен на еще один шанс остаться живым?
Трыня уже приблизился ко мне и посмотрел на стену из аномалий, милуясь ею как произведением искусства.
- А если серьезно Трыня, - продолжал я доставать напарника, - что произошло?
Трыня оторвал очарованный взгляд от скопления аномалий и вернулся ко мне.
- Ты слышал когда небудь, что от аномалии можно отбегатса? - начал издалека Трыня.
- Ага, конечно, - с насмешкой ответил я, считая что эта реплика Трыни была шуткой - А еще можно договориться и выпить на бродершаф.
- Она просто исчерпала свой запас, - начал уже серьезнее Трыня, - дело в том что жарка активизируется на определенное время, а тогда ей опять нужно время, чтобы возобновить энергию и взорваться новым огненным монстром.
- То есть, ты хочешь сказать, - чуть ли не заикаючись выдавил я из себя, - что все что здесь происходило, было твоим расчетом, и я был мишенью номер два ?!
- Ну в действительности, расчетом была только первая часть представления, - Трыня виновато скривился, - когда она отправилась к тебе, я надеялся только на счастливый случай! Поэтому брат, считай что ты родился в екзоскелете!
Признание напарника погрузило меня в шок. Я на долю секунды будто проглотил языка и не мог вымолвить ни слово. Но последующих объяснений от Трыни не поступало, поэтому я понял, что в который раз благодарен своим счастьем Черному сталкеру Шухову.
Трыня опять сосредоточил свое внимание на бушующем водовороте аномалий, который стал нам на дороге.
- Видишь вот тот бетонный круг? - не отводя глаз от бетонной конструкции, спросил меня Трыня, - Это и есть вход в лабораторию.
Я, не вставляя комментариев, покорно слушал инструкции напарника.
- Добраться к нему нам вместе, одновременно, будет невозможно, - выкладывал свой план Трыня, - поэтому сначала пойдешь ты, а я сзади тебя буду направлять. Как только ты доберешься к люку, вслед за тобой пойду я.
Трыня прошелся немножко вдоль периметра блокады, будто ища отверстие, через которое можно было пробратса в сердце аномальной активности. И пройдя около двадцати метров остановился возле огромных в человеческий рост шин. Я давно не видел такие огромные колеса, а тем более, даже забыл как выглядел транспорт, которому принадлежала эта обувь.
Трыня остановился возле них и жестом руки позвал меня к себе.
Я не заставил себя долго ожидать, поэтому бегом направился к напарнику. Триня приказал мне присесть возле него и показал рукой мой следующий маршрут.
- Вот здесь - Трыня обвел рукой небольшое отверстие в воздухе впереди нас, - между двумя мясорубками можно спокойно проползти. Дальше полметра направо. Там, если видишь, электра. Поэтому автомат и винтовку оставиш мне, чтобы не соблазнять судьбу. А то будешь лазить там как громоотвод с длиннющим стволом за спиной.
Дальше будет самое тяжелое. Две огромных карусели, которые очень плотно расположены одна относительно другой. Между ними нужно будет хранить равновесие в расстоянии. Если хоть на сантиметр сместишься в сторону одной из двух, будешь иметь замечательную возможность глянуть на мертвый город из высоты птичьего полета. Все понял?
- Больше чем, - как смертник сказал я.
- Да не переживай Хищный, - решил успокоить меня Трыня, - удача сегодня на твоей стороне сталкер. Сможешь доползти к ориентиру, будет что рассказать новичкам в Баре.
- А если не доползу?! - резко оборвал я Трыню.
- Ну тогда я буду иметь что рассказать тем же новичкам, о героических приключениях сталкера Хищного.
И откуда в этого сталкера такой талант успокаивать перед решающим шагом. Эх была не была. Если уже погибнуть, то как настоящий сталкер - на висоте птичьего полета, чтобы аж пейзажи Припяти виднелись на горизонте.
Поет-романтик в моей голове внезапно замолчал и начались серые и рутинные будни. Я лег на живот, перед тем неохотно простившись со своим боевым реманентом, и пополз в определенном напарником направлении.
Как только залез между две мясорубки, то сразу понял какую глупость сделал, что подписался на это дело. Гуденье двух трансформаторных будок, которые мгновенно могут превратить тебя на фарш, вынуждали меня не на шутку волноваться. Но собравшись силами я пополз дальше зная, что основная программа еще впереди.
Как только гуденье мясорубок стало не таким громким я сместился на пол метра вправо, как и рекомендовал Трыня, по направлению к электре, которая мирно, таким себе пауком с голубыми лапками, розглеглася впереди меня.
Отдельную благодарность хотелось составить Трыне, который поддерживал меня позади фразами наподобие: „Давай Хищный, ты уже герой!” и „Я бы не смог так как ты!” Надеюсь эти слова звучали просто как призывы которые должны были меня подбодрить и воодушевить чтобы дойти к пункту назначения.
Электра, очень коварная аномалия из-за невозможности точного опридилення ее пределов. Ведь достаточно зацепить один из ее несметных волосков-растяжек, как она мгновенно взорвется разрядом смертельных молний.
Как сапер на минном поле, я прокрадывался между голубыми нейронами этой сверхчувствительной аномалии, прокручивая у себя в голове народную мудрость о том, что сапер ошибается только раз, когда избрал себе эту профессию. Хотя о сталкере можно сказать аналогичные слова.
Я продолжал двигаться.
Электра уже была позади. На несметное количество аномалий которые, еще окружали меня, я уже не обращал внимания, ведь в настоящий момент передомной главный аттракцион, а точнее два...
Карусели.
Трыня позади молчал, понимая что мне нужно время для того, чтобы сосредоточиться и рассчитать середину между двумя аномалиями. Я набрал воздух в грудь и пополз вперед.
На мгновение мне показалось что даже аномалии утихли в ожидании того что будет. Я двигался между двумя огромными Торнадо балансируя притягательную силу одного силой другого. Таким образом мне удавалось удерживать равновесие и продолжать свой путь.
Но вдруг произошло непоправимое. Одна из аномалий будто сговорившись с другой ослабила свое влияние. И не просто ослабила. Она меня отпустила.
В следствием такого коллаборационизма, я очутился под властью одной аномалии, которая стремительно потянула меня к своему центру.
У меня из уст вырвалось короткое как выстрел слово утопающего: „Триня!”, но надежды на него не было. Добраться ко мне, даже Трыне нужно было несколько минут, а аномалия затягивала меня с молниеносной скоростью.
Потеряв надежду на спасение я закрыл глаза и приготовился к полету. Но как только я закрыл глаза, какая-то тень проскользнула надомной, и притягивание аномалии ослабилось.
Я открыл глаза, и увидел огромное колесо которое висело надомной как летающая тарелка. Трыня в который раз проявил изобретательность и решил отвлечь внимание карусели более тяжелой добычей, поєтому и забросил 200 килограммовое колесо в центр аномалии.
Осознав свой шанс я ринулся к бетонному кругу, забыв обо всем на свете, даже о Трыне. А когда добрался к нему, то очутился на островке безопасности среди смертельной опасности аномального океана.
- Спасибо Трыня! - задишавшись выкрикнул я Трыни по ту сторону баррикады. - Ты в который раз спас мою жизнь.
- Не нужно благодарности! - перекликнулся со мной Трыня. - Жди меня, я сейчас буду!
Хоть уставший и запыхавшийся от только что пережитых предсмертных эмоций, я умостился удобнее, чтобы созерцать как искусно Трыня будет обходить аномалии. Но показательное выступление в исполнении Трыни долго не длилось. Он искусно, как змея, обходил опасные сгустки энергии и уже за мгновение очутился рядом со мной.
- Не время сидеть сталкер, - шутя упрекнул меня Трыня, - нам пора во внутрь.
С этими словами я уступил Трыни место, и он легким движением сбросил тяжелый бетонный круг, под которым открылось метровое отверстие погруженное в непроглядную темноту.
Трыня приглашающе глянул на меня.
- Только после вас маэстро, - хоть и с долей иронии, но на полном серйозе сказал я. Мне хватило розведовательных работ среди аномалий, какие Трыня в отличие от меня преодолел меньше чем за минуту.
- Как скажешь! - Трыня широко, чуть ли не от уха до уха улыбнулся.
С этими словамы он прыгнул в непроглядную темноту. Такие выходки меня уже совсем не пугали. Наверно, я уже просто привык к ним и не переживал за его жизнь. А вот о своей мне следовало больше заботиться, тем более, судя по последним событиям, мой напарник не всегда в состоянии мне помочь, хотя жаловаться на это я также не мог.
По гнутой металлической лесенке, которая была на стене отверстия, я спустился вслед за Трыней.
Как только мои ноги стали на мокрый бетон, темноту рассеял яркий свет от ламп, которые размещались на стенах помещения, связани между собой толстенными кабелями. Посреди коридора, который скорее напоминал атомную субмарину, стоял Трыня, который приглашая кивнул мне в сторону дверей, что были размещены в конце коридора. С потолка постоянно капала вода, и я каждый раз чувствовал себя матросом подводной лодки, который выполняет погружение.
Когда мы подошли к дверям, Трыня отдал мне автомат и СВД, а рюкзак из АКСУ оставил себе. Впереди нас была лестница которая вела на нижние уровни лаборатории. Она была всыпана облетевшой плиткой из стен и кусками штукатурки, которая хрустела под ногами как снег, а вместо перил в разные стороны торчали выкрученные и погризени коррозией штыри, что раньше составляли основу конструкции перил. В настоящий момент все это напоминало скорее гребень какого-то доисторического животного.
- Трыня, - решил я спросить у напарника, - ты точно знает где находятся документы с записями эксперимента, или нам придется блуждать по всем уровням лаборатории?
- Приблизительно знаю, - успокоил Трыня, - но дорога туда длинная и лежит она не через один уровень лаборатории.
Мы из Трыней продолжали спускаться, минув уже несколько уровней лаборатории, пока не дошли до дверей, откуда слишались звуки, будто кто-то бил кувалдой по чему-то металлическому.
- О, нам сюда! - констатировал Трыня.
- А я и не сомневался в твоем выборе, - саркастически ответил я Трыни.
Мы вышли из лестничной клетки к помещению, похожему на холл, которое разветвлялось на три коридоры. Под ногами было невероятное количество мусора, основу которого составляли преимущественно мукулатура с записями ботанов, битое стекло, а также множество другого мусора, что отождествлялось с лабораторным инструментарием.
-Ну что Трыня, - решыл я взять алаверди - на право пойдешь нихрена не найдешь, на лево пойдешь аналогичная фигня, ну а прямо пойдешь хрен тебя самого найдет.
- Ну тогда нам прямо, - твердо, неколебаясь сказал Трыня и направился в коридор, который был прямо перед нами.
- Подожди Трыня! - выкрикнул я вслед напарнику, - Я пошутил, я думал что ты и так знаешь куда идти!
- Знаю, знаю! - не оборачиваясь сказал мне Трыня.
Коридор, который избрал Трыня привел нас в небольшое помещение похоже на раздевалку со многими шкафчиками для рабочей одежды. А немножко дальше в дальнем конце комнаты виднелся дверной пройом с вырванной толстенной дверью, как от банковского сейфа.
Лабораторные помещения пугали шумовым фоном. Создавалось впечатление что за тобой постоянно кто-то есть и следит за твоими действиями. Хруст битого стекла в дальних коридорах, или грохот металлической бочки, которой будто бы кто-то играет футбол где-то в отдаленных помещениях, создавали параноидальные ощущения. Мне не раз приходилось скидывать калаш и целиться в невидимого врага. Единственное что успокаивало, так это спокойная реакция Трыни на все эти звуки.
Конечно я не смог удержаться от любопытства, чтобы не заглянуть в помещение, которое когда-то так хорошо охранялось. Поэтому, направив дуло автомата в дверной пройом я быстренько направился туда.
Трыня не заметил мою инициативу поскольку розглядывал еще один коридор который выходил из раздевалки. А я, воспользовавшись этим, отправился на исследование неизведанного.
Когда вдруг, из ствола моего автомата вырвалось пламя, которое до половины осветило помещение хранилища. Трыня сразу среагировал на нарушение дисциплины и ухватив меня за плечо сильно дергнув на себя.
- Ты что делаешь, Хищный? - гневно сказал Трыня, - Хочешь полтергейста привлеч? Чего палиш без причины.
Я стоял белый как стена, не зная что больше меня в настоящий момент поразило, слова Трыни, или то что я увидел в середине хранилища.
- Я видел там глаза, - как сумасшедший шепотом сказал я напарнику, - Там что-то есть.
Глянув на меня Трыня решил сам убедиться в моих словах и направился в помещение хранилища, а я, прикрывая его ззади пошел вслед.
Как только мы вошли в середину, Трыня осветил помещение фонариком, который лежал в одном из карманов рюкзака. Обычное помещение, мало чем отличалось от других, вот только пол был из перфорированных железных плит, скорее всего для лучшей вентиляции помещения. Посредине комнаты стояла огромная колба, в которой слабенькая неоновая подсветка выдавала невооруженному глазу что-то наподобие экспериментального образца амуниции. И судя по виду, костюм не был разработан для научных работников.
Немножко приблизившись к колбе ми услышали резкое шипение, которое исходило из темноты, а следом за звуком из темноты вырвалось двое красноватых огоньков.
Я сразу навел ствол на монстра и приготовился еще раз выдать очередь в темноту, но Трыня жестом руки остановил меня.
- Это бюрер, - спокойно заверил он, будто констатируя тот факт, что бюрери давно вышли из разряда монстров. - Он нас не зацепит поскольку и сам до смерти напуган. Давай лучше осмотрим чудо, которое нам любязно предоставили товарищи ботани.
Трыня двинулся в направлении колбы, отдав мне фонарик. Я приложил его под ствол автомата, а когда навел в спину Трыни, увидел блеск тетивы возле его ног...
- Трыня!
Прозвучал взрыв.
Проржавевший пол не выдержал и все полетело в бездну.
Когда я опомнился, то почувствовал резкую боль в ноге. В могиле было темно, но автомат с фонариком все еще висел у меня на груди. Я быстренько включил его и панически начал водить лучом света по тесным пространствам завалов.
Когда я посветил на свою ногу, то сразу же понял откуда такой дискомфорт и боль. Большой уламок металлической плиты лежал на моей ноге. Остальной завал сложился над моей головой как кровля дачного домика. Таким образом я очутился в могиле из остатков хранилища где-то на уровень ниже предыдущего, да еще и прикованный к одному месту.
Времени терять нельзя было, потому я взялся за освобождение травмированной ноги. На мое счастье, плита не полностью прижала мне ногу, поскольку легла на обломки труб. Таким образом мне удалось вытянуть ногу из под плиты, не подпирая ее.
Пальцы на ноге двигались, следовательно перелома не было. Но костюм на ноге был изодран, и теперь ни на что не годился.
Фонарик погас и меня поглотила темнота.
В темноте я начал ощупывать бетонный пол вокруг себя на предмет своей винтовки, пока не натолкнулся на лучик света, который едва пробивался в скромные апартаменты моего склепа.
На радостях я забыл о винтовке и бросился к источнику света, который будто ангел из небес, спустился ко мне в мой темный и холодный гроб.
Подползя ближе, к тому месту откуда пробивался свет, я начал расталкивать рукой завалы. Уламки улеглись достаточно плотно, потому мне пришлось воспользоваться прикладом калашника, чтобы пробить себе дорогу к свету. После минутного гроханья по металлической плите, которая отделяла меня от внешнего мира, она наконец поддалась и белый свет залил мою обитель.
Я как слепой ощупывая все впереди начал выползать на свет когда натолкнулся на что-то мягкое.
Это был бюрер. Точнее то что от него осталось. Бедолаге повезло меньше чем мне. Огромный обломок плиты разрезал его голову пополам. Гнилая кровь бюрера расползлась по белой кафели, что укрывала пол нового помещения. Я оказался в главной лаборатории, что была хорошо освещена лампами, некоторые из которых сильно коротило и они мигали как молнии на Чернобыльском небе.
Центральный отсек был вдребезги заполнен колбами, наполненных неизвестным веществом в котором плавали части монстров, или даже целые экземпляры. На операционных столах лежали остатки препарированных монстров, преимущественно бюреров, а в дальнем конце комнаты, в колбе, во весь рост стоял кровосос. На потолке висели непонятные приборы, которые служили электронными помощниками в нелегком деле ученых, а от них тянулись толстые кабели к центу управления, что находился выше в застекленной комнате. К ней вела проржавевшая металлическая лестница, на которую свалился один из резервуаров высокого давления что находился в лаборатории.
Трыня!
Я так увлекся изучением окружающих прелестей что совсем забыл о напарнике. А тогда у меня в голове промелькнул труп бюрера.
Нет. Из Трыней не могло такого произойти.
Он же не простой сталкер! Он лучше! Неподобает так умирать новой легенде Зоны!
Я хотел закричать, чтобы Трыня услышал мой голос, но вспомнил установку напарника. Затем, я глянул на свой ПДА и не увидел на нем отметки Трыни, а следовательно это означало, что Трыня не под завалами. Такой сценарий меня хоть немножко успокоил. Поэтому я решил подняться в центр управления, возможно там есть выход. Ведь стоя на месте я вряд ли смог уловить метку Трыни.
Я пошел к металлической лестнице, которая вела в пункт центрального управления.
Но только я приблизился к ней как встретился лицом с опасностью, которая мигала у меня перед лицом и переливалась множеством нитей электроэнергии.
Шаровая молния поплыла спокойно на меня. Так, будто бы меня и не было. Создавалось впечатление, что еще мгновение, и она не смотря на препятствие, пройдет сквозь меня.
Я медленно навел на нее ствол и нажал на курок.
Автоматная очередь врезалась в аномальное создание и в помещение послышалось страшное ревение. Я видел как из воздуха вылетают брызги крови и заливают стену и лестничную клетку. А потом, после непродолжительной екзикуции мне к ногам упало тело.
Тоисть только часть тела. А именно верхняя часть. Ног у монстра не было, зато огромные и могучие руки свидетельствовали о том, что если бы я надумал медлить еще хоть одну секунду, без ног бы здесь валялся я.
Я приставил ствол калашника к гадкой голове монстра и провел контрольный выстрел. Вместе с выстрелом послышался грохот позади...
Я быстренько изменил магазин в автомате и прицелился в завал из которого услышал подозрительный грохот. Из темноты появилась фигура Трыни.
- А ты как всегда шумишь, - крикнул мне Трыня из того конца помещения где еще недавно я был заживо погреблен.
- Трыня! Живой!
- Конечно живой, - улыбнулся Трыня, обходя операционные столы и колбы с пациентами, - А ты, я вижу, уже познакомился со здешними обитателями?
Я повернул голову к монстру что лежал возле моих ног, а потом опять к Трыне.
- Ты имеешь в виду этого инвалида, - с насмешкой сказал я.
- Инвалида, - иронически улыбнувшись переспросил Трыня, - Пришлось тебе Хищный, поручкатся с самим Полтергейстом. И скажы спасибо Семецкому, что ты успел его накормить свинцом до того, как он раздавил тебя к примеру вон тем баком - Трыня показал на огромный резервуар что свалился на лестничную клетку.
Напарник подошел к монстру, ухватил его за когтистую руку и поволок к операционному столу.
- Что ты делаешь Трыня? - не мог я понять намерений напарника.
- Будем делать вскрытие! - констатировал Трыня.
Деловито, как врач патологоанатом, Трыня принялся раздирать брюхо Полтергейста. Я решил не вмешиваться в ход операции, а просто ошеломленно наблюдал за действием.
Через несколько минут, по локти вымазанный кровью монстра, Трыня продемонстрировал мне то, что он так настойчиво искал в брюхе монстра.
Флешка.
- Вот так товарищи ботани, решили спрятать ценную информацию, - довольно констатировал Трыня.
- В желудке монстра? - я мало автомат не выпустил из рук, - А как...
- Просто, - не дал договорить мне Трыня, - Это был експерементальний образец Полтергейста, так сказать здешний любимец. Наверно, как-то в нем проснулись естественные инстинкты и он быстренько здесь порозставлял все на свои места.
- Вот сюрприз! -я больше не знал что сказать. Информацию можно было спрятать где угодно в этой проклятой лаборатории, но, чтобы в желудке монстра?
- Для тебя у меня также есть сюрприз, - загадочно сказал Трыня.
Спрятав флешку в карман штанов, конечно не такое надежное место как желудок монстра, Трыня опять направился к завалу. И за мгновение вернулся с моим сюрпризом.
Сплеча у напарника свисал експериментальний образец костюма, который мы видели на верху, перед тем как Трыня попал в растяжку.
- Примеряй, - гордо протянул мне костюм Триня, - надеюсь это твой розмерчик.
Конечно, моей радости не было пределов. Тем более, что мой старый скафандр в настоящий момент уже ни на что не годился. Поэтому я сразу взялся примерять новую снарягу.
Новый костюм был как на меня пошитый. Сделанный из легкого материала, усиленный кевларовими вставками на ногах и руках и оснащенный тяжелым бронежилетом. В общем костюм напоминал бронекостюм спецназовцев, но этот был оснасченний противорадиационной защитой и также шлемом нового поколения. Забрало в таких шлемах, занимает почти половину шлема, таким образом увеличивая обзор. Все преимущества костюма, сразу оценить было не возможно, поэтому я надеялся что он не подведет меня в суровых условиях Зоны.
- А теперь время выбираться отсюда, - сказал мне Трыня, и это было именно то, что я хотел от него услышать в ближайшие несколько минут.
- Неимею ничего против, - сказал я, - только покажи выход.
- Но ты собственно к нему шел, - Трыня показал рукой на пукт центрального управления., - Там наверху есть лестница, которая выведет нас к околицам мертвого города.
Мы не стали испытывать судьбу и терпение матушки Зоны, поэтому быстро поднялись наверх и нашли трубу с лестницей которая вела на верх.
Разбитые мониторы на столах и куча разбросанной мукулатури на полу свидетельствовала о том, что все ценное отсюда давно вынесли, но вынесли ли за пределы лаборатории оставалось тайной.
В этот раз была моя очередь идти впереди, поэтому я забросил автомат за спину и начал подниматься узким проходом трубы. Скорее всего ботанам эта труба служила как аварийный выход в случае пожара, или еще какой-то беды.
Свет в конце тоннеля приближался, и я уже почти достиг выхода. Трыня поднимался следом за мной.
Наконец труба закончилась, и я вытянул голову наружу. Сразу перед глазами разлеглись грустные пейзажи мертвого города, я огленулся по сторонам и напоролся на препятствие, которое уперлось мне в лоб.
- Здоровэньки булы, беглецы! - сказал Седой, - А теперь попрошу всех на верх, разговор есть...
aXon
С каждым разом все интереснее. smile.gif
danda
Часть IX

Из дневника сталкера...
Чертоги Мертвого города

Как чувствует себя человек, которому в лоб направили холодное дуло автомата? Скажу вам откровенно – скверно. Самое скверное ощущение в сложной ситуации, это твоя беспомощность перед угрозой. Напарник вообще волей неволей оказался в очереди на раздачу шоколадных слонов. Вот так торчишь ты по пояс в метровом отверстии, а под тобой твой напарник о существовании которого супостатам на горе хорошо известно. Ни тебе из ствола полоснуть по вражеской морде, ни тебе назад спуститься тем самым оставив напарника на растерзание врагу.
Именно в такой заднице торчали мы с Трыней, причем я демонстративно вылез из нее по пояс.
- Чего ждешь сталкер, – толкнул стволом меня Седой, - особого приглашения? Давай вылазь и напарника своего с собою пригласи!
Поняв, что ситуация безвыходная, я начал вылезать на поверхность. Кроме Седого вокруг было еще семеро грешников, которые все как один направили стволы на меня, и с нетерпением посматривали на отверстие в ожидании главного героя – Трыни.
Должен признать грешники были при параде. Тяжелые бронированные костюмы с грязно коричневой окраскою хаки. Именно такая, более всего подходила для маскировки в Зоне, а не темно-зеленая, которую использовали военные. Недостаток таких костюмов был только в слабой радиационной защите, зато от пуль они спасали, правда в допустимых пределах. Ведь из десяти метров даже экзоскелет не выдержит полрожка с калаша, а бронебойных и с десяток хватит чтобы прощупать противника насквозь.
Автоматы Калашникова у каждого были оснащены четырехкратной оптикой, и подствольным гранатометом. Вообще амуниция грешников заставляла волноваться и призадуматься, следует ли шутить с этими ребятами.
Следующим на авансцене появился Трыня.
Сразу, семеро грешников включая Седого, направили стволы на него, мне же скромно оставили одного охранника, который через раз с осторожностью посматривал на Трыню.
- И вам доброго здоровица ребята, - весело поздоровался Трыня с нахмуренными грешниками, которые как ежи понатыкали на него иглы стволов, - по какому случаю собрания? Сегодня в городе танцы?
- Кого я вижу, - разрешил себе приспустить дуло автомата Седой, - новая легенда Зоны, Трыня собственной персоной.
- С кем имею честь общаться? – вежливо оборвал речь Седого Трыня.
Я стоял молча и просто наблюдал за тем, что творилось, а в голове прикидывал себе как нам поделить соперников из расчета на то, что для Трыни трое грешников как для меня один.
- Мне говорили, что ты шут, но я не думал что до такой степени, - унизительно произнес Седой в сторону Трыни, - даже когда тебе осталось жить считанные минуты на этой проклятой земле из тебя всеровно прут геройские штучки.
- Если ты так хорошо меня знаешь, и много слышал, - изменил тон на строже Трыня, - тогда наверное слышал, что восемь тупоголовых амбалов для меня не противник.
Грешники ещё больше насупились, будто хотели создать впечатление серьезной боевой единицы, которой не страшен никакой враг. Но Трыня прекрасно ощущал их страх и читал мысли каждого.
- Зачем нам мериться с тобой силами – улыбнулся Седой, - когда у нас есть твой дружок? Его то пули берут, даже не считая неизвестный костюмчик на нем. Тем более без прикрытия я бы не пошел на такой риск.
Седой нажал на передатчик рации в своем шлеме:
- Бугор, Храп, отрекомендуйтесь нашим гостям, - передал по рации Седой.
Сразу после его слов прозвучали два выстрела в унисон и возле моих ног и ног Трыни вырвались два фонтанчики земли.
Снайперы.
В двухсот метрах от нас на небольшом холме привстали двое снайперов. Судя из рекомендаций Седого, одного звали Бугор, а другого Храп. Что же, это значительно усложняло ситуацию.
Ситуация почти патовая. Почему почти? Потому, что я все ещё рассчитывал на Трыню и его непредвиденные идеи. Кто знает, что на этот раз придет в голову моему напарнику. Прошмыгнуть между грешниками с такой скоростью, что они даже не успеют среагировать на его передислокацию в район „хана вам”. А может, как контролер, возьмет их всех под ментальный контроль, ведь он одного такого знал на агропроме, может чего и научился.
Но как только я об этом подумал, то сразу же вспомнил, кто является препятствием эффектной расправы Трыни с врагом. И этот же виновник, находился сейчас в нескольких метрах от него, обезоруженный и с стволом приложенным к голове.
- Так что Трыня, не заставляй своего напарника отправиться к Семецкому прежде времени – смело заявил Седой, учитывая на огневую поддержку из холма, - Давай колись, что вы искали в этой дыре!
- Местного полтергейста проведывали, - невозмутимо продолжал Трыня, - Доктор просил пирожков ему передать, ведь грустит здесь бедняга, вокруг ни души, одна гниль. А бывает и такие уроды приблудят... – и Тряня окинул взглядом всех грешников.
Седой понял, что установить контакт с Трыней будет крайне сложно, поэтому решил приступить к более действующим методам. Он повернулся лицом к грешнику, который меня караулил и кивнув головой подав сигнал, думаю, понятный для всех.
Грешник, как отданный фанатик сразу развернул автомат ко мне прикладом и вкусно пригрел меня в голову.
Давненько этого не было. У меня еще шишки на затылке не сошли после гостеприимного сопровождения на базу греха, как на тебе, прямо в лоб. Из онемелого от удара места на лбе сразу потекла кровь, которую, я ощутил только тогда, когда тоненькая струйка проложила свой путь по моему носу и методически начала капать с его кончика.
Трыня мгновенно среагировал на надругание над напарником и выхватил приопущенный ствол из рук Седого. Причем сделал он это так быстро и мастерски, что никто не успел среагировать кроме Седого, реакции которого хватило только на то, чтобы до земли отвесить нижнюю челюсть.
Но финал этого трюка был неудачным. Больше того даже трагическим. В унисон с мгновенной процедурой разоружения вражеского лидера в воздухе прозвучал выстрел...
Снайперская пуля попала Трыне в правую руку с такой силой, что заставила его впустить автомат. Трыня схватился за изувеченное предплечье.
- Еще один такой номер, - угрожающе сказал Седой, - и следующая пуля в лоб, но не тебе, а твоему корешу.
Трыня держась за руку посмотрел на меня, а тогда перевел свой гневный взгляд на Седого. Что сейчас крутилось в его голове, было известно только ему самому. Ведь ситуация и действительно казалась безвыходной, даже учитывая сверхъестественные способности Трыни, наименьшее его движение могло привести к мгновенной кончине напарника.
- Хорошо, - сквозь зубы процедил Трыня, - чего тебе надо?
Седой зашелся хохотом.
- Ты милый, - с насмешкою сказал грешник, - ты мне и нужен, но в крайне спокойном состоянии, а именно, мертвым.
- Тогда почему же ты ждешь? - жестко вставил Трыня – Боишься, чтобы твои преданные собаки враз не бросились к моему трупу, забыв об идее и своем авторитетном лидере?
- Закрой рот, сталкер! – люто выкрикнул Седой, будто боясь, что Трыня может разоблачить его коварный замисл, - Я хотел знать, что ты делал в той чертовой дыре! Но поскольку ты оказался не очень разговорчивым, то перейдем к основной части спектакля.
Седой поднял левую руку вверх чтобы подать сигнал снайперам.
Я уже вколи раз за сегодня приготовился умереть. Начал воображать как накаленная в воздухе пуля с сверхзвуковой скоростью прилетит к моему черепу и мгновенно выключит мне свет. Интересно больно ли это? Смогу ли я еще секунду реагировать на внешний мир, буду ли слышать окружающие звуки, видеть тупые без выражения любых эмоций морды грешников? Ответы на вопросы, которые нахлынули на меня за последний миг, я скоро узнаю.
И как только в воздухе должен был прогреметь уже знакомый выстрел с СВД, произошло что-то другое. А точнее послышалось...
Дикий до боли знакомый рев.
Двое грешников которые в конвульсиях дергались в воздухе и дрыгали ногами прибавляли этому действу незаурядной радости и уверенности в наше светлое и безоблачное будущее. Театр марионеток не долго продолжался. Один из грешников стремительно полетел на землю, а тогда прогнулся, будто на него сбросили бетонный блок, который переломал его пополам. С другим снайпером невидимая стихия поступила еще жестче. Его тело было горизонтально поднятое в гору на высоту где-то пяти шести метров, а тогда почувствовался пронзительный вопль, который резко оборвался как собственно и тело грешника.
Все грешники были сейчас развернутые в сторону, где ещё миг тому прошла экзекуция их братьев по клану. О нас с Трыней, они конечно же забыли.
Но как только разорванные части тела снайпера упали на землю, ужасный палач показал нам свое истинное лицо. И как мы обрадовались, когда это лицо, а точнее морда, оказалась знакомая и даже дружеская нам.
Серый.
Гигант кровосос во всей своей красе стоял на холме свысока посматривая на кучку грешников, которые нас окружили. Он был не возмутим, как статуя античного героя, которую поставила здесь сама Зона, чтобы люди помнили, что их будет ждать в случае выявления ослушания.
Охваченные ужасом грешники совсем забыли об опасности, которая ждала их теперь за их же спинами. И кто знает, что было хуже для них, четырехметровий кровосос, или Трыня, который пылал желанием отомстить за нанесенные телесные повреждения.
Теперь гром прозвучал уже за спинами грешников. Трыня молниеносно метнулся мимо Седого, сбив его из ног мощным ударом локтя в голову. И не успел ещё грешник завершить феерическое падение, как мой напарник оприходовал еще четырех грешников.
Я решил поддержать карательную инициативу Трыни и схватил за ствол автомат грешника, который меня караулил. Но, наверное, увлекшись мастерством в разоружении противника в выполнении моего напарника, я совсем забыл, что я не могу действовать с такой скоростью. Этот факт и был для меня решающим.
В воздухе прогремел выстрел, и я ощутил тупую боль в животе. Дыхание мне перехватило и в глазах пошли круги.
Будто боксер тяжеловес из всей силы зарядил тебе в корпус, при этом вложил в свой удар центнер жировомышечной массы. Я провалился в нокдаун.
Грешник и сам не успел среагировать на удачно проведенный прием самообороны, но как только я упал на землю, он перевел на меня ствол чтобы закончить начатое.
На мое счастье, время которое было нужно грешнику, чтобы перевести на меня ствол и выстрелить, совпал с течением времени, которое понадобилось Трыни чтобы расправиться с остальными врагами.
Резким ударом сзади по ногам, Трыня опустил грешника на колена, вывернул автомат с его рук и вонзил его в шею грешнику. Именно в то место где брони не было и напарник легко смог пронзить обшивку костюма. А тогда Трыня нажал на курок.
Из стоящего на коленах грешника из шеи вырывались фонтан крови и плоти в такт каждой пули, которую выдавал на гора автомат. Будто жерло вулкана, который только что проснулся, тело грешника вздрагивало и выкидывало на поверхность брызги и фонтаны кровяной лавы. Вместе с последней пулей в магазине автомата закончилась экзекуция жертвы, и безжизненное тело повалилось на землю.
Трыня подбежал и наклонился надомною.
- Хищный, - тряся спросил он меня, - живой?
- Что, снова! - прохрипел я от боли в животе, - Блин, когда же это закончится?!
Встревоженное лицо Трыни сразу осияла улыбка.
- Не переживай закончится! – засмеялся Трыня, - Ещё немножко и закончится, а пока терпи брат!
Напарник приподнял меня на ноги, и меня снова скрутило от ужасной боли в животе.
- Я же тебе говорил, что ты в экзоскелете родился!, - похлопал меня Трыня рукой по плечу.
Слова напарника можно было понимать буквально, ведь тем экзоскелетом в котором я родился сегодня, был мой новый экспериментальный костюм. Мощная броня выдержала напор пули калибра 5,45мм, и каким же счастьем оказался для меня тот факт, что я обошелся только здоровенным синяком на торсе, с целыми ребрами и онемением участка тела живота.
Трыня перекинул мою руку себе через плечо, а я как раненный солдат оперся на сильное плечо боевого товарища. Хотя в этот же миг мою голову посетила молниеносная мысль.
- Трыня! – резко остановился я и заглянул напарнику в глаза, - А как же твоя рука?
- Рука? – переспросил Трыня, притворяясь что не понял о чём идет речь, - А, ты о моей руке спрашиваешь?
- Ну, на сколько я помню, по ногам тебе никто не стрелял, - решил я разяснить Трыне, - А глянув на то, как искусно ты справлялся с грешниками, напрашивается вопрос – что произошло с твоей рукой, которую еще миг тому назад тебе прострелили?
Трыня забрал свою правую руку из-за моей спины и продемонстрировал её мне.
Ничего странного я не увидел. То есть собственно этот факт и был странным, что я ничего не смог увидеть. Рука была целехонькая, а ещё миг тому, пулей из снайперской винтовки, от нее оторвало хороший кусок плоти.
- А где рана? – от удивления я даже забыл о боли в животе.
- Да, я и сам удивился, - продолжал Трыня, - но ещё к феерическому появлению Серого рана успела регенерироваться. Кстати Серый...
Наконец то мы вспомнили того, кому были должны сегодняшним спасением наших сталкерских жизней. Мы одновременно повернули головы в направление, где недавно Серый продемонстрировал мастер-класс по экзекуции, но снова столкнулись с неудачей...
До боли знакомое дуло автомата уже вколи за день, смотрело нам в глаза и было готово высказать свой свинцовый протест по команде стрелка. А стрелком оказался Седой.
На этот раз грешник решил обойтись без длинных речей, наподобие того как долго он шел к тому чтобы в конце концов поквитаться с нами обоими, и сейчас в конце концов получил такую возможность. Нет. Молчаливый Седой с молчаливым дулом калаша направленного на нас. И кто-то должен был заговорить первым...
Заговорил Седой.
Только его речь была неразборчивой. Она сливалась в унисон с воплем боли и предсмертной агонии, которую сейчас наносил ему гигантский кровосос. Маревоподобное мерцания воздуха позади Седого в одну секунду приняло внешность здоровенного монстра, который крепко охватил своими щупальцами голову Седого и впился в череп грешника.
Тело лидера клана Греха дрыгалось в предсмертных судорогах, а Серый невозмутимо продолжал делать свое дело. Когда в конце концов тело грешника обмякло и сдалось на милость смерти, кровосос отпустил его и оно сползло к его ногам.
Мы с увлечением смотрели на великана, а кровосос невозмутимо мерил нас взглядом. Еще миг очной ставки и кровосос растворился в воздухе, а потом тяжелое хрипение отдалилось от нас.
- Куда это он? – непонимая что произошло, переспросил я Трыню, - Разве он не останется с нами?
- Я его отпустил, - спокойно констатировал Трыня, - Ему ещё многое нужно себе вернуть, в том числе и лидерство среди кровососов. Но думаю, что теперь мы будем иметь за собою надежный тыл!
- Подожди, - уже совсем запутался я – разве Серый не вожак кровососов?
Трыня понял что ему сейчас придется все мне объяснять, и если он этого не сделает, то мои надоедливые вопросы придется выслушивать вплоть до самого радара.
- Я и сам толком не все понимаю, - начал Трыня, - но кажется мне, что изобретательность Доктора как всегда оказалась на высоте. Конечно, что кровососы никогда бы не отступили от жилья Доктора ждя когда он выдаст им Серого. И я подозреваю, что Доктор пошел на авантюрный ход для того, чтобы обмануть молодняк что борется за корону сильнейшего. Потому он нарочно омертвил Серого.
- Омертвил?! – прервал я Трыню.
- Именно так, - продолжил Трыня. – Припоминаешь того кровососа, что мы встретили возле схрона под Краснознаменским?
- Тот, который проявлял крайний интерес ко мне и был очень настойчивый в своих намерениях?
- Он самый, - подтвердил Трыня. – Так вот, тогда метка Серого уже не действовала, соответсвенно мы сделали правильный вывод о смерти Серого. А если Серый умер, то кровососы выбрали среди себя другого сильнейшего. И теперь в царстве кровососущих есть новый вожак, за которым наверное и отправился Серый.
- Интересный расклад получается, - подытожил я сказанное, - ведь мы еще можем стать очевидцами битвы гигантов?
- Главное чтобы мы не стали ее участниками! – заявил Трыня.
Времени тратить нельзя было, поскольку чернобыльское солнце уже почти спустилось за горизонт, а это означало о неизбежности прихода тьмы в Зону, которая скрывала в себе еще больше опасности. Потому мы пособирали патроны из холодных тел грешников, разжились несколькими аптечками, провизией в виде тушонок и сухпая, а также несколькими оборонительными гранатами Ф-1.
А я в свою очередь разжился трофейным автоматом АК-47, что принадлежал бывшему вожаку клана Греха, который сейчас был больше похожий на пробитый матрас, из которого вышел весь воздух. Автомат на вид был новым и ухоженным. Затвор ходил ровно и ствол не был изношен, а это уже гарантировало доверие к оружию. Конечно, проводить разборку автомата как новобранец на обучении я не брался, ведь на это не было времени. Но поверхностную инспекцию я провел, пока Трыня мародерствовал над остальными трупами грешников.
Вдобавок, к моему новому автомату прибавлялся подствольний гранатомет и оптический прицел, что очень радовало меня.
- Время отправляться в город, - закинув рюкзак на спину, а также свой АКСУ сказал Трыня.
- В город? – переспросил я Трыню. – Ты же говорил что мы пойдем подземельями?
- Правильно, - не оборачиваясь сказал Трыня, - Но проход находится в одном из домов на окраине.
Я решил больше не задавать вопросов, чтобы не тратить времени. К тому же вдобавок, Трыня после последней реплики сразу же подался вперед не ждя меня и продолжения допроса.
Мы приближались к мертвому городу. Чем ближе подходишь к этому месту, тем сильнее ощущаешь дыхание смерти в затылок. Серые полуразрушенные дома, обваленные балконы, выбитые окна в которых поселилась тьма. Кажется, что вот-вот оттуда выглянет дуло винтовки снайпера.
Огромные и глубокие трещины на асфальте были больше похожие на трещины, которые получаются на застывшей лаве у подножие вулкана. По улицам гулял только ветер, который носил за собою мусор и кружил в воздухе обрывками старых газет. Одних и тех же, которым когда-то находили применение находчивые жители города, от оклеивания ними стен под обои, и вплоть до изделий с папье маше, которыми восхищалась детвора в садиках.
А сейчас с этими газетами даже нужду страшно справить. Я знал одного сталкера, который нашел в подвале одного разваленного дома подшивку старых советских газет. Наверное, заботливый хозяин подшивал все газеты, чтобы не выкидывать. А чтобы жена не нашла то спрятал ее в подвале под деревянным полом, перед тем поместив в металлический ящичек, чтобы крысы не перетерли на порох.
Так вот, нашел этот хабар один из наших братьев по клану, звали его Чека. Говорят, что хвастливый был сорванец, и прозвище от клана не принял и старших да бывалых не слушал. А сам себе кличку придумал, соответственно и сам в вылазку ходил, перед тем начитавшись книжек о Зоне, которые пишут фантасты из внешнего мира. Ну словом, как сказали в клане, такому не долго Зону топтать.
Итак, приволочил он ту кучу газет на базу. Запрятался от всех в уютном местечке, разжег костер и уселся почитать новостей с прошлого.
Начитавшись, решил Чека отдохнуть, а чтобы не очень холод пробирал ночью, то накрылся своими газетами.
А на утро нашли нашего любителя чтива холодным и без единых признаков жизни. Вот так и застыл сталкер под своими газетами. А когда одиночки захотели забрать тело побратима и похоронить, как положено сталкеру, то их проняло ужасом от увиденного. На заголовках всех газет, которыми закутал себя сталкер появилась статья о загадочной смерти сталкера Чеки, и судя по дате, это был утренний выпуск того дня.
К телу одиночки никто не отважился подойти даже на метр, а зловещие газеты, которые виднелись заголовками о смерти сталкера, вселяли ужас даже в закалених ветеранов. Чтобы не оставлять тело на растерзание монстрам, одиночки облили его бензином и сожгли вместе с газетами.
Как только мы зашли в узкую городскую улочку, Трыня сразу повернул в невысокий пятиэтажный дом, на крыше которого наклонилась огромная ретрансляционная антенна.
Подъезд дома был открытый, то есть ничего не мешало войти у него, поскольку дверей не было на месте. Мы вошли в подъезд и приблизились к лестничной клетке, а Трыня тем временем отошел к двери обтрепанного лифта.
- Ты что собралось детство вспомнить? - шутя спросил я Трыню, когда увидел как он возится возле двери лифта.
- Ни звука! – вполголоса скомандовал мне Трыня. – Хочешь чтобы нас услышали?
- Кто? – прошептал я.
- Жители.
Моего ума хватило на то, чтобы догадаться кого имел в виду Трыня. Зомби. Хотя до сих пор мы не видели ни одного, не смотря на то, что город должен был ими кишеть.
Трыня раздвинул в стороны передние двери лифта, за которыми показались еще одни, что свидетельствовало о том, что кабина лифта находилась на нашем этаже.
- Подержи эти двери, а я возьмусь за дверь кабины лифта, - по хозяйски приказал мне Трыня и взялся за другие двери.
Я подпер ногой правую часть двери, а левой рукой, над головой Трыни поддерживал другую часть. Таким образом моя правая рука была свободной и я для удобства поставил ее на автомат, который висел у меня сбоку на ремне.
Двери не сразу поддались, поэтому Трыня оперся на них всем весом, будто стараясь протолкнуться плечом в маленькую щель которая отделяла обе части двери. Послышался скрип заржавевших роликов на шарнирах, которые начали сдаваться под напором напарника.
Еще один рывок и Трыня буквально разорвал обе части двери каждую в свою сторону, а изнутри на нас повалился ужасный смрад гнилой плоти и хозяин кабины лифта.
Зомби, которого разбудил стук в дверь его жилья, повалился на нас открыв широко рот и дико застонав.
У меня сразу сработал инстинкт самосохранение, а поддержала этот инстинкт моя рука, которая нажала на курок автомата.
В помещении раздалось очень громкое эхо. Одной очереди хватило для того чтобы зомби отбросило к задней стенке кабины лифта. Гнилое тело ударилось об стенку и переломалось в пояснице надвое, рухнув на дно кабины.
Я занемел. И все вокруг также затихло. А тогда стало слышно отдаленное мычание к которому добавлялись каждый раз новые голоса.
Город в одну миг ожил.
Сначала из улиц, а потом и из верхних этажей здания стали доноситься стон зомби, которые будто комары на свет, начали собираться к месту откуда прозвучал звуковой раздражитель.
- Ой! - виновато промолвил я.
- А вот и жители объявились, - будто в укор сказал мне Трыня.
- И что теперь? - спросил я напарника как ребёнок, который навредил, и теперь боялась наказания.
- Забегай в лифт и закрывай дверь, - подогнал меня рукой напарник в кабину в которой ужасно вонял труп зомби. Трыня заскочил за мной и закрыл дверь.
- Трыня, лучше наружу, а то мы здесь задохнемся, - едва не сблевав и прикрывая рукой нос сказал я Трыни.
- Потерпи, мы здесь не надолго, - сказал Трыня и взялся выбивать люк на потолке лифта.
Сорвав люк во внутрь, Трыня прытко выскочил на верх, а тогда подав руку, помог и мне выбраться из вонючей камеры. Как только мы оказались в шахте лифта, кабину под нами сильно затрясло и послышалось монотонное мычание зомби.
- Кабина долго не выдержит, нужно спускаться вниз, - заявил Трыня и начал по тросу спускаться под кабину.
- Как спускаться? – крикнул я вслед Трыне, - Мы же на первом этаже!
- Верно, а под нами должно быть еще десять, - крикнул мне Трыня, - Давай за мной пока зомби не ворвались в лифт!
В такой ситуации, мое привычное любопытство куда-то внезапно пропало, а грохот и вопли зомби из коридора оперативно помогли мне в этом, поэтому я ухватился за трос и начал спускаться за Трыней.
Когда мы оба оказались под кабиной лифта, послышался скрип металла и трещание двери, а тогда тела зомби завалились внутрь. Лифт мгновенно наполнялся гнилью, что легко можно была понять из покачивание кабины и стука об стены и дно лифта.
Шахта под нами тонула в непроглядной тьме, поэтому мы не могли точно определить, сколько времени еще нам нужно будет, чтобы спуститься вниз. Но как всегда обстоятельства заставили нас ускорить этот процесс.
Лифт над нашими головами затрещал, а тогда мы услышали скрип металла и резкий как выстрел треск. Металлический трос не выдержал кабину, набитую гнилыми телами зомби и оборвался. Лифт полетел на нас.
Тормоза по углам кабины на наше удивление сработали, но не смогли остановить нагруженную кабину. Осыпая нас искрами с под тормозных блоков, кабина продолжала нестись на нас.
Я не мог отвести взгляда от кабины лифта, которая осыпала нас фейерверками искр и неслась на нас с огромной скоростью, полная равнодушных к боли мертвых пассажиров. Вот так я смотрел как приближается моя смерть, пока не ощутил тяжелую руку Трыни, которая оторвала меня от троса и пустила в свободное падение в непроглядную тьму.
Я кричал во весь дух, держась одной рукой за ремень автомата на плече, а второй беспомощно махал в воздухе, стараясь ухватиться за будь что. А тогда меня резко рвануло в сторону, и я будто ядро из пушки, вылетел в какой-то коридор, а передомною на высокой скорости пролетела кабина лифта.
Вскоре послишался страшный грохот от удара кабины лифта об дно шахты, и к нам в коридор, вынесло огромную тучу пыли, которая сразу ослепила мне глаза и забила дыхательные пути.
В сплошном тумане пыли мой напарник нашел меня и потянул в глубь коридора где можно было вдохнуть воздуха не переполненного мелких но острых частичек пыли.
Кашель разрывал мои легкие. Каждый раз вдыхая мне казалось, что я выблюю свои легкие. Я будто теленок на поводке следовал за Трыней подальше от переполненного пылью коридора, и пробежав определенное время в полной прострации, я в конце концов смог вдохнуть влажного холодного воздуха, которое как бальзам успокоило мои бронхи и дыхательные пути. Изнеможен, я упал возле стены, жадно, как рыба, хватая воздух. А верный напарник, который уже вкое спасает меня от личного знакомства с Семецьким, стоял рядом.
Я осмотрел помещение в котором мы с Трыней находились. Это была простая комната, которая отходила от главного коридора. Облупленные от сырости стены, трубы разных диаметров, которые плелись будто лианы по стене на уровне плеча, и огороженная сеткой огромная сточная труба с вентилем в уголке, это все, что заполняло эту комнату. Обычные пейзажи для обычных чернобыльских апартаментов. Бледный свет из коридора слегка освещал половину нашей комнаты, зато здесь не было пыли, что легкой дымкою плыла по коридору.
- Ну как, отдышался? - заботливо спросил напарник.
- По крайней мере, это лучше чем дышать испарениями гнилых Зомби, - кашляя выдавил я из себя. – Куда дальше, Сусанин?
- Вперед, - уверенно сказал Трыня – будем ориентироваться по коммуникациям. Трыня показал рукой на толстые кабели, которые тянулись по стене, на своем пути переплетаясь еще с другими, образовывая довольно большую охапку, которая кое-где под своим весом срывалась из проржавевших опор.
Я тяжело поднялся на ноги и вышел в освещенный коридор. Тучи пыли мало-помалу оседали на грязный бетонный пол и истрепанные стены. Желтые лампочки, которые прятались за импровизированными решетками защитной сетки, проливали свет в длинный коридор, и терялись в его глубинах. Мы с Трыней отправились вперед, ориентируясь по кабеле на стенах, как на клубке нитей, которым прокладывали себе дорогу герои в одной старой сказке.
Пройдя молча уже довольно длительное время, мы не столкнулись ни с одним монстром, только аномалия студень местами кипела зелеными лужами кислоты, прибавляя помещению загадочной и даже зловещей атмосферы.
Когда мы дошли к развилине коридора, который теперь раздваивался на два равнозначных коридора, Трыня вдруг остановился.
- Быстро отступаем назад к ближайшей двери, - в поспешности сказал Трыня и потянул меня за рукав костюма за собою так быстро, что я чуть не свалился с ног. А тогда началось...
В глазах покраснело, вокруг все начало плыть, стены стали будто из пластика, то выгибались наружу, то вгибались вглубь ограничивая и так не большое пространство. В голове гудело, будто там поселился рой пчел, а в желудке все переворачивалось и просилось наружу.
Когда мы уже почти добежали к двери, что вели в небольшую комнату наподобие той в которой мы пересидели пороховую атаку, я на секунду осмотрелся. И в вновь сделал недопустимую ошибку, которая едва не стоила мне жизни.
В конце коридора стоял мужчина, который не второпясь, перекачиваясь со стороны в сторону, двигался к нам. Его тело было обнаженным выше пояса, а ниже одетое в грязные и рваные штаны. Кое-где виднелись старые пожелтелые куски бинтов, а кожа была морщинистая будто у старца. И тогда я заглянул ему в глаза...
Точнее, это его лицо мгновенно приблизилось ко мне, и я смог разглядеть безобразные черты монстра. Это был контролер. Самое таинственное создание Зоны. Пугливый, но с чрезвычайно развитыми ментальными способностями и возможностью влияния на жертву на уровне подсознания. Случались случаи, когда под влиянием нескольких контролеров на блокпост шла волна около тысячи мутантов, в ряды которых входили от наименьших жителей крыс и тушканов, вплоть до псевдогигантов.
Это же надо было встретиться с этим чудом психокинетической энергии в этом подземелье.
Контролер сразу ухватился за мой слабый мозг, сковав все мои движения. Но Трыня и здесь не подвел. Он дотащил парализованное тело к двери комнаты и закинул меня во внутрь.
На протяжении определенного времени, я вообще не понимал что со мной творится и где я нахожусь. Но со временем сознание начало возвращаться ко мне, и я начал ощущать свое тело. И единственное, что напоминало о контролере, это было ужасное гудение в голове и писк в ушах.
Я обезсилений пополз к двери, что выходила на коридор. Там должен был быть мой напарник.
Как только я выглянул из двери, то увидел противостояние двух творений Зоны, которые стояли один напротив другого на расстоянии не больше десяти метров. Это было похоже на дуэль двух ковбоев из старого вестерна. Трыня стоял ко мне спиной, потому я не мог видеть глаз и выражения лица напарника, но я хорошо видел морду контролера, которая отражала гнев Трыни.
После недолговременного ментального поединка контролер начал отступать. Это вкое доказало трусость этих монстров. Ведь ощутив хотя бы наименьшее преимущество сбоку врага, их инстинкт самосохранения срабатывал мгновенно.
Но Трыня не отступал. Он наоборот начал быстро приближаться к контролеру, пока не оказался рядом с монстром и ухватил его за шею.
Контролер шипел и злобно поглядывал на напарника, но не сопротивлялся. Тогда Трыня поднял монстра над землей, так, что тот беспомощно задрыгал ногами в воздухе, и швырнул его к стене.
Контролер быстро поднялся на ноги, и искося глянул на Трыню, зашипел в последний раз, и переваливаясь из ноги на ногу побрел в один из коридоров развилины. Трыня не стал за ним бежать.
- Трыня! – прохрипел я из двери комнаты.
Напарник быстро подбежал ко мне и помог подняться на ноги.
- А как же контролер?- поднявшись на ноги с помощью напарника, спросил я у него.
- За него не переживай, - сказал Трыня, - мы уже не встретим его на своем пути.
- Это радует, поскольку у меня от него страшно разболелась голова!
Мы продолжили свой путь, повернув в коридор противоположный тому в который побрел контролер. После непродолжительной пешей прогулки, я пришел к себе и уже не требовал опоры в виде мужественного плеча напарника, а со временем коридор вывел нас в огромное помещение, размером с спортзал. Посредине, помещение увенчивали две колоны, которые соединял металлический мостик, а к нему вели такие же металлические ступеньки.
Помещение было заставлено столами с разбитыми трубочными мониторами и разбросанными бумагами. Причем бумага была повсюду, на столах, полу. Будто здесь пронесся смерч забрав все живое с собою и оставив только мусор, который когда-то нес в себе неоценимый вклад для науки.
Мы подошли к столам, что были развернутые противоположно к остальным. Наподобие учительского стола в школе, который был развернутый так, чтобы видеть всех учеников. Наверно, за этим столом сидел старший инженер, которому подчинялся остальной персонал.
Трыня взялся листать бумаги, которые лежали на столе, а я продолжал осматривать окружающие виды.
- Взгляни, что я нашел! - оторвал меня Трыня от созерцания пост апокалипсических пейзажей.
- Что там у тебя? – без энтузиазма спросил я.
- Здесь очень интересный доклад одного из ведущих инженеров этой лаборатории, - восторженно начал рассказывать Трыня, - Здесь речь идет об установке “Зов монолита”, которая была введена в эксплуатацию после второго выброса. Согласно описанию и координатам, это, скорее за все, знаменитый Радар, который находится между Припятью и Рыжим лесом. Но что интересно, здесь идет речь о двух диапазонах частот, которые он излучает. Первая, внешняя, со значительно большим диапазоном действия, и внутренняя - с коротким. Если о существовании и назначении первого вида пси-излучения я догадывался, то о втором не имел понятия. Что же, думаю это еще одна тайна, о которой вспоминал Болотный Доктор, и которую нам скоро придется раскрыть. А пока что я вижу единый способ как об этом узнать.
- И что ты снова придумал? - прейдя в себя от услышанного спросил я у Трыни.
- За нас уже все придумали, - улыбнулся Трыня, - а нам осталось только потянуть за ручку тумблера и сосчитать до десяти.
- Какую ручку? – не мог я понять юмора Трыни.
- За вон ту, - и Трыня показал мне на мостик между двумя колонами.
Как я раньше не увидел пульт управления который находился возле левой колонны. Но зато сейчас я четко его розглядел, а заодно и ту злосчастную ручку тумблера, которой так заинтересовался мой напарник.
Трыня не тратя времени, одним длинным прыжком, как он это делал на агропроме во время атаки военных, перескочил на мостик и ухватился за ручку тумблера.
- Подожди Трыня! - встревожено закричал я, - Ты же не знаешь что будет!
- А вот сейчас и узнаем, - Трыня изо всех сил потянул рычаг до отказа.
Мертвую тишину встревожили сильные толчки с недр земли. Это было похоже на сильное землетрясение. Столы с компьютерами начали переворачиваться, шкафчики с бумагами валиться на землю, а бумаги из пола начали подлетать в воздух. Мир закружил передо мною и я повалился на землю, а со временем потерял сознание.
Пришел к чувству лежа на сырой чернобыльской земле под тем же чернобыльским небом. Надомной стоял Трыня.
- Что произошло, где мы, - держась за голову будто из похмелье спросил я у напарника.
- Все идет по плану, - констатировал Трыня, - мы сейчас на окраине Рыжего леса.
- А что со мной случилось?
- Легкий пост эффект от больших перемен в Зоне, - улыбнулся Трыня
- Каких перемен, не говори загадками, - начал приходить в раздражение я, но от этого еще больше разболелась голова, и я сбавил жару.
- Больших перемен. - Трыня наклонился ко мне и таинственно прошептал, будто остерегаясь что кто-то нас услышит, - Я временно выключил Радар, так что дорога в сердце Зоны свободна!
aXon
danda,класно пишеш! smile.gif Ментальный бой Трыни с контролером понравился,вот бы Меченый так умел! laugh.gif
Алекс
aXon, лол +1
danda, +1000
danda
Часть X

Из дневника сталкера…
”Зов монолита”

Что есть самой большой загадкой Зоны?
Тайный монолит, в центре Зоны, который якобы владеет свойствами выполнять самые сокровенные желания? Или, может, Радар на окраине Рыжего леса, от упоминания о котором у сталкеров аж мурашки по спине бегают? Чего только стоят истории очевидцев, которые доходили к границе, а именно к тому месту где начинается мертвая Зона. Именно в этой Зоне, недалеко на Север от мертвого города, совершаются ужасные вещи.
Наверное, каждый сталкер в Зоне, который хоть раз пересидел за рюмкой в Баре, слышал историю сталкера Дыбы. А рассказали эту историю очевидцы, которым посчастливилось выжить в той загадочной истории.
Пятеро сталкеров, в том числе Дыба, отправились в центр Зоны, чтобы поживится, как они сами поведали, новыми разновидностями артефактов. Конечно, что на такие ходки идет не каждый второй, и как правило это люди, которые не так долго топчут Зону, и еще живут романтическими мечтами и желанием приключений в стиле Индиана Джонса. Другими словами, только сумасшедшие могли отправляться за собственной смертью так далеко. Ведь чтобы умереть, как настоящий сталкер, достаточно лишь выйти за пределы Бара и расслабиться на секунду. В тот же миг, старуха с косой попросит удостоверяющие документы и прописку в Зоне.
Но вернемся к нашим „героям”. Хотя мы и присвоили им популярный в Зоне титул „сумасшедшие”, и все же им удалось дойти к мертвой Зоне Радара. Документы, которые они купили у Зубра, приблизительно описывали границы влияния пси-излучения Радара. Поэтому, вооружившись этой информацией, наши искатели артефактов отправились на встречу таинственному и непостижимому.
Ясное дело, что группа не рискнула подходить впритык к обозначенной границе влияния Радара, а сделала привал в пятистах метрах от зловещего места. О приближение к Радару свидетельствовали нечастые набеги, правильнее ли сказать наползания зомби, которые мирно брели себе от Радара в сторону Мертвого города, но встретив незнакомцев по дороге, резко изменяли траекторию движения.
Поэтому сталкеры установили поочередную охрану.
В таком распорядке прошла вся ночь, а на утро одного из сталкеров не стало...
Это был Дыба. Обнаружив пропажу напарника, остальные участники группы разделилась по парам и отправились на его поиски перед тем определив границы Зоны за которую нельзя было заходить. Но прочесав довольно большую территорию никого не нашли кроме нескольких зомби. Поняв, что поиски были напрасными, и группа потеряла одного члена, сталкеры решили поступить умно и для того чтобы избежать дальнейших потерь в своих рядах, тем более Дыба в группе был самым опытным, сталкеры решили повернуть в БАР.
Как только группа собралась и отправилась в направления мертвого города их окликнул голос.
Это был голос Дыбы, что выходил из леса. Из того же леса которого так остерегались все члены экспедиции. Шел он уверенно без никаких признаков зомбированости, хотя кто его знает как определить признаки того же зомби. Ведь не все они сразу это груда гнилого мяса с невыразительной речью. Но, увидев напарника о таком, конечно, никто не задумывался, ведь теперь, когда все вернулось на свои места и группа снова в полном составе, они могут продолжить экспедицию в глубь Зоны.
Дыба все ближе приближался к сталкерам, пока внезапно, какая-то неизвестная сила подкосила его. Он ухватился за голову, будто от приступов сильной головной боли, опустился на колени и начал кричать и рвать волосы на голове в порывах сумасшествия.
Сталкеры остановились в нескольких метрах от напарника, который склонился над землей и дрожал будто ему было очень холодно. Все время он что-то бормотал себе под нос, а потом внезапно затих. Сталкеры окликнули его, спросив все ли в порядке, в ответ изнеможенный Дыба поднялся на ноги. Его лицо было бледным будто у мертвеца, по лбу и щекам стекал пот, а в глазах застыла боль и просьба о помощи.
Один с сталкеров отважился подойти к мученику, но в ответ все услышали автоматную очередь.
Дыба расстреливал напарников с своего автомата, пока не закончились патроны в магазине. Все четверо сталкеров лежали неподвижно на земле. Еще несколько секунд Дыба щелкал по курку разряженного автомата стараясь изъять из него еще хотя бы один выстрел. Поняв, что все напрасно, Дыба бросил к ногам автомат, достал из кобуры, которая крепилась к бедру Форт, и выстрелил себе в висок.
В этой карательной акции, которую провел Дыба, одному сталкеру удалось выжить. Три пули, которые попали ему в грудь, сломали два ребра, но бронированные подкладки костюма не пробили. И произошло это не случайно, ведь остальные члены команды что лежали сейчас на земле и не подавали ни единых признаков жизни, были одетые в аналогичные костюмы. Сталкера спасли артефакты, которые лежали в его рюкзаке. Один из них, а именно артефакт мамины бусинки, он припрятал в рюкзаке подальше от глаз напарников. Зная, что данный артефакт не является радиоактивным, что крайне редко случается среди детищ Зоны, он просто припрятал его в ботинок, а потом перепрятал в рюкзак, умышленно не положив его в контейнер, чтобы не привлекать лишнего внимания.
Одолевая ужасную боль в груди, сталкер обошел тела павших побратимов и убедившись в летальности в каждом из случаев, пошел к телу Дыбы. Осмотрев тело палача у которого с виска тоненькой струйкой вытекала густая бордовая кровь, сталкер натолкнулся на татуировку, которая по длине украшала правую руку Дыбы. Это была аббревиатура из букв что вместе составляли хорошо известное всем слово „S. Т. А. L. К. Е. R.”
Рыжий лес, который получил свое название еще после первого взрыва на Чернобыльской ЧАЭС, сейчас красовался перед нами красно-багряными кронами деревьев, которые будто заржавевшие танкеры, баржи и прочие суда застоялись в порте без ухода. Тот кто усматривал в этом виде романтику был или дураком, или человеком который впервые сюда попал. И мы с Тринею относились к второму классу чудаков.
- Сколько о нем легенд ходит, - не отрывая взгляда от окраины леса сказал я Трыне, - и ни одна из них не смогла раскрыть всей его таинственности и загадочной неприкосновенности.
- А ты начинаешь говорить как поэт. - подколол Трыня, - Вижу эта ходка произвела на тебя положительный эффект. Вернемся, может книжку напишешь.
- Все может быть, - все еще вглядываясь в ржавчину крон Рыжего леса, сказал я, а потом перевел взгляд на Триню, - Ты лучше розкажи мне, каким образом тебе удалось отключить Радар и вообще, что тебе о нем известно раз ты так рискнул.
Трыня почувствовал, что сейчас ему придется все подробно разжевывать и вкладывать в рот, чтобы я потреблял уже разжеванную информацию и не задавал лишних вопросов. Потому он выдержал короткую актерскую паузу, а тогда начал свой рассказ.
- Тебя не удивило название установки, что мы сталкеры именуем как Радар? – решил начать из вопроса Трыня. Не дождавшись ответа напарник сразу же продолжил. – А вот меня раздирало любопытство. “Зов монолита” звучит заманчиво, не так ли? Да, именно “заманчиво”, - складывалось впечатления, что Трыня каждый раз больше восхищается своим пылким монологом о достижение в расследовании на основе дедуктивного метода.
- Извини Трыня, - прервал я напарника – но кажется мне что ты не растолковываешь всю эту историю с Радаром, а наоборот еще больше ее запутываешь.
Трыня схватился враз, будто человек который своими мечтами летал где-то под небесами, а потом его вдруг опустили на Землю.
- Извини, я немного отвлекся! – напарник прибавил ходу, ведь мы точно не знали сколько времени Радар еще будет в неактивном состоянии, хотя при этом не забывал следить за аномалиями, которые время от времени попадались на нашем пути.
- Так вот, - продолжил Трыня, - сопоставив те данные что мы получили в лаборатории под мертвым городом с информацией, что я получил от Доктора, я дошел определенных выводов. Наш знаменитейший Радар действует на двух частотах. Внешний и внутренний, и в документах фигурирует под названием Зов монолита. Именно это и подтолкнуло меня до одной замечательной догадки.
- Трыня, не томи душу! – нетерпеливо прервал я напарника.
- Радар это не барьер на пути к центру Зоны, а ворота к нему!
- Что?! – Трыня перевернул все мое мировоззрение о Зоне, - То есть ты хочешь сказать, что сквозь Радар на самом деле можно пройти без ни одного повреждения, главное правильно постучать?
Трыня воспринял мой вывод мягкой и доброй улыбкой на лице:
- Нет, все немножко сложнее, - напарник схватил меня за рукав костюма и потянул на себя. Оказалось что передо мной притаилась мясорубка в которую я едва не попал заслушавшись историй напарника. – Не забывай что ты в Зоне брат, а не на прогулке в парке.
Мне стало стыдно от такого замечания, ведь давно уже Зону топчу, а только что повел себя как неотесанный новичок.
- А относительно Радара, то я вот к чему дошел, собрав всю известную информацию, - продолжал Трыня, все еще держа меня за рукав костюма. – Внешняя частота действия Радара направлена в Зону, и влияет на подсознание всех сталкеров из одним единым призывом – призывом в центр Зоны. Именно так, Радар манит всех к себе, из-за чего каждого сталкера на протяжении жизни мучает одна параноидальная мысль - пробраться в центр Зоны. И чем дальше мы идем на Север, тем более сильным становится этот призыв.
- Подожди Трыня, - снова прервал я напарника, - а как же зомби сталкеров, что идут от радара, пси-излучение что буквально выжигает мозг из наших голов? Чем ты это объяснишь? Неужели Радар созывает сталкеров со всей Зоны, чтобы просто превратить их на безмозглых мутантов. А как же история Дыбы?
- Всему этому есть логическое объяснение, - спокойно уверил меня Трыня, - Безмозглые мутанты, как ты их назвал Хищный, являютса на самом деле исполнителями воли Монолита, только каждый по своему...
На конец то, Трыня заговорил о том, о чем он деликатно отказывался говорить всю дорогу, о Монолите.
- Вот как ты заговорил Трыня! Теперь здесь еще и монолит причастный.
- Причастный, и мы к нему причастные, - упрямо продолжал Трыня, - и все что творится в Зоне причастно к монолиту. А вот кто причастный к его созданию, вот что настоящая тайна Зоны. Так как Радар был запущен после формирования монолита в центре Зоны, значит существуют люди которые работают на монолит.
- Ты имеешь в виду фанатиков из Монолита?
- Нет, это намного серьезная группировка, чем стая вооруженных до зубов фанатиков. Ведь Монолит, вместе с его приспешниками собирает исполнителей своей воли по всей Зоне, при этом по разному программируя их на выполнение задачи. Одних просто зомбирует и обрекает на брожение пространствами Зоны, других завербовывает как агентов и внедряет в ряды противника.
- Подожди, то же мне говорил Люфа! - я аж побелел вспомнив ужасы Краснознаменского, - Тогда в Краснознаменском, я встретил Люфу, который уверял меня, что на меня положено важную миссию и что я должен продолжить дело Люфы.
На лице Трыни нарисовалась заинтересованность моим рассказом, ведь она доказывала его догадки.
- А еще он говорил, - я выдержал коротенькую паузу, а тогда выдал, - что мы принесем гибель в сердце Зоны.
- Не знаю относительно гибели Зоны, - Трыня задумчиво потер подбородок, - но относительно исполнителей миссии он был прав. Только говорил с тобой не Люфа, а тот же монолит.
Вывод Трыни заставил задуматься нас обоих над всем тем багажом информации и догадок который только что прозвучал из моих уст, и уст напарника. Определенное время мы молча брели по желтоватой траве, пристально вглядываясь впереди себя на предмет аномалий, и посматривали на окраину леса, которая лежала по левую сторону, чтобы вдруг оттуда не выскочил какой-либо свежий зомби и не полоснул нам в спину из автомата.
- Слушай Трыня, - решил я первым нарушить молчанку, - А что касательно другого диапазона излучения о котором ты рассказывал. Кажется ты назвал его внутренним.
- Внутренний? – Триня повторил вопрос вслух, будто спрашивая самого себя. – Я думаю что этот короткий диапазон частот, который покрывает довольно не большую территорию, а именно саму станцию вместе с Припятью, на самом деле рассчитанный как сдерживающий сигнал.
- А кого нужно удерживать в центре Зоны? – с любопытством спросил я Трыню.
- А кого в центре Зоны больше всего? – решил ответить вопросом Трыня.
- Группировка Монолит!
- Именно так! – удовлетворенно подтвердил мою догадку Трыня, - Монолит с помощью Радара удерживает их внутри этого очарованного кола для своей собственной безопасности от несанкционированного проникновения. Скорее за все, фанатики были отобраны среди обычных сталкеров, которые пошли на призыв Радара и были пропущены сквозь эти ворота на службу монолита.
- Ты смотри как все закручено, - я аж почесал затылок, поневоле вспомнив анекдот об отце, который объяснял сыну, почему дураки когда думают постоянно чешутся в затылок. – Подожди Трыня, а как же теперь Монолит, ведь сдерживающего излучения сейчас уже нет, и ничто им не мешает покинуть границы обычного пребывания?
- А вот это, я думаю, нам придется скоро узнать.
В лес заходить мы не рисковали, ведь бороться там с монстрами на порядок труднее, чем на открытом пространсве, но нас привлекла одна интересная деталь, что заставила максимально приблизиться к лесу. Это была грунтовая дорога, которая плелась будто граница по окраине леса. Обычная себе грунтовая дорога, которая представляла из себя две выбитых глубоких колеи, но что-то в этой дороге было не так... А именно следы на мокрой болотной поверхности. Они были свежие.
Глубокие следы от шин огромного груженного тягача, и судя из их свежести, приблизительно час тому, по этой дороге, проехал тягач.
- Это то о чем я думаю? – с удивлением глянул я на Трыню.
- Ничего не могу понять, - не обратив внимания на мой вопрос продолжыл Трыня, - откуда здесь взялся тягач?
- Так что будем делать дальше? - решил я отвлечь напарника от его раздумий.
- Пойдем по дороге! – решительно заявил Трыня.
Я спорить с напарником не стал, хотя прекрасно помнил его жажду к приключениям и тенденцию на отклонение от прежде определенного курса. Но раз мы так далеко зашли и конечно не без его прямого вмешательства в ход событий, то сейчас оставалось лишь одно. Довериться полностью напарнику.
Мы пошли посреди дороги между двумя колеями, поскольку там не было так много грязи. Со временем дорога повернула в лес, и мы не сворачивая из намеченного курса пошли в ржавые дебри.
- Слушай Трыня, - решил я разбавить тишину нашей пешей прогулки, - а фантомы существуют? Я имею в виду чернобыльские фантомы?
- А чего это ты враз о них вспомнил? – улыбнувшись, переспросил Трыня.
- Да в Баре от бывалых наслушался басен о призраках Зоны. Якобы это призраки, которые блудят Зоной и заманивают одиночек в ловушки или аномалии.
Трыня ничего не ответил, а только улыбнулся сам к себе будто вспомнив какую-то смешную ситуацию и пошел дальше по дороге.
Чем глубже нас заводила дорога в лес, тем больше изменялись окружающие пейзажи. Дерева что росли по обе стороны дороги были совсем не похожие на те, что росли в глубине леса. Они были сухими и безжизненными. Искореженные длинные ветви почернели будто после пожара и ни один листочек, пусть даже ржавого цвета не украшал их. Эти деревья выстроились в ряд по обе стороны дороги будто почетный караул, который ожидал на прибытие достопочтенного лица. Но поскольку гость так и не явился, они так и остались стоять в ожидании.
- Знал я одного, что забрел аж в БАР! – внезапно, будто выстрел, послышалось от напарника.
- Ты это о чем? – переспросил я Трыню, не понимая внезапного желания поболтать.
- Фантом! Ты ж спрашивал о фантомах!
- А, действительно! - сориентировался я в русле дальнейшего ведения беседы.
- Так вот, - продолжил Трыня, - встретил я одного такого! То есть не я встретил, так как если бы это был я, то сейчас едва ли говорил с тобой. А дело было с сталкером Кешем. Так вот, сидели мы с ним в Баре, истории и басни новичков выслушивали, как те героически кровососа завалили с ПМ и одной гранатой. Вранье конечно такое, что аж уши в трубочку заворачиваются, но зато посмеялись от души. А еще один зеленый заявил, что он артефакт нашел, визором его назвал, якобы этот камешек позволяет ему видеть все аномалии. Даже тот арт всем показывал. Ничего особого, какая-то цветная стекляшка, которую он скорее за все из внешнего мира приволочил. После первого же выброса выскочил наш герой из Бара, ну это тогда когда карусель нам выход перекрыла, и полетел курсант вместе со своим артефактом. После того случая вся зелень в Баре рты позакрывала, и больше не травила бессмысленных басен.
- А как же фантом? – переспросил я Трыню, не понимая к чему здесь было это предисловие напарника.
- А, фантом! – опомнился напарник, будто пришел в себя, - Так вот, в тот же день, когда тот новичок травил нам о своих героических достижениях в Зоне, Кеш сказал что пойдет отлить. Я подумал, что он просто не мог сдержаться от смеха поэтому пошел на верх, чтобы там надорвать себе живот, поэтому через пять минут я отправился в след за ним, объяснив новичкам что я отлучаюсь по той же причине что и Кеш. Когда я поднялся из Бара на верх, то на свое удивление не увидел Кеша. Конечно, мне это выдалось подозрительным, ведь Кеш никогда не отмечался склонностью к героическим походам в Зону своими силами, тем более перед Выбросом. Хотя в Баре были и такие, которые отправлялись в Зону именно перед выбросом, залегши где-то в заведомо приготовленное убежище, чтобы потом первым собрать урожай детищ Зоны.
- Снова отвлекся я! - виновато сказал Трыня, - Тогда побежал я за территорию Бара и на мое удивление увидел Кеша, который медленно брел себе в направления Свалки. И удивлял не так тот факт, что Кеш никого не предупредив, побежал куда-то в Зону. Может у него где-то хабар с водкой был припрятан в тайнике, вот он и отлучился, чтобы не платить Зубру за водку. А удивляло то, что шел он очень беспечно. Без оружия, просто брел себе куда-то в направления Свалки будто зомби. Я окликнул его, но он не отреагировал на мой призыв, а дистанцыя к нему была где-то с пол километра. Тогда я вытянул свой кольт и выстрелил в воздух…
Кеш остановился. А тогда развернулся на девяносто градусов и побрел в направления карусели. Не увидеть этой аномалии Кеш не мог. Эту карусель видели даже новички, ведь ее гигантские размеры свидетельствовали сами за себя. Это был местный аттракцион, который иллюстрировал всю опасность и коварность Зоны, который бывалые с гордостью демонстрировали зеленым новичкам. Поэтому суицидальное расположения духа Кеша мне отнюдь не понравилось и только в кое подтвердили мою гипотезу зомбированости сталкера.
Я еще несколько раз выстрелил в почву возле ног Кеша, но он вперекор отказывался стоять, а соответственно и жить. Я бросился к нему, изменив обойму в пистолете, на случай крайнего проявления ослушания сталкера.
На мое счастье, а точнее счастье Кеша, шел он довольно медленно, потому вскоре я смог его догнать и попробовать привести к чувству. Но все методы включая и рукоприкладство не помогали, а сталкер продолжал идти на аномалию зачарованно вглядываясь впереди себя.
Я не теряя времени, нацелил свой кольт в направления карусели, и провел серию выстрелов опустошив обойму.
Каким было мое удивление когда я увидел внезапное проявление активности карусели, но не от моих пуль, а от тела что попало в него. Вместе с последней пулей из моего пистолета прямо перед каруселью явился круглый шар, который висел над землей на высоте приблизительного одного метра. Этот шар был освещен голубоватой аурой, а внутри сквозь прозрачную оболочку можно было увидеть движение каких-то тягучих веществ, которые дрейфовали в менее густом веществе. Это было похоже на лавовую лампу, которую я когда-то видел в американских фильмах. Она украшала комнату каждого американского ребенка, даря мягкий свет и завораживая движением восковых сгустков, что нагревались и вытворяли чудные образы дрейфуя в подсвеченной колбе. Не знаю, чем был спровоцированный такой сумбур внутри неизвестного тела, хотя я считал, что это было следствием моей стрельбы.
Но не мой кольт должен был поставить конец ежедневным будням в Зоне для невиданной прежде твари, а та опасность, которая притаилась за ее спиной. Огромная карусель мгновенно среагировала на наличие инородного тела в зоне достижимости и затянула сияющий шар как гигантский пылесос.
В воздухе послышался утробный вопль, который и привел к чувству Кеша, что обессиленный упал на землю. А карусель раскрутила шар, подняв его в верх и разорвала в пиль. Именно так, в пиль. Шар что выдавал какой-то потусторонний вопль, просто разорвавшись осыпал нас голубым сиянием и серебристыми микрочастицами что топились в воздухе не долетая до земли.
Это и был знаменитый фантом. Неизвестное паранормальное явление в Зоне, которое может управлять сознанием на расстоянии. Вот и Кеша он выловил находясь за пределами территории Бара. А сам Кеш потом рассказывал, что он действительно вышел с Бара чтобы справить нужду, но как только оказался на верху, то получил сигнал на ПДА от неизвестного сталкера Гильзы, якобы с призывом о помощи. Конечно, Кеш сразу отреагировал, поскольку знал что вокруг Бара частенько ошиваются слепые псы. А эти сволочи когда собьются в кучу могут разодрать любого, если он слабо вооружен, или зеленый новичок в Зоне. А долговцы, что стоят на заставе, дальше метра от блокпоста не отходят и даже видя что стая голодных мутантов раздирает бедолагу новичка не пошевелят и пальцем. Не в их это компетенции бросать пост и тратить попусту патроны, даже если один такой патрон может спасти одну жизнь свободного бродяги.
Ну а дальше все как по Станиславскому. Временная потеря памяти, голоса в голове, и бездумный ход на брешь в аномалию. Ну, конечно, и я на авансцене, без кого бы этот спектакль имел трагическое окончания. Вот такая вот встреча с фантомом.
- Не хотелось бы сейчас с таким поручкатся, - заявил я под впечатлением рассказа Трыни.
Когда вдруг, позади нас послышалось шуршание в кустах, что росли возле дороги. Мы оба мгновенно среагировали на звуковой раздражитель и направили оружие в направлении кустов. Но в этот же миг за нашими спинами послышался еще один звук, совсем другой чем тот что прозвучал из кустов. Это был рев двигателя грузовика.
Мы с Трыней успели повернуть головы, чтобы оценить опасность которая внезапно подкралась сзади и увидели огромный тягач Урал, который был нагружен бревнами и на огромной скорости мчал на нас. Дальний свет фар ослепил нам глаза, но поскольку все происходило днем, мы окончательно не ослепли от резкого изменения освещения. Весь Урал был забрызган грязью, которая кое-где еще стекала из него ручейками, оставляя на кабине и лобовом стекле грязные разводы. Через грязь на лобовом стекле нельзя было увидеть водителя, но учитывая на скорость многотонного грузовика который гнал прямо на нас, сейчас это было мало важным. Огромные бревна деревьев, которые были нагружены на тягач, разлетались в разные стороны дороги создавая ужасный гул и снося все на своем пути. Здоровенные колеса рвали под собою размокшую дорогу, тем самым осыпая грузовик свежим болотом.
Трыня мгновенно среагировал на появление болотного монстра и со всей силы толкнув меня на обочину дороги. Удар был сильным и пришелся мне в грудь, так что я пролетел над землей несколько метров, а тогда покатился в кусты. А Трыня тем временем, за секунду до столкновения с Уралом подскочил вверх, пропустив под себя весь состав вместе с остатками погруженных бревен.
Закатившись в кусты, я еще успел увидеть напарника в высочайшей его точке полета над грузовиком и убедился что он в безопасности. А опустив глаза немного ниже я не смог гарантировать той же безопасности себе. Ведь на меня катилось огромное бревно, которыми так щедро посыпал обочины тягач.
Бревно приближалось ко мне с огромной скоростью и страшным гулом вырывая под своим весом куски земли и дерна. Я быстро осмотрел окружающую обстановку и понял, что путей для отступления нет, поскольку позади к ближайшему дереву было еще метров три на преодоление которых мне бы понадобилось три, а то и больше секунд, а впереди в метре от меня была небольшая, узкая канава в которую я мог бы поместиться, и добраться к ней было секундное дело.
Поражающе, как в такой ситуации можно оценить скорость мысли, ведь на все эти раздумья у меня было не больше двух секунд чтобы принять едино правильное решение. А именно податься вперед на встречу бревну и заскочить в канаву.
Бревно с грохотом пролетело надомной, и за миг достигло дерева которое я рассматривал как возможный вариант убежища. И только тогда я понял, что на этот раз со мной был не только Трыня, но и все духи Зоны. Учитывая тот факт, что все деревья которые росли возле дороги были сухими и трухлявыми в середине, сырое и тяжелое бревно просто снесло это дерево выкатившись на него и повалив его в сторону леса. Такой вариант я также не продумал, ведь если бы бревно переломало его чуточку ближе к земле, то деревце бы накренило в мою сторону, и тогда бы за считанные секунды мне снова пришлось бы расписывать стратегические планы по передислокации в район „усе в порядке”.
На соседней авансцене развивались совсем другие события, где Трыня соревновался в прыжках в высоту с неистовым тягачом, протекторы шин которого, будто копыта бизона, вырывали землю с под себя и орошали все вокруг.
Урал вместе с остатками бревен проскочил под Трыней на большой скорости и исчез так же внезапно как и появился. Ни звука ни следа по себе не оставив. Такой себе летающий голландец Зоны.
Я не успел подняться на ноги из своего недавнего убежыща, как напарник подал мне руку чтобы помочь вылезти из канавы.
- Что это было! – выпучив глаза от страха и заикаюсь переспросил я напарника.
Трыня вместо того чтобы ответить взорвался внезапным смехом.
- Что не так? – изумленно отреагировал я на внезапный смех Трыни. – Что здесь смешного?
- Извини, сорвался, – в конце концов успокоился и пришел в себя Трыня - Просто, видел бы ты свое лицо, когда вылез из канавы. Весь в болоте, глаза как у проктолога на приеме выпучены и первая фраза которая прозвучала из твоих уст „что это было?”. Я просто не смог сдержаться.
Я конечно не сразу понял юмор напарника. Ведь он всегда любил пошутить даже в ситуациях когда смерть дышала в затылок, но сейчас, мне кажется, что он совсем потерял любое чувство страха.
- Я конечно понимаю, - начал я с небольшой ноткой обиды в голосе, - что вашему брату по барабану и по бубну ужасы Зоны. Для тебя контролер, как гаишник на трассе, дал двадцатку и проезжай дальше. А я, в отличие от кое-кого, переживаю такие события будто это все в последний раз. У меня перед глазами пролетает вся моя хреновая и недлинная сталкерская жизнь, а ты здесь смеешься из выражения моего лица? Может ты еще проверишь, замарал ли я форму вместимостью – последняя фраза прозвучала от меня с определенной долей гнева.
Трыня потупил виновато глаза:
- Извини, Хищный – улыбка с лица Трыни исчезла так же внезапно как и появилась, - Я немного увлекся своими новыми возможностями и совсем забыл о таких естественных для человека ощущениях как страх и боль. Это все свидетельствует о том, что во мне каждый раз становится все меньше человеческого.
Последние слова напарника навеяли грусть не только на него, но и на меня. За всеми этими приключениями, я совсем забыл зачем мы плелись так далеко на Север в центр Зоны. Забыл о Жемчужине Зоны, которая пожирала Трыню из нутри, забыл о Докторе, о словах Люфы. И здесь я понял, что с моей стороны наброситься так на напарника было порядком эгоистично. Ведь за всеми этими приключениями в компании с таким неудачником как я, что притягивает к себе все несчастья Зоны, Трыня на секунду снова ощутил себя сталкером.
- Да нет, - ухватил я напарника за плечо, - это ты меня извини Трыня. Если бы не ты, лежать бы мне сейчас под призрачным тягачом и глотать болото. А то что у меня морда в болоте, и глаза из орбит повылазили, так это наверное действительно смешно. Тем более в Зоне так можно и с ума сойти, если все воспринимать серьезно.
Трыня улыбнулся и похлопал меня по плечу в знак примирения.
- Ну что же, как говорят у нас на Украине „мир миром, пироги с сыром, варенички в масле мы дружечки красны” – и Трыня снова зашелся смехом.
А тогда смех вдруг оборвался и Трыня бросился от меня в сторону кустов что росли ближе к лесу.
Вскоре напарник выволок оттуда старого деда в коричневом подранном плаще, шапке ушанке и седой бородой которая местами пожелтела от неопрятного ухода за ею.
Трыня бросил старца мне к ногам, что скрутившись калачиком и завернувшись в свой плащ, будто пряча что-то под ним, стонал и просил не стрелять постоянно повторяя как заклинания слово „брат”
- Старик, ты что здесь забыл? - переспросил я старца, перед тем на всякий случай направив на него ствол.
- Не стреляй брат... не стреляй... не губи старика... брат! Брат! Брааат!
- И что ты заладил здесь брат и брат! - мне стало жалко старика, который жалобно клянчил возле моих ног, лежа на спине и подогнув ноги в коленах, будто собака, которая хотела чтобы его погладили по животу.
- Какие мы тебе братья, тварь! – злобно рявкнул на старика Трыня
- Кто это Трыня? – я перевел взгляд на напарника.
- Тварь это! Монстр! – Трыня пнул ногой старика под ребро так что тот еще сильнее завыл.
- Оставь его Трыня! – решил я заступиться за старца, поскольку во мне проснулось естественное чувство сожаления, а также хоть какого-то уважения к старшему человеку. – Почему ты называешь его монстром? Что он тебе сделал?
- Сделал? – переспросил Триня, - Ты лучше спроси его что он может сделать, если ты только повернешься к нему спиной, или заслушаешься его бессмысленных басен о ценном хабаре. Видишь как гад что- то прячет под плащом.
Трыня не удержался и еще раз сильно пнул старика под ребро. Тот еще больше завыл от боли и на его глазах выступили слезы. Он взглянул на меня умоляющим пощады взглядом, будто сейчас только от меня зависела его дальнейшая судьба.
- Так все таки Трыня, кто это?
- Излом. Тварь! – Трыня еще раз замахнулся ногой чтобы нанести еще один удар между ребра старику, но тот откатился к моим ногам и скрутился вокруг их как собака, которая пряталась от злого мальчика хулигана.
- Излом? – переспросил я. – Я не думал что изломи...
- Так похожие на людей? - перебил меня Трыня, - Еще как похожие, вот только силы у такого старика на порядок больше чем у здорового бугая. Поэтому замечтаешься на секунду и осмотреться не успеешь, как он тебе голову с плеч снесет, или переломает на двое.
Излом лежал на земле, все еще рассчитывая на то, что я за него заступлюсь и не дам в обиду напарнику. И частично он был прав. Не пригоже как-то поднимать руку на тварь, которая когда-то была таким же сталкером как и ты. Разве он виноватый, что Зона обрекла его на вечное скитание своими просторами в поисках собеседника, которого он так или иначе по окончанию диалога приносил в жертву Зоне.
Говорят что изломы в Зоне рождаются из сталкеров что попали под выброс, который застал их неожиданно на открытой местности. Конечно, тех сталкеров что выживали. Ведь если сосчитать всех бедолаг, что гибнут во время внезапного выброса, то изломы бы сейчас сидели в Баре за рюмкой и травили анекдоты о военных на блокпосте. Только те кому удавалось выжить, от излишка энергии которой насытил их тела выброс, мутировали в таких вот уродов Зоны.
Трыня подскочил к излому, схватил того за воротник плаща и резким движением вверх поднял на ноги. Старик не сопротивлялся с легкостью взлетел вверх, при том продолжал прятать руки под плащ, и теперь выглядел как кокон, из которого торчали только ноги и голова в шапке ушанке.
- Ты за нами следишь?! – будто на допросе рявкнул на излома Трыня и начал его трести, как вражеского языка на допитые. Не хватало еще лампы, которой можно было бы светить в глаза после каждого поставленного вопроса.
- Я ни... я просто шел... Не губи брат! – старец так жалобно клянчил, что мне невольно, аж комок к горлу подступил, и чуть слеза жалости не выступила на глазах.
- Да отпусти ты его Трыня! – стараясь успокоить Трыню сказал я, - Зачем нам этот старый, он и так напуган больше нас!
Трыня взглянул на излома, который дрожал как осиный лист и жалобно шепотом просил „не губи брат... не губи…брат...брат...”.
На миг мне показалось что даже в Трыни сердце растопилось и ему стало жалко монстра. Он ослабил руки и отпустил старца, который упал на землю и сидя начал пятится при этом не отрывая глаз от нас обоих.
Вдруг взгляд Трыни снова изменился на гневный:
- А ну подожди, тварь! - напарник наклонился к старику и ухватил за что-то, что висело на его шее. – Ах ты душегуб! – и Трыня из размаха зарядил излому в лицо. Старик упал на спину, а тогда снова скрутился калачиком и спрятал голову в высокий ворот плаща и тихо застонал.
- Что там такое Трыня? – переспросил я напарника.
- Что такое? – в нервах переспросил меня Трыня, - Вот что! – и он протянул мне свою ладонь в которой лежала цепочка и прикрепленный к нему патрон. Патрон был не обычный, а скорее за все от снайперской винтовки. Длинный и отполированный до золотого блеска, а острие его украшала острая пуля.
- Чье это? – спокойно спросил я, поскольку ситуация и так была на границе срыва.
- Копейку помнишь? - Трыня преподнес ладонь с пулей на цепочке, будто стараясь освежить мою память, - Лучшим снайпером считался мало не на всю Зону. А эту бирюльку с собою всегда носил, еще из воинской службы осталась. И как ты думаешь, как она попала в руки этой сволочи?
Я взглянул на излома. Его выражение лица не изменилось, он прекрасно делал вид будто не понимает что творится и продолжал жалобно смотреть на меня. Вот только мое сожаление к нему внезапно куда-то пропало.
- Где ты это взял? – обратился я к излому.
- Не помню, брат дал, - всхлипывая промолвил старик.
- Брат говоришь, сволочь! – и Трыня снова пнул старика в бок, - Копейка никогда с этой вещью не расставался, это было единственное что он принес из внешнего мира. И он бы никогда тебе его не отдал! Так что ты, смог снять это только из его трупа! Где ты сволочь, его закопал! – И Трыня заходился избивать старика.
Но вдруг земля всколыхнулась, будто во время землетрясения. Все вокруг затряслось и под тяжелым серым небом почувствовался глухой гром. Я не удержался на ногах и упал на землю возле излома и только Трыня устоял на ногах. Тогда так же внезапно подземные толчки остановились и с стороны ЧАЭС послышалось протяженное утробное завывание. Высоченный столб света, который вмещал в себя толстые нити электрических разрядов, которые будто сказочные бобовые лианы тянулись в поднебесье, поднялся из того места где был четвертый энергоблок. Серое небо сразу затянулось черными тучами, которые по краям подсвечивались фиолетовым отблеском электрических разрядов. Зона будто в один раз превратилась из серой аморфной массы, на смертельный ураган. От столба света что Зона вонзила в небо от своего сердца, расходились разряды, которые время от времени падали на землю с впечатляющим грохотом. Казалось, что сам громовержец, сейчас направил свой гнев на нарушителей границ разрешенного, которые отважились подойти в притык к самому сердцу Зоны.
- Гнев хозяина большой! - первым промолвил излом, - Он знает что вы здесь и уже отправил своих слуг что бы подвергнуть наказанию вас!
- Какой хозяин, какие слуги! – не поднимаясь на ноги ухватил я за плащ старика.
- Все! – испуганно ответил излом, - Живые, мертвые, полуживые! Все скоро будут здесь!
- Что будем делать Трыня?! – перевел я взгляд на напарника.
- Надо бежать к Радару! Должен быть какой-либо другой проход на ЧАЭС. Идти на прямую через орды мутантов и фанатиков монолита смерти подобно. Должен быть где-то проход! - Трыня внезапно замолк, будто уловил идею, а тогда перевел взгляд на излома, - И я знаю, кто нам в этом поможет!!!
aXon
danda,уууухх молодец biggrin.gif ,когда продолжение последует? smile.gif
Tod
Офигенно, жду продолжения!!!
danda
Часть XІ

Из дневника сталкера...
Битва гигантов.

Ад на земле. Именно так сейчас выглядело то место, где мы в компании с Трыней и изломом находились. Раньше я ситал, что так можно классифицировать Зону в целом, но сейчас, когда она открыла все свои карты и пошла в наступление, я осознал, что ошибался. Очень ошибался. Земля снова начала вздрагивать в толчках, из Севера доносились автоматные очереди, а из юга тяжелое утробное завывание. Даже деревья в лесу и те казалось настроены против нас. Они сцепились верхушками своих крон закрывая нам свет которого и так было очень мало, мы оказались в полутьме и ориентироваться могли только на звуки которые доносились со всех сторон.
Наши ряды пополнились. А точнее у нас появился проводник, который должен был доставить нас в безопасное место, ну а там, показать путь через Припять на станцию. Новоиспеченный проводник шел впереди нас держа дистанцию которую установил ему Трыня и конечно не был рад из того, что удостоился такой чести, сопровождать нас. Но мотивация у него была более чем весомая. Ведь если бы он не согласился, Трыня сразу же скрутил бы ему шею. Тем более напарник и так пылал желанием это сделать, учитывая на амулет который он нашел на груди в излома. Но старик покорно опустив голову брел своей дорогой, при том время от времени озираясь искоса, идем ли мы за ним. Вести нас в ловушку ему тоже было не выгодно, ведь Трыня разгадает его замысел еще на пол дороге, потому ему оставалось доставить нас в пукт назначения, и тогда, возможно, Трыня отпустит его живым и невредимым. Потому, хоть какая-то надежда у мутанта на хепи энд была.
Мы молча шли за изломом как двое нацистов, которые поймали партизана и сейчас под прицелом он ведет их к тайнику. Трыня не отводил глаз от спины излома максимально сосредоточив свое внимание на нем.
Хотя я раньше никогда не видел этих мутантов, но старик, который шел впереди отнюдь не вписывался в тот образ излома которого придумало мое воображение. Я думал что это что-то на подобии кровососа без никаких человеческих черт и подобия. А этот излом был обыкновенным дедом, старым, сгорбленным и немощным. И я никак не мог себе вообразить угрозу, что он представлял для нас. Хотя не расслаблялся и не сомневался в осторожности напарника.
- Слушай, Трыня – прошептал я напарнику чтобы излом не услышал нас – а ты действительно уверен что он убил Копейку? Это же был не последний сталкер.
Трыня на миг посмотрел на меня с выражением непонимания на лице, а тогда снова перевел взгляд на старика.
- Ты действительно не понимаешь всей опасности, что представляет этот дед? – не отводя глаз от излома спросил Трыня.
- Нет, ты ничего не подумай, - начал оправдываться я – но все же взгляни на него и припомни Копейку. Мне приходился раз общаться с этим сталкером. То есть не общаться, а видеть его в Баре – поправил я себя, ведь Копейка был не разговорчивым и будь с кем болтовни не разводил. – И если мне не изменяет память, он не подпускал к себе чужаков на расстояние выстрела с своего Энфилда.
Трыня не ответил и я уже подумал что мой аргумент заставил его сомневаться в своих опасениях относительно монстра.
- А амулет, - продолжал я, - он мог снять его с трупа. Но то, что он его убил, это мало вероятно.
Трыня продолжал молчать, но все еще пристально вглядывался вслед излому.
- Вдобавок, - продолжил я, - он больше похож на бомжа, чем на мутанта.
Последние слова я сказал немношко громче, и мне показалось что их услышал излом, так как он на секунду осмотрелся и остановил свой взгляд на мне.
- Ты думаешь это беспомощный старик?! – чуть ли не с криком набросился на меня Трыня, - с такими убеждением ты бы давно уже лежал на холодной чернобыльской земле, а слепые псы и вороны раздирали бы твое тело. Все что ты видишь, эта удачная маскировка. На самом деле это самый коварный мутант в Зоне и его жертвами, преимущественно, становятся такие доверчивые и чувствительные сталкери как ты. Неужели ты думаешь, что если это мутант, то он должен с воплем, ревом и фыркая слюною из пасти бросаться на тебя? Именно через таких вот седых дедушек и гибнут наилучшие сталкеры Зоны. Я сам прекрасно знал Копейку и знаю, что он не подпустил бы его на расстояние выстрела, но что-то пошло не так и эта тварь воспользовалась из этого!
Я мог понять раздраженность Трыни. Ведь он наверное знал, что наш настоящий проводник причастный к смерти Копейки и тот факт, что напарник дал отсрочку палачу отнюдь не тешил его. Даже на тот короткий срок, пока излом доведет нас к безопасному месту.
Закончив свою пылкую речь Трыня бросился к мутанту, схватив того за ворот плаща и изо всех сил швырнул им об ствол дерева. Излом пролетел заданное расстояние к препятствию в виде дерева и грохнувшись об ствол дерева сполз на землю.
- Куда ты нас ведешь падло?! – напарник навис над изломом будто каратель.
- В тайник... там безопасно... там мой дом... – старик закрывал ладонью лицо будто боясь удара Трыни.
- Довольно здесь сопли распускать сволочь! - Трыня одним резким движением поднял излома на ноги. – У нас и так времени маловато, так что шире мах, больше амплитуда! Будешь ползти, пристрелю прямо здесь! Поэтому будь добрым, сделай мне такую радость!
Излом испуганно схватился и побежал вперед, приэтом не забывая о пионерской дистанции которая должна была быть между нами. Мутант так быстро перебирал ногами, что я еле успевал за ним. И куда спрашивается девалась старческая немощь? Этому бегуну сейчас бы норматив сдавать на стометровку.
Так мы бежали еще на протяжении определенного времени, пока не натолкнулись на скалу, которая отрезала нам путь. Она была похожа на великана из детских сказок, что здесь заснул, и если начать по нему подниматься вверх, то обязательно наступиш на окаменелую покрытую мохом поверхность, на которой за миг откроется гигантский глаз. Прокрутившись по орбите, он осмотрит того, кто отважился его побеспокоить, а потом мигнув в последний раз к нему присоединится второй глаз. И тогда великан проснется и гора оживет.
Именно такие ассоциации, почему-то возникли смотря на холодные каменные глыбы покрытые зелеными ковриками мха. Но я прекрасно осознавал в какой сказке нахожусь сейчас, и упаси меня Семецкий, чтобы когда-то, кто-то рассказал подобные сказки своим детям на ночь.
- Ты куда нас привел?! – завелся Трыня.
- Это дом...мой дом...здесь безопасно – заикаясь повторял излом.
- Ах ты тварь вонючая, решил нас в тупик завести? – Трыня подался вперед к мутанту, но тот попятившись забился под скалу и перепугано начал одной рукой выгребать листву из-под камня.
- Это не ловушка...прошу не убивай брат! – мало не в слезах просил излом, - Вот! Вот здесь! Под камнем вход.
Трыня схватил напуганного излома за шею, который уже в мыслях прощался с жизнью и ударил его головой об скалу.
- Трыня стой! – бросился я к напарнику, - Смотри, там проход. Он прав.
Трыня ослабил смертельную хватку и посмотрел под камень возле которого сидел излом. Отверстие было не большим, но если снять рюкзак то пролезть можно было.
- Лезь первым! – толкнул напарник мутанта, - И чтоб без фокусов!
Старик покорно взялся выполнять команду Трыни, и мечась, будто дождевой червяк, начал залезать в отверстие. За ним сразу полез Трыня, а последним спустился я.
Каким же было мое удивление, когда излом во тьме нащупал выключатель и включил свет. Я надеялся увидеть обычную нору с корнями что свисали с потолка и болотом под ногами. А это оказалась полноценная комната со всеми атрибутами, облупленными стенами от сырости, грязными потеками и холодным бетонным полом. Слева на стене одиноко свисала на проводе лампочка, которая и освещала все помещение, а впереди была дверь обитая листами металла, чтобы создать впечатление прочности и неприступности. Но на углах двери металлические листы загнулись и было видно деревянную трухлявую основу, местами погрызенную крысами.
- Где это мы? – спросил я Трыню, хотя прекрасно понимал, что вопрос надо было адресовать другому «товарищу».
- Куда ведет этот проход?! – напарник переадресовал мой вопрос мутанту.
- Это ход... он выведет вас к большой антенне, а там и к станции недалеко... – начал излом.
- Подожди, контра! – прервал излома Трыня, - Что означает „выведет вас”, ты пойдешь с нами!
- Нет я не могу дальше идти, Хозяин рассердится! – начал оправдываться мутант.
- А ты подумал, что будет, когда я рассержусь! – угрожающим тоном заявил Трыня.
- Пожалуйста, отпустите меня, там сплошной туннель, который выведет вас к антенне. Там безопасно, – уверял старик.
- О какой антенне он говорит? – решил я выяснить у Трыни.
- Об антенне Радара. – разъяснил Трыня, - Если Радар контролируется монолитом, а точнее людьми что на него работают, то он должен быть непосредственно соединен со станцией в обход Припяти. Потому это должен быть самый безопасный путь...
- Да, да... самый безопасный! – зашелся повторять излом. – Там вам ничего не угрожает! У меня даже подарок для вас есть...
- Что у тебя для нас есть? – будто недослышав переспросил Трыня.
- Подарок! Хабар! – глаза мутанта заблестели будто у сталкера который хорошенько полечился от радиации местным антирадом в Баре.
- Ты что несешь, Сусанин! - Трыня начал злиться и почесывать руки. Мутанту пора было готовиться к очередной порции пинков.
Излом бросился к груде хлама, что лежала будто труп какой-то дохлой скотины в уголке и начал поспешно разгребать старые кожухи, ватники и пожелтелые матрасы из которых вываливалась кусками ватта.
- Что он там роет? – стоя позади напарника, переспросил я его.
- Не знаю что он роет, но я его сейчас здесь урою, - Трыня подался вперед и только занес руку над головой мутанта, который нервно разгребал одной рукой хлам, как вдруг так и застыл в такой позе.
- Что там Трыня?
Ответа я уже не услышал, я его увидел.
В руке у излома была английская винтовка Энфилд. Та самая старенькая винтовка, которая сейчас используется только в спортивной стрельбе или просто красуется на стеллажах у ярых коллекционеров. Но этот Энфилд был не обычным, глядя на него просматривалась титаническая работа по модернизации винтовки стрелком. Преимуществом винтовки, еще в военные времена было то, что она была очень легкой благодаря большому количеству деталей из дерева, особой прочностью отмечался цельный деревянный приклад. Но это создавало другую проблему. При такой легкости винтовки, во время осуществления выстрела, ее очень сильно подкидывало вверх. Потому стрелок должен был привыкнуть к тому, чтобы стрелять метко. Но это отнюдь не преуменьшало прекрасных баллистических характеристик оружия. Максимальная дальность стрельбы, приближалась к двум километрам. Винтовка, что красовалась в руке мутанта, привораживала взгляд и заставляла любоваться её утонченными формами и ускоряла сердцебиение, будто созерцая оголенное женское тело. Плавные линии приклада и цевья перетекали одна в другую создавая гармонию форм настоящего стрелкового оружия. Длины стволу винтовки прибавляло еще и укороченное цевья, а старая, времен второй мировой войны оптика, была заменена на современную с тоноваными линзами которые не давали отблеска. Еще один недостаток этой винтовки, а именно яркая вспышка с ствола, которая выдавала место положения снайпера, был удачно устранен пламегасителем, установленным на конце ствола. В магазин винтовки вмещалось 5 патронов калибра 7,62 мм, а к прикладу крепилась патронташная сумка с боезапасом.
После Второй мировой, винтовка зарекомендовала себя еще в нескольких локальных войнах, вчастности в войне в Кореи. Производство этого оружия было налажено не только в Англии, но и Штатах и Индии. И сейчас мы имели возможность на собственные глаза увидеть это чудо оружейничества.
Это была знаменитая винтовка не менее знаменитого сталкера Копейки.
Злом, с выражением полной сатисфакции представленным на наш обзор произведением искусства, смотрел на нас, а мы в свою очередь не могли оторвать глаз от чудо-винтовки. Первым очарованную атмосферу нарушил Трыня.
- Подарок говоришь?! – злобно вырвалось у напарника. – Ты еще и издеваешься!!! – и Трыня бросился к излому.
Я вовремя перехватил напарника и вмешался между ним и мутантом.
- Подожди Трыня! – заглянув в глаза напарнику сказал я – Копейке мы уже не поможем, а его винтовка еще нам послужит. С этим красавцем – и я показал пальцем на старика, что прижав винтовку к груди, забился в уголок, - предлагаю поступить следующим образом. Берем его с собою и будем гнать в первых рядах, будет у нас пушечным мясом для снайперов из монолита. А мы заодно проверим, насколько правдивые мифы о меткости монолитовцев.
Судя из того, что Трыня успокоился, мои слова пришли ему по душе. Он вырвал винтовку из рук мутанта и передал ее мне. В отличие от напарника, который чуть ли не в порыве злости выхватил винтовку, я принял ее от Трыни с такой бережностью, будто это был бесценный антикварный экземпляр. Оружие в самом деле выдалось очень легким, не учитывая даже вес патронташной сумки, что крепилась к прикладу. Я перекинул ее ремень через голову и закинул за спину, так что ее длинный ствол выглядывал над маковкой моей головы.
Трыня, за то время пока я приспосабливал Энфилд, открыл дверь, что вела в туннель и закинул туда излома.
- Давай двигайся! – в угрожающем тоне скомандовал Трыня, - І не заставляй меня разочаровываться, потому, что тогда твои мучения выдадутся ужасней чем мгновенная смерть от снайперской пули!
Излом обреченно пошел в глубь полутемного туннеля, который еле освещали тусклые лампочки. Вообще, туннель напоминал канализационную трубу, он был изложен железобетонными кольцами как колодец, правда некоторые из них были разрушены и грунт осыпался в середину туннеля. Кое-где такие завалы были настолько серьезными, что мы вынуждены были пролезать почти под потолком, да еще и разгребая грунт и прорывая себе проход. Судя из трудной проходимостью туннеля, людей здесь давно не было, поэтому мы надеялись, что и монстров также не должно быть. Бреши в бетонных сводах туннеля не могли быть вызваны естественной стихией на манер землетрясения, поскольку были локальными и носили рваный характер. Такие разрушения, должны были быть вызваны взрывом из внутри.
В этой теории нам удалось вскоре убедиться, поскольку мы натолкнулись на три скелета, которые лежали за собственноручно сооруженным блиндажом из бочок закопанных в земляную насыпь.
Судя из обрывков костюма, что еще кое-где висели на скелетах, это были солдаты из монолита. Противогазные маски так и остались на их головах, только теперь сквозь тусклые зрительные стеклышки, просматривались не глаза, а белая черепная кость.
У одного из скелетов, была оторванна нижняя конечность, которая лежала неподалеку. То есть сомнений, относительно проведения здесь боевых действий у нас не было. А судя из повреждений на телах монолитовцев, было понятно, что использовались гранаты. Вот собственно откуда завалы в туннеле.
Мы продолжили наш путь туннелем пока не дошли к раздорожью. По правую и по левую сторону от нас были разветвления туннеля. Далеко не заходя в глубь туннеля мы натолкнулись на огромную решетку, которая не взирая на свой почтенный возраст, не создавала впечатления проржавевшей и легкодоступной.
По левую же сторону, картина была аналогичная, но с весомыми изменениями в пейзаже. Металлические пруты решетки были вывернутые на ружу будто щупальца гиганского кровососа, который приготовился к атаке.
Прямо же по коридору, не было ничего подозрительного кроме уже обычных завалов, мусора и металлолома.
- Что могло так повыворачивать стальные пруты? – спросил я Трыню.
- Не знаю, но возможно кто-то другой знает, - и Трыня взглянул на излома – Тот кто нас сюда привел и уверял, что здесь безопасно. И тот, кто хочет вогнать нас в гроб как он это делал с другими сталкерами! Говоры сволочь! – и Трыня прижал мутанта к металлической решетке так что один из прутьев сорвал ему шапку с головы. Не удивительно что он прятал свою голову, ведь она была покрыта лишаями, а местами, островками седых и редких волос.
- Этот туннель мертвый! – начал скулить излом, и смотря на его облезлую голову это зрелище вызвало еще большее отвращение, - Здесь давно уже никого нет, я знаю...
- Трыня! – подскочил я к напарнику, - Не думаю что он пошел бы с нами если бы знал что здесь опасно. Зачем ему рисковать.
- А тебе не показалось странным, - не отпуская мутанта сказал мне Трыня, - как эта тварь просилась не идти с нами?
Действительно, я совсем забыл, что старик пошел с нами под дулом автомата.
- Но если этот туннель действительно ведет туда куда нам нужно, - посматривая в тьму за решеткой сказал я вслух, - тогда другого пути у нас нет. Пусть бы что там было впереди.
Трыня отпустил мутанта и заглянул за решетку.
- В Зоне возвращаться той же дорогой нельзя, - заявил Трыня, - раз мы впутались в компанию с этим проходимцем, то теперь уже придется идти до конца. И молись Шухову, - Трыня угрожающе замахал кулаком перед лицом старика, - чтобы этот туннель вывел нас к обещанной антенне!
Мы перелезли через разорванную решетку, и послав вперед излома, пошли в глубь туннеля. Вскоре тьма закончилась, ее рассеяли лампы что мы встречали раньше. Завалов в этом туннели не было и трупов монолитовцев также, что свидетельствовало о том, что человеческая нога сюда не ступала, а это приводило к мнению, что и другой живности здесь не должно быть.
Но только я об этом подумал как сразу же понял об ошибочности своих рассуждений.
В конце коридора было препятствие в виде огромной грязно-коричневой груды, что перекрывала пол прохода. А в пяти метрах от нас было аналогичное разветвление туннеля с которым мы встретились раньше.
Не успели мы сориентироваться в новой обстановке, как наш проводник по предательски бросился вперед и спрятался в одном из проходов. Трыня выкрикнул ему в след и уже хотел бежать за ним, но внезапно остановился. Препятствие, которое камнем лежало впереди нас, внезапно пошевелилось.
Я и напарник застыли неподвижно в тех позах, в которых мы застали таинственное движение в конце туннеля. Это все напоминало детскую игру „море волнуется...”, вот только ставки в этой игре были совсем не детскими и морские фигуры в которых мы замерли отнюдь не напоминали футуристических творений.
Мы пристально вглядывались в конец коридора имея надежду, что внезапное движение там, неподалеку, было всего лишь вымыслом нашего воображения. Чего в Зоне только не примерещится. Но наши надежды рухнули с крахом, как елочная грушка плохо закреплена на елке и разбились об бетонный пол.
Таинственная гора начала заполнять собою туннель...
Мы уже забыли о коварном изломе, которому удалось убежать от нас, и наблюдали за новой проблемой которая росла у нас на глазах.
Огромное овальное тело поднялось на двух могущественных лапах и направило свой взгляд на нас. Пара круглых вылупленных глаз смотрела на нас как на непрошеных гостей, а из атрофированного в пасть клюва, капала густая слизь на бетонную поверхность.
Монстр был напоминал смесь цыпленка и носорога, причем от цыпленка он унаследовал подобие, а от носорога размеры. Такой себе цыпленок-переросток весом около четырех тон.
Это был псевдогигант. Тварь довольно тупая, но уж весьма агрессивная и что главное его агрессия удачно дополнялась его размерами. В Зоне нету большей туши радиактивного мяса, чем это подобие цыпленка.
Псевдогигант широко расставил мускулистые лапы, а тогда перенес вес тела на одну из них, а другую поднял в сторону над землей, будто сумоист перед атакой. Трыня увидев эту процедуру мигом развернулся ко мне и с воплем „назад!”, во весь дух помчал в мою сторону.
Но я не смог среагировать своевременно на команду напарника и получил возможность убедиться в мощности гиганта. Задержавшись буквально на секунду в воздухе в подготовительной позе, псевдогигант изо всех сил ударил лапой об землю, от чего в ограниченном пространстве туннеля возникла ударная волна такой силы, что смела нас из Трыней с того места где мы находились.
Напарник, после звукового удара быстро пришел в себя. Я же не отметился стойкостью к такому музыкальному сопровождению. Скажу честно, даже если простоять весь рок-концерт около трехсот ваттной колонки, впечатлений будет намного меньше чем от соло в выполнении псевдогиганта. Единственное, на что я был в состоянии, то это приподнять голову. В глазах все раздваивалось, ни каких звуков я не слышал кроме надоедливого писка в ушах. Я осмотрелся по сторонам и увидел Трыню, губы которого шевелились, но из них не доносилось звуков, он что-то махал руками стараясь объяснить мне и вместе с тем, показывал в направление где должен был быть псевдогигант.
А он там и был. Никуда наша цыпа не делась, и кажется что она даже начала приближаться.
А потом пронзительный писк в ушах внезапно прекратился и на меня навалилась лавина звуков, среди которых я разобрал слова Трыни, а также рев и топот тяжеленного монстра, что приближался к нам.
Трыня схватил меня за бронежилет и поволок за собою при этом начал обстрел псевдогиганта. Я понял, что должен присоединиться к дружескому стволу напарника и угостить противника свинцовым гостинцем.
Сняв автомат с плеча, я открыл огонь по псевдогиганту, поддержав Трыню, который на додачу еще волочил меня за собою. Но пули вместо того, чтобы остановить гиганта только больше его бесили. У Трыни патроны закончились быстрее и он оказался перед выбором: отпустить меня и свободной рукой вставить новый магазин, или просто выбросить автомат и тянуть меня дальше, учитывая то, что еще несколько секунд мой ствол не будет замолкать. И спасибо Семецкому, Трыня избрал второй вариант. Он отбросил автомат в сторону и теперь ухватил меня обеими руками. Скорость нашего движения значительно увеличилась, но это все ровно не гарантировало нам оторваться от псевдогиганта, который приближался каждый раз ближе. Я за это время успел изменить магазин и опорожнить его, а монстр не сбавлял в оборотах, а наоборот увеличивал скорость. Тогда Трыня остановился и отпустив меня вышел на встречу монстру.
- Трыня! – успел выкрикнуть я.
- Быстро, давай сюда гранаты! - скомандовал Трыня и протянул ко мне свою ладонь.
Я второпях начал вынимать гранату за гранатой из рюкзака и передавать их Трыне. От нервного напряжения я несколько впустил на землю, но напарник взял те две что мне удалось ему вручить и бросился на встречу псевдогиганту.
Вы когда-нибудь стояли перед поїздом, который на всех парах мчит на вас? А если у этого поезда еще две огромные когтистые лапы, и пасть полная клыков величиной с ваш указательный палец на руке? Пусть упасет вас Шухов от такого рандеву!!!
Замысел Трыни разгадать было не тяжело, но вот сам процесс его реализации заставлял призадуматься. Напарник мчал на встречу локомотиву, набитого радиоактивным мясом и преисполненного звериной злости. На миг мне показалось, что даже сам псевдогигант не ожидал такого поворота событий и сбавил обороты, но Трыне это сыграло на руку, а в особенности на ту в которой он держал две гранаты Ф-1. Прижав обои гранаты одна к другой спусковыми рычагами запала, напарник вырвал чеку и бросился будто камикадзе на обозленного монстра.
В ответ на непредвиденную агрессию со стороны Трыни, монстр остановился и принял угрожающую позу, широко разинув пасть из которой, донесся предупредительный сигнал, что напоминал гудение эшелона бронепоезда.
Собственно, такая позиция мутанта „а-ля на приеме у дантиста” и требовалась Трыне. В широко раскрытую пасть он закинул обе гранаты, которые монстр проглотил будто изюминки, а сам перескочил через псевдогиганта и во весь дух бросился в конец туннеля, за то короткое время что ему выделило горения запала.
В туннеле прозвучал взрыв. Меня снова ударило ударной волной и что-то острое укололо в грудь. На додачу меня из головы до ног осыпало остатками гигантского монстра. Боль в груди как оказалось позднее была спровоцирована ударом осколка, который удачно остановил на пути к сердцу бронежилет моего костюма. Впереди меня стояла развернутая туша бывшего монстра, а за ней появилась фигура Трыни, который счищал из себя остатки мутированного мяса и что-то злостно бормотал себе под нос.
- Живой?! – крикнул мне напарник из противоположного конца туннеля.
- Да живой, пусть ему неладное! – недовольно огрызнулся я счищая из себя остатки монстра. – Мне кажется что этот вопрос будет у нас лидером в номинации „вопрос недели”.
- Нет ничего милее за сарказм напарника после того, как мы были за шаг от смерти! – удовлетворенно констатировал Трыня подойдя ко мне и подал мне руку.
- Что же ты сразу не пошел в ва-банк? – сквозь зубы процедил я поднимаясь на ноги, - Столько боезапаса на него потратили, а ему хоть бы хны.
- Ну, звыняйте кумэ, - развел руками напарник, - я думал как бы тебя забрать с пути этого поезда.
- Спасибо Трыня, можешь уже не записывать, - решил пошутить я, - мне и так с тобой за жизнь не рассчитаться.
- Забудь! – отмахнулся напарник, - Мне сейчас больше хочетса провести расчет с другим сударем. – и Трыня взглянул в направления где в последний раз видел нашего проводника.
- Ты имеешь в виду излома? – переспросил я, хотя ответ уже знал наверняка.
- Давай быстрее, возможно еще догоним его!
Трыня побежал в сторону туннеля где мы в последний раз видели излома, а я хромая и стараясь не отставать от него побежал следом.
Найти предателя заняло у нас не много времени, тем более что убегать ему сейчас было никак. Наш дедушка лежал на земле, тяжело дыша и был придавлен огромным железобетонным обломком, что откололся от потолка. Наверне, такие разрушения были вызваны ударом псевдогиганта, которым он оглушил нас как рыбу в пруду. И это же надо было, чтобы наш мутант попал под эту лавину. Все таки есть в Зоне законы справедливости.
- Кого я вижу! – разведя руки в сторону, саркастически заявил Трыня – Наш бегун олимпиец. А ты говоришь, Хищный, немощный наш дед. Ты глянь как в рекордное время он смог накевать пятами от нас. Но вот невезуха, потолок обвалился в самый неблагоприятный миг!
Излом продолжал стонать под завалом. Я подошел к Трыне и взглянул на искалеченного мутанта.
- Ну что, возьмем его с собой? – спросил я Трыню, - Судя с его состояния, теперь он так быстро не будет бегать.
- Возьмем, - сказал Трыня и заходился разбирать завал, - тем более мы нашему другу обещали намного интересную и захватывающую программу, чем просто прогулка по вонючему туннелю.
Трыня закончил разбирать завал, схватил излома за плащ и поднял на ноги, а тогда послал вперед, приказал держать дистанцию. Вот так мы шли еще на протяжении определенного времени, пока не натолкнулись на металлическую лестницу которая вела вверх.
Долго не колеблясь Трыня послал впереди себя излома, который на чудо прытко поднимался по лестнице, держась только одной рукой. И хромота его, после того как Трыня вытянул мутанта из завала, куда-то исчезла. Регенерировал наш дедуля. Уже прыгает как ветеран после традиционных сто грам фронтовых.
Поднявшись по лестнице, мы оказались в будке диспетчера, а через её окно виднелась огромная конструкция антенны Радара. Будто гигантская паутина, которую сплел здесь человеческий гений, она отпугивала всех и казалась неприступной. Это был главный сторож, который стоял на дозоре сердца Зоны. Раньше, эта антенна служила радиолокационной установкой для раннего выявления вражеских ракет. К тому времени, когда её создали, она так и не успела продемонстрировать свои возможности, но сейчас это было самое страшное оружие массового влияния на человеческое подсознание в Зоне. И только то, что нам удалось её выключить, гарантировало нам безопасное нахождение рядом с конструкцией.
Антенна состояла из нескольких секций, каждая из которых имела такие себе обзорные площадки, куда можно было подняться обслуживающему персоналу. К каждой из площадок вела лестница закована в стальные обручи, на подобии того как это делается на подъемных кранах.
Именно на одну из таких обзорных площадок нам нужно было подняться, чтобы определить кратчайший путь к станции в обход Припяти. Мы подошли к одной из таких лестниц которая тянулась высоко в небо, что тяжелыми клубами собралось над антенной и время от времени в металлические балки и перегородки конструкции, попадала молния. Мы с Трыней не рискнули подниматься первыми, поэтому послали нашего мутанта, который в последнее время удачно был переквалифицирован в отмычку.
- Давай юнга! – шутя подогнал мутанта Троня. - Поднимайся на мачту, а то повесим тебя здесь на радость воронам и будешь сигналить свободным сталкерам о том, что Радар уже не работает.
Излом с испуга аж запрыгнул на лестницу и быстро перебирая ногами полез вверх.
- Вернемся в БАР, будет что рассказать бродягам! – махнул головой в сторону излома Трыня и искренне захохотал. Его смех подхватил гром который прокатился под небесным куполом, будто реакция монолита на пренебрежительное отношение напарника.
Излом, за то время преодолел уже половину пути и мы начали подниматься вслед за ним. Вниз смотреть было страшно, поскольку проржавевшая лестница не вселяла уверенности, а расстояние к земле все возрастало и возрастало. Но когда мы поднялись на верх и вышли на площадку, я забыл о высоте, ведь передо мною открылись невероятной красоты пейзажи. Этим мог восхищаться только истинный сталкер, так как в простого человека, мурашки бы забегали по спине от окружающих видов. Наш корабль под названием Радар плыл в широких просторах рыжего океана. На его западном берегу было видно город энергетиков Припять, который переливался вспышками электр и красовался знаменитим Чертовым колесом. На юге, позади нас, виднелись до боли знакомые пейзажи мертвого города с его постоянными жителями зомби, а на Севере красовалось главное украшение, неприступный бастион Зоны – ЧАЭС. Казалось, что отсюда к ней рукой подать, но сколько еще нужно было пройти сталкеру и какое количество патронов потратить, чтобы вступить на землю обетованную.
Казалось, что даже излом был очарован Чернобыльскими пейзажами. Но эту гармонию нарушил дикий рев, который исходил из небольшой лужайки посреди леса в пол километре от нас.
- Серый! – выкрикнул я. – Смотри Трыня, это наш Серый!
Я аж запрыгал на месте будто ребенок, который приехал в деревню к бабушке и увидел старую собаку Бровка. Так бы сейчас бросился к нему.
- Да, - подтвердил Трыня, - Но он не один.
- Что ты имеешь в виду Трыня?
- Взгляни на другую сторону лужайки, немного правее, - и Трыня указал мне направление рукой.
То что я увидел, заставило меня забыть о радости от встречи из старым другом. На противоположном конце лужайки появился непрошеный гость с серьезными претензиями к Серому. Это были властные претензии. Власти над всеми кровососами Зоны. На арене появился действующий вожак всего кровососушчего клана Зоны. Он был черный как смола и размером не уступал Серому, даже опережал его в этом показателе. Вездесущий Семецкий, откуда в Зоне начали появляться такие гиганты?
Два кровососа сошлись в центр арены и приступили к психологическому бою. Монстры приняли угрожающие позы и начали грозно рычать друг на друга, при этом придерживаясь расстояния и не вступая в контакт. Зона впервые видела такое противостояние и нам очень посчастливилось стать свидетелями этого действа.
С первым ударом грома монстры вступили в смертельную схватку, будто два боксера после удара гонга. Черный кровосос был тяжелее нашего бойца и поэтому смог продвинуть Серого на несколько метров из центра арены. А потом вход пошли длинные и когтистые лапы монстров. Кровососы секли тела друг друга не зная сожаления к противнику, рев который доносился с долины был настолько громким, что казалось його слышыт вся Зона.
Трыня снял со своего автомата оптику и передал мне. Теперь я смог поближе разглядеть исторический поединок. Вокруг монстров земля покрылась кровавыми пятнами, раны на их телах появлялись с молниеносной скоростью, но за считанные секунды они затягивались и переставали кровоточить. Давалась знать чудодейственная способность кровососов к регенерации. Судя из нанесенных повреждений на телах обоих монстров, которые в особенности четко просматривалась после каждой вспышки молнии, Серый этот поединок проигрывал. У него было разорванное левое плечо, на груди сквозь рваные раны просвечивались кости, но все это, за тот маленький перерыв, который давали друг другу монстры на регенерацию, быстро заживлялось. Тяжелые повреждения, такие как на плече у Серого, регенерировать не успевали и монстры снова сходились в жестоком поединке за верховенство над кровососами.
Вдруг, Черному кровососу удалось сделать невероятный маневр и оказаться слева позади Серого и нанести тяжелый удар в голову, который заставил нашего бойца опуститься на колена.
Противник победно заревел над поверженным Серым и приготовился к решающему удару, но в этот же миг Серый сорвался с места и из размаха вонзил лапу в живот Черного кровососа. Монстр не ожидал такого коварного поворота событий и повалился на землю. Инициатива в поединке перешла к лапам Серого.
Но внезапно на арене появились новые игроки, значительно меньшие, но в большем количестве и первым их увидел Трыня, поскольку они были в режиме невидимости.
- Хищный, там кровососы! – выкрикнул Трыня показывая мне на лужайку, где пока что я видел только двух.
- Я никого не вижу! – осмотрев арену ответил я Трыни.
- Они хотят помешать Серому! - Трыня не находил себе места, - Винтовка...! Быстрее... Не дай им помешать Серому!
Я скинул с плеча Энфилд Копейки и приложился к оптическому прицелу. От края до края я просканировал лужайку, но не видел никого кроме Серого и Черного Кровососа, которые собирались поставить точку в вопросе кто же на самом деле истинный вожак.
Первого кровососа я увидел лишь тогда, когда он выскочил Сером на плечи и вышел из режима невидимости. Сразу же последовал выстрел, который оказался безрезультатным...
Нет, винтовка не дала осечку, просто ствол подбросило так высоко, что пуля пролетела на двадцать тридцать сантиметров выше над головой монстра и попала в землю.
Мой промах мог стать причиной проигрыша Серого, но Шухов сегодня был на нашей стороне. Громкий выстрел с Энфилда привлек внимание всех кровососов что находились на арене. Они вышли из режима невидимости и мне удалось насчитать их около восьми штук.
Теперь, когда противник видимый, и прицел отрегулирован, учитывая отдачу винтовки, я провел следующий выстрел. На этот раз, мне удалось попасть точно в голову кровососа, который все еще сидел на плечах у Серого. Из головы монстра вырвался фонтан крови и безжизненное тело повалилось назад.
Вместе с тем, мой выстрел стал сигналом для атаки другим кровососам и даже Черный, после тяжелого ранения, начал подниматься на ноги. Дале в бой снова вступил Серый, который бросился на своего противника. Я же обеспечивал ему тыл, отстреливая надоедливых кровососов.
Ударив ногой в грудь противника Серый наступил ему на горло, а тогда вонзил свои острые когти прямо в глаза Черного кровососа, будто в шар для боулинга. Резким движением Серый разорвал пополам голову противника и подняв ее остатки над собою победно заревел, при этом тело обезглавленного противника еще вздрагивало под его ногой.
Кровососы, которым удалось выжить после моего обстрела, а их осталось пятеро, сразу же замерли перед Серым увидев обезглавленное тело своего лидера. Потом начали мало-помалу пятится, чтобы не привлечь лишнего внимания Серого, а со временем и совсем исчезли.
Серый развернулся в нашу сторону и победно заревел, его клич поддержали мы и раскаты грома и молнии. Окровавленную арену окропил густой дождь, будто стараясь смыть следы величественной битвы и вместе с тем омыть раны нового старого вожака, который возвратил себе трон и звания сильнейшего кровососа Зоны.
Я из преисполненным радости лицом взглянул на Триню и промолвил:
- Ну, как мы его порвали! Серый вновь король!
- Да действительно, - радостно похлопал меня Трыня по плечу, - Первая битва за нами! Следующая будет еще тяжелее, но мы обязаны ее выиграть! Монолит мы идем к тебе, и пусть победитель будет достойно вознагражден!
Алекс
danda, чем дальше, тем круче! пасиб!
aXon
Цитата
чем дальше, тем круче!


Полностью согласен smile.gif
Tod
Слов не хватает o_O.gif
aXon
danda,я так понимаю у тебя только 11 частей? Тоесть эта последняя часть?
danda
Нет, вот эта последняя 12. Просто я хотел растенуть удовольствие. Но раз народ требует хлеба и зрелищ тогда ловите:


Часть XII

Из дневника сталкера...
Заветное желание.

Сладкий вкус победы. Как он пьянит и заставляет забыть обо всем на свете, даже если этот мир окружен высокой изгородью из колючей проволоки и охраняется военными. Эмоции переполняли, от адреналина разрывались вены и энергия густыми потоками вырывалась из тебя. Казалось, что тело стало настолько легким и невесомым, избавившись от ежедневного, рутинного ярма, что вот-вот полетит в небо. Но к небу нам было рукой подать, и мы к нему не рвались. Скорее оно всем весом свинцовых туч давило на нас как гигантский пресс. Здесь, на верху, Зона казалась другой, не такой как на земле. Она была какой-то спокойной, и даже сейчас, когда небо разрывали по полам молнии, а землю ополаскивал густой кислотный дождь, нам все равно здесь было безопаснее и спокойнее. Антенна радара послужила для нас спасательным кругом в этом море безумия матушки Зоны. Внизу кипели бои, которые сопровождались выстрелами, взрывами, трещанием и завыванием аномалий, ревом монстров и вспышками молний.
С каждым ударом молнии и грома Зона неистовствовала. Со стороны Припяти, постоянно доносились взрывы от электромагнитных ударов винтовок Гауса. Это было самое дорогое оружие в Зоне и вместе с тем наименее практичное. Ни один сталкер не позволял себе такую роскошь. Даже наемники, которые всегда были вооружении за современнейшими тенденциями оруженной индустрии в мире, не использовали винтовку Гауса. Во-первых, за такую роскошь нужно было выложить четверть миллиона кровно заработанных. А такую сумму не каждый сталкер мог заработать даже после двухлетнего пребывания в Зоне. И, вдобавок, аккумуляторы для генерирования электромагнитного импульса были большой редкостью в Зоне, что также доказывало непрактичность Гауса.
А вот монолит удостоился этой винтовки. И покупали они ее точно не в местных барыг. Скорее за все, фанатики захватили на ЧАЭС лаборатории по разработке этой винтовки, и теперь из стороны станции бьют молнии страшнее и прицельнее чем стрелы громовержца.
Наслаждаясь мигом, пока мы еще находились на антенне Радара, перед тем как спуститься на грешную землю, я еще раз осмотрел взглядом окружающие пространства. И вдруг остановился на до боли знакомом месте.
Мертвый город ступил на путь войны поддержав общий призыв по мобилизации войск Монолита...
Армии зомби заняли позиции, выйдя за границы города. Они сбивались в кучи, и неспеша перекачиваясь из стороны в сторону, шли прямо на нас. Смрад, который поднимался вверх от гниения тел, превращал воздух в марево. Из-за таких атмосферных колебаний, мертвый город позади армии зла, дрожал и расплывался, создавая впечатление гигантской до сих пор неизвестной аномалии. Вот они, слуги монолита о которых рассказывал излом.
Земля застонала и всколыхнулась сильным толчком. Я не был готов к такому удару и не удержав равновесия на ногах полетел вниз с металлической площадки.
К счастью, Трыня своевременно среагировал и ухватил меня за руку, но я не сразу разрешил себя поднять... Энфилд, которого я так полюбил за довольно короткое время существования вместе с ним, сейчас висел, зацепившись ремнем за мой ботинок. Я посматривал то на Трыню, то на свою ногу, всем своим видом давая знать напарнику, что хочу еще жить, и летать к сожалению не научился...
- Бросай ее Хищный! – прокричал мне Трыня, так как гул, что доносился от станции, глушил его слова, - Спустимся вниз, тогда подберешь!
- А если оптика разобьется?! – крикнул я Трыни, надеясь, что он все-таки что-то придумает в этой ситуации.
Трыня призадумался, время от времени переводя свой взгляд то на меня, то на винтовку.
Увлекшись собственным спасением, и вдобавок спасением винтовки, мы совсем забыли о нашем неверном проводнике, который все еще был рядом с нами. А вот излом, решил свой шанс не терять, и на этот раз его целью было не бегство, а коварное нападение.
В один из моментов, когда я оторвал свой взгляд от Энфилда, что покачиваясь высел у меня на стопе, я встретился с предательским взглядом мутанта. Он уже стоял позади Трыни и готовил свое таинственное оружие, что так панически скрывал от нас всю дорогу.
Полы плаща раскинулись в стороны, и мне перед глазами явилась гигантская рука излома. Хотя, руку она мало чем напоминала, это скорее было похоже на переднюю лапу богомола. Она так же мастерски складывалась втрое, в особую конструкцию, собственно плечо, предплечья и длинное запястье, которое достигало размеров самого предплечья. Рука выглядела мертвой, поскольку имела грязно коричневый цвет, с сухими прожилками и засохшей кожей, что обтягивала кости. Но, тем не менее, когда эта рука раскрылась на всю свою длину, любые сомнения относительно ее недееспособности отпали сами по себе.
Излом замахнулся над головой Трыни и в этот момент вся его старческая немощь, неуклюжесть и слабость успешно изменилась на ненависть и инстинкт убийцы, что присущий монстру которого могла породить только Зона. У меня вытаращились глаза, и я не смог промолвить ни слова. Хотя прекрасно понимал, что должен известить Трыню о смертельной опасности у него за плечами. Мне перехватило дыхания, я мог только вдыхать воздух, а выдохнуть, чтобы произнести одно короткое слово „Трыня” мне не хватало. Все это происходило в считанные доли секунды...
- Тр...! – максимум, что я смог из себя выдавить, это первые две буквы имени напарника.
Но Трыня еще до этого тревожного сигнала, увидел страх в моих глазах, а они были так широко раскрыты, что, наверное, мутант в них отбивался как автомобиль в зеркале заднего вида.
В воздухе прозвучал свист, от того, как гигантская, худощавая рука излома с широким замахом рассекала воздух, направляясь к голове напарника. Трыня молниеносно среагировал на проявление враждебности со стороны мутанта и на половине пути перехватил безобразную руку излома. Напарник потянул ее под себя, пригнув излома к металлической решетке площадки, и наступил на нее ногой. А тогда прозвучал треск, сухой и резкий как выстрел, в сопровождение которому прозвучал крик монстра.
Трыня поднялся во весь свой рост, потом подтянул меня на уровень площадки, так что я смог закинуть ногой Энфилд и сам удачно приземлиться на нее. А затем, отпустив мою руку, он взялся за переломанную руку излома, которую до сих пор не выпускал и продолжал стоять ногой на предплечье мутанта.
Я посмотрел на старика, который был прикован к холодному металлу решетки и жалобно наблюдал за Трыней, что собирался совершить расправу над ним.
Напарник не зная сожаления, как собственно и подобает совершать с врагом, скрутил переломанную руку и резким движением вырвал ее из суставной ямки. Из разорванной руки сразу полилась кровь, которая, не задерживаясь на металлической решетке, стекала вниз на землю. Мутант стонал от боли и бился в конвульсиях. Но Трыня продолжал стоять на покалеченной конечности мутанта, а в руке держал оторванное запястье, которое еще вздрагивало в судорогах и также щедро орошало металлическую поверхность площадки кровью.
- Ну и как себя чувствует скорпион, когда нему оторвали жало?! – набросился напарник на мутанта, тряся у него перед лицом оторванным запястьем.
Излом не нашел ничего чтобы ответить на вопрос Трыни, а только тихо плакал посматривая на изуродованную концовку.
- Трыня, - обратился я к напарнику, нацелив дуло винтовки на излома, - давай с ним прямо здесь покончим. А то он еще не раз преподнесет нам такие сюрпризы.
- Не переживай Хищный – успокоил меня напарник, - без своей руки он уже не ужасный монстр Зоны, а обычный калека.
Услышав слова Трыни, излом разрыдался как ребенок, пряча голову в высокий ворот плаща. Он прекрасно осознавал, что теперь его жалкая жизнь, на которую обрекла его Зона, стала еще более жалкой. Теперь он уже не сможет нанести внезапный удар неосторожному сталкеру, а другие мутанты, учуяв раненного излома, уж точно не пожалеют его.
- Он пойдет с нами! - и Трыня забрал ногу с руки мутанта. – Все пути и подступы к станции сейчас перекрыты фанатиками, которые активизировались на призыв Монолита. Поэтому нам придется идти к пространственной аномалии недалеко отсюда.
- Пространственной аномалии? – перебил я Триню. – Но ее же нельзя предвидеть!
- Приблизительно можно, - уверил напарник, - дело в том, что радиус действия пространственной аномалии колеблется в районе от 5 до 10 километров. И если из правильной стороны зайти в нее, то можно приблизительно вычислить район передислокации.
- То есть? – решил я уточнить.
- Аномалия может закинуть тебя в любую точку в радиусе своего действия, - продолжил Трыня, - и если все взвесить и просчитать, то мы продвинемся вперед, за считанные секунды на весомое расстояние. Но есть и доля риска. Зайдя в аномалию, мы можем вернутся на несколько километров назад. И еще не известно в какой обстановке мы окажемся после телепортации. Возможно, аномалия закинет нас прямо в стаю слепых псов, или еще хуже в аномалию. Это собствено и есть факторы риска, которые сопровождают такое продвижение в Зоне.
- И ты хочешь так рискнуть? – переспросил я Триню.
- А ты желаешь выступить против фанатиков, вооруженных до зубов электромагнитными винтовками? – ответил вопросом на вопрос напарник.
Нашу дискуссию мы решили продолжить после того, как спустимся вниз. Так что подогнав искалеченного мутанта мы начали спускаться. Как оказалось, пустить первым излома было ошибочным, ведь он все еще стекал кровью и заляпал ею ступеньки. Поэтому, становясь на скользкие ступеньки, я несколько раз едва не сорвался, поскользнувшись на крови. Вся дорога вниз, учитывая, что время от времени нас хорошенько трясло, выдалась для меня вечностью.
Когда все, в конце концов, были внизу, Трыня установил новый порядок в строю. Теперь он шел впереди, меня же поставил в середине строя, а излома в конце. Конечно, такой распорядок был не понятным для меня, ведь мы полностью теряли из поля зрения мутанта. Но Трыня объяснил это тем, что раненый излом теперь никуда не денется, а будет следовать за нами смирно как собака. Собственно говоря, так и произошло. В начале, я время от времени осматривался, проверяя, следует ли еще мутант за нами, но со временем убедился в правдивости слов напарника.
- Трыня, можно вопрос? – решил я вежливо спросить напарника, готовя его к тому, что сейчас буду подвергать критике его идею с пространственной аномалией.
Трыня только улыбнулся мне в ответ, наверно, знал как мне хотелось поговорить с родной сталкерской душой в этом ужасном, сыром лесу.
- Ты помнишь сталкера Боню? – начал из вопроса напарник.
- Да, помню. А причем здесь он?
- Помнишь, до того как он исчез за периметром ли уже после? – продолжал допрашивать Трыня.
- После конечно, - не понимая, к чему ведет напарник, ответил я, - ведь я в Зону пришел на год позднее от тебя. Но о Боне, я слыхал от ветеранов.
- И что же ты о нем слыхал? – ехидно улыбнувшись, переспросил Трыня.
- То, что он с головой не дружил, - буркнул я, поскольку безосновательный допрос Трыни мне уже надоел. – Водочку употреблял чаще чем обычную воду, а когда доходил к кондиции, то его тянуло на геройство. То на кабана с одним ножом пойдет, то слепого пса руками задушит.
- Действительно, сорвиголова был! – восхищенно промолвил напарник, - Пусть найдет себе покой его сталкерская душа.
– Так к чему ты клонишь, Трыня?! – не сдержавшись, вырвалось у меня.
– А к тому, что это был единственный сталкер, который попал в две пространственных аномалии в одно время. Случилось это за полгода к твоему приходу в Зону. Боня и действительно любил выпить, а еще больше любил погеройствовать. Он даже утверждал, что если знать правильную дозу водки, то можно проходить даже наиболее радиационно-загрязненные местности без весомого вреда для здоровья. Конечно, все с его смеялись и не воспринимали всерьез, зная что такое хвастливое отношение Зона рано или поздно накажет. Но хабар, Боне, всегда удавалось приносить щедрый. Он залезал в самые опасные места, доставая артефакты, которые в графе артефактов Зубра, проходили как редчайшие. То ли у него действительно водка в жилах текла вместо крови, или иммунитет к радиации выработался, никто толком объяснить не мог. Но места, куда прокрадывался этот сорвиголова, другие сталкери обходили десятой дорогой.
Так вот, однажды выпив лишнего, как это было почти каждый день, нашего героя потянуло на очередную эпопею. На этот раз, он пошел в Зону сразу после выброса, не взяв ни какой экипировки. С оружия имел только нож и рюкзак для хабара. Поспорил с ветеранами в Баре, что сможет собрать все сливки к тому времени, как сталкери пойдут в первую вылазку.
Вот так Боня отправился в вылазку, без детектора аномалий, просто рассчитывая на свои сталкерские ощущения, которые перед тем подкрепил очередной порцией спиртного. Но вот беда произошла на этот раз, как пошел наш Боня в Зону так от него ни одной весточки целую неделю. Уже и сталкеры вернулись из первой вылазки с хабаром, а о нем ни слуху ни духу. Но не оттуда ждали мы вестей о сталкере пьянице, не из Зоны, а из-за Периметра пришла первая новость о Боне. Нашли сталкера аж в Киеве на станции метро Театральная.
Спросишь как такое возможно? Мы и самые не могли понять как ему удалось пробраться сквозь военный блокпост, хотя поневоле, припоминается старый сталкерский анекдот, о том как на блокпосте военные задержали пьяного сталкера. Но, собственно говоря, в таком случае, все на блокпосте и закончилось бы. А здесь Киев...
А разгадка такого дальнего странствия нашего побратима была в том, что он попал в пространственную аномалию, но не обычную, а спаренную. Как оказалось, Боня натолкнулся на две пространственных аномалии, которые после выброса наложылись одна на другую. Таким образом, радиус их действия увеличился, но не в дважды, а в сто раз. Объяснить такой феномен даже ботанам было не под-силу, хотя все указывало на то, что радиус действия должен был увеличиться максимум в десять раз, но ни в коем случае не в сто.
Теперь представь себе ситуацию, когда наш грязный и вонючий сталкер, который не просыхал еще с 2013 года в Зоне, оказался в Киеве на станции метро. И не просто оказался, а вывалился из воздуха в лучших традициях фильмов жанра фантастики.
Припрятать такую новость от общественности было крайне тяжело, поскольку инцидент произошел на глазах у многих людей. Боню сразу же выловила милиция и доставила в районное отделение.
При нем оказался весомый хабар, который он смог собрать до того как попал в аномалию. Допрос милиции никаких результатов не дал, но когда слух дошел до военных, то его немедленно забрали от наших правоохранительных органов и доставили на базу, где уже знали что он и откуда он.
Говорят, что когда ботаны начали делать замеры, то датчик Гейгера трещал возле его что твоя теща. Хабару яйцеголовые обрадовались, как дети новогодним подаркам, ну а Боней занялись военные. Собственно говоря, это вся информация, которая просочилась в Зону от информаторов Зубра. Вот такие приключения могут ожидать тех, кто собрался путешествовать пространственной аномалией.
Я долго ничего не мог сказать, переваривая всю информацию, что выдал мне Триня, пока окончательно не пришел в себя.
- Ты умеешь утешать Триня,- с сарказмом сказал я. – Но твой оптимизм и чувство юмора привели нас в самое сердце Зоны, поэтому я доверяю тебе, даже не смотря на все сумасшедшие идеи, которые еще могут наведать твою сталкерскую голову.
- Спасибо Хищный! – удовлетворенно улыбнулся ко мне Трыня.
Дождь не останавливался, а только наращивал силу. На додачу еще и ветер усилился, который начал раскачивать старые деревья в лесу, создавая такой ужасный стон, что даже в страшном сне не услышишь. Теплоизолирующая прокладка костюма согревала меня, а прорезиненная поверхность со специальными порами, которые пропускали воздух, но не давали просачиваться воде, как никогда пригодилась. Но когда я видел, как вода потоками стекает по худому лицу Трыни, поневоле и у меня холод пробегал по коже, оставляя характерные ощущения.
Покрытая листвой земля под ногами постоянно чавкала, навевая воспоминания наших приключений на болоте. Ноги вязли в мокрой листве, а из-под ботинок выплескивала вода. Дорога становилась все более тяжелой и изнурительней.
Вот так мы трое брели по лесу, прислушиваясь к каждому шороху, пока не услышали что-то совсем не обычное...
Впереди послышался писк, который изменился на шипение, а потом на приглушенный хохот. Трыня сразу же остановился и жестом руки приказ нам сделать тоже. Сначала я подумал, что это плоть, которая где-то засела в кустарнике, ведь именно этому мутанту свойственно имитировать человеческий голос. Но Трыня из-за таких мелочей не останавливался бы. Я крадучись подался вперед к Трыне, который пристально вглядывался впереди себя.
- Что там Трыня? – шепотом спросил я у напарника.
Ответ прозвучал из кустарника, приняв подобие того же, до холода в жилах, детского голоса. Потом послышался еще один… и еще один... голоса начали доносить со всех сторон. А затем, я что-то увидел...
На моих глазах, ствол дерева раскололся и разошелся в разные стороны, образовывая воронку. Казалось, что кто-то нарочно просверлил отверстие в дереве, но при этом наделил его неестественной гибкостью. Позднее, в воздухе, начали появляться странные прозрачные сгустки. Они быстро передвигались в пространстве, изменяя свою форму, но при этом были постоянно до чего-то привязанные, будто трамвай к рельсам.
В один из моментов мне показалось, что я увидел ящерицу, но не обычную ящерицу, которую мы привыкли себе воображать. Эта ящерица была полностью прозрачная, потому я увидел только ее общие черты, которые явили себя на фоне гнилой листвы. У нее была чрезвычайно большая голова, которая занимала пятьдесят процентов тела, длинные сухие и когтистые передние лапы, а остальное тело было углубленно в землю. То есть именно этой частью тела она словно крепилась к любой поверхности. Таинственные существа скользили и перебегали из деревьев на землю, являя себя нам, а потом таинственно исчезали, ныряя в землю и стволы деревьев.
- Что оно, черт побери, такое?! – с ужасом промолвил я.
- Продолжаем двигаться! - скомандовал Трыня. – И не разбивать строй!
Трыня пошел первым, а я сразу за ним даже забыв, что позади есть еще третий. Вокруг все плыло, шуршало и перешептывалось. Я не мог объяснить, что творится, ведь о таких вещах даже самые опытные ветераны Зоны не рассказывали. Поэтому, в данном случае, оставалось полностью довериться Трыни и не отступать ни на шаг от него. Излом, кстати, также был на чудо послушным, поскольку шел в шеренге, следуя вслед за нами, как за саперами по минному полю.
Я посмотрел под ноги Трыни и увидел, как вокруг него бегают небольшие бугорки земли, перемалывая за собою свежую мокрую землю с гнилой листвой. Я остановился, чтобы ненароком не наступить на один из них, на что сразу последовала реакция напарника.
- Не останавливаться, я сказал! – крикнул на меня Трыня.
Я сразу схватился и подбежал к нему, став практически вплотную к его спине. В этот же миг, позади, прозвучал вопль...
Это был крик излома. Я осмотрелся, и увидел как мутант лежит на земле, стараясь вырваться с невидимых объятий, а вокруг него все шевелилось и закипало. Прозрачные ящерицы начали выныривать с под него, продираясь сквозь его одежду и тело. Излом, захлебывался, крича от боли, но ничто уже не могло его спасти. Все невидимые существа, которые до сих пор брали на испуг нас, подавая тревожные сигналы из стволов деревьев, кустарников и земли под ногами, сейчас собрались над телом излома на праздничный ужин.
Трыня ухватил меня за руку и со всей силы потянул за собою. Я бежал спотыкаясь об корни деревьев и обляпавшись в грязи по пояс. Так мы бежали не останавливаясь, пока я не поскользнулся на камне, который удачно замаскировался под листвой, и не свалился на землю. Собственно это и стало причиной для незапланированного привала.
- Трыня! – закашлявшись, обратился я к напарнику, - Теперь ты можешь объяснить, с чем мы имели дело?
- Примары, - осматриваясь назад, твердо сказал напарник.
- Что они...? Откуда они...? Я впервые...
- Впервые слышишь о таких, - закончил вместо меня Трыня.- Знаю что впервые, я сам впервые их увидел, но знал про их существование. Не знаю откуда, но это уже было во мне.
- И что оно такое? – не хотел отвечать отказом я своему любопытству.
- Это ничто, - коротко ответил Трыня. - Эти существа это санитары Рыжего леса. За час, от нашего излома не останется ни следа, и об этом позаботятся наши невидимые друзья.
- Какие санитары? – с выражением непонимания на лице, переспросил я напарника.
- Обыкновенные санитары Зоны, только в их наихудшем проявлении. – продолжил Трыня. - Примары состоят из газа, тяжелее по своей массе от воздуха. Поэтому для того, чтобы обрести определенных черт, они постоянно должны контактировать с твердой материей. Собственно, именно из-за этого, они были постоянно прикованы то к стволам деревьев, то к земле. Отбиться от этих прожор, довольно сложно, поскольку они всегда атакуют стаями. Да и стрелять по воздуху, пусть и плотному нет толка. Вот поэтому, самым умным выходом, было пожертвовать одним из членов команды.
- Но насколько я понимаю, - перебил я Трыню, - одним изломом они не ограничатся?
- Конечно, - подтвердил мои слова напарник, - но у нас есть немного времени, чтобы добраться к аномалии, пока они не закончили с расчленением на микрочастицы нашего старого проводника.
- Так вот для чего ты поставил его замыкающим?
- В сущности говоря, если бы не примары, то другие монстры могли бы стать кандидатами на трапезу в виде нашего проводника. – оправдался Трыня, - Ты же знаешь что место замыкающего в шеренге это место смертника.
Действительно. Быть замыкающей в шеренге, означало повернуться спиной ко всем опасностям Зоны. Поэтому пусть не жалуются отмычки, что у них самая рискованная участь. На самом деле, опытный ветеран, никогда не раскидается отмычками, ведь научив их выживать, он сможет сформировать себе будущую команду сталкеров, с которыми не страшно будет отправиться в глубь Зоны за хабаром. Да и, в конце концов, каждый ветеран, когда-то начинал из отмычки.
- Но хоть как-то убить их можно? – проснулся я после небольшой паузы.
- Кого? - переспросил Трыня, не понимая моего вопроса.
- Ну этих, примар, - уточнил я.
- Ну, наверное можно, - улыбнулся напарник. - Бессмертные в Зоне только вечные сталкеры Шухов и Семецкий, причем последний свое бессмертие проявляет в периодической кончине.
- Ну, считай, что ты меня успокоил, - иронически заключил я.
- А ты что, собираешься дождаться честной компании санитаров и дать им отпор? - с насмешкою спросил напарник.
- Да нет, спасибо, - улыбнулся я, - Лучше пойдем в твою аномалию.
И мы пошли. Действительно, не хотелось опять услышать этот ужасный хохот, который выдавали эти невидимые существа. Но все мысли о них развеялись сами по себе, как только мы вышли к неглубокому ущелью, центр которого увенчал огромный прозрачный шар, на поверхности которого разливались разноцветные разводы, как на мыльном пузырьке. Аномалия пульсировала и не вселяла надежды в то, что к ней можно приблизиться, не то что зайти во внутрь.
Трыня быстро спустился к ней, а я последовал за ним. Как только мы оказались рядом с аномалией, напарник принялся что-то бубнить себе под нос, шастая вокруг нее и рассматривая ее, будто искал дверь. После непродолжительных расчетов, которые проводил Трыня, советуясь сам с собою, без моего постороннего вмешательства, он объявил результаты.
- Заходить будем из Юго-запада, – констатировал Трыня.
- Не хочу поддавать сомнениям твои слова Трыня, - осторожно заикнулся я. - Но ты действительно уверен в своих расчетах?
- Как говорил сталкер Боня, – объявил Трыня, подняв указательный палец вверх – Кто не рискует, тот не спивается!
- Ну да, – улыбнулся я. - Если выживу, то точно сопьюсь!
Трыня схватил меня за плечо и мы оба сделали шаг навстречу мыльному пузырьку, который гордо носил звание - пространственная аномалия.
С первым шагом вглубь аномалии меня сразу ослепило, вокруг все было белым и я не видел напарника. В ушах заложило, все тело ужасно чесалось. Такой пост эффект длился двадцать или тридцать секунд, а тогда я ощутил руку напарника.
Трыня тряс меня за плечо, стараясь привести к чувству, но мне казалось что я и так при себе, только не в состоянии ничего видеть и слышать. Со временем белая пелена начала сходить с перед глаз и я уже видел бетонные стены помещения в котором мы находились и лицо Трыни перед собою, который старательно хотел что-то втолковать мне, но я не слышал его, и только тупо мигал глазами.
А затем включили звук.
- ...попали в центр боевых действий! – услышал я отрывок из губ Трыни, который в конце концов прорвался к моему мозгу.
Вместе со словами Трыни на меня нахлынула целая куча звуков. И преобладали в них взрывы, выстрелы и скрежетание железобетона. Осмотревшись, я понял, что мы находимся в каком-то недостроенном здании, а сквозь огромные окна было видно станцию, что находилось в каких-то трехстах метрах от нас.
Окончательно к чувству меня привел рикошет пули, которая влетела к нам в помещение и зазвенела, облупив кусок из бетонного потолка.
– Ложись! – скомандовал Трыня, и изо всех сил потянул меня на холодный бетонный пол. Я не стал сопротивляться, и покорно шлепнулся на землю выдав при этом приглушенный хлопок.
– Где мы Трыня? – переспросил я у напарника, пригнув голову к запыленному полу.
– Недалеко от станции, в самом эпицентре боевых действий.
– Каких боевых действий? – начал я сыпать вопросами. – С кем воюем?!
– Кажется, что свободные сталкеры узнали об остановке работы Радара – впопыхах рассказывал Трыня – Сейчас здесь все! Долг, Свобода, Одиночки и даже Грех. Здесь настоящий ад, война всех против всех. Влипли мы с тобой Хищный, как новички на Свалку.
Судя по лицу напарника, мы действительно влипли по самые помидоры. Ситуация казалась патовой. Мы и не догадывались, что вслед за нами, припрется все сталкерское население Зоны.
- А может удастся прошмыгнуть мимо воюющих группировок, пока они так сильно занятые войной между собой? – предложил я, хотя прекрасно понимал абсурдность своего предложения.
- Едва ли, - будто приговор сказал напарник. – Мимо своих мы может и проскочим, надеясь, что Шухов убережет от шальной пули, но против обороны Монолита нам не прорваться.
В помещения ворвалось еще несколько пуль, а затем прозвучал взрыв от выстрела из Гауса. Целились явным образом в нас.
- Ты верно говоришь Трыня! – схватил я напарника за предплечье. – Вместе нам к станции не прорваться. Но тебе это по силам.
Трыня уставился на меня, стараясь уловить мою идею, а тогда ему будто воздух перекрыли.
- Даже не думай! - выхватил он свою руку от меня. – Мы столько прошли вместе и вместе пойдем до конца!!! Даже не мечтай что я тебя здесь оставлю.
- Трыня, но это единственный выход! – старался я убедить напарника.
- Заткнись, иначе я сейчас заставлю тебя замолчать! – напарник не на шутку разозлился.
- Трыня, подумай хорошо, - продолжал я, - ведь я могу здесь тебя подождать, а ты...
Мои слова оборвались взрывом ужасной силы. Переднюю стенку помещения в котором мы находились разнесло ударом снаряда из гранатомета. Как только пыль немного осела, мы увидели гранатометчика на соседнем здании, который начал вставлять следующий снаряд.
- Снимай его Хищный! – Трыня быстро заходился помогать скидывать мою винтовку с плеча.
Я перехватил винтовку за цевье, приложился к оптике и провел выстрел, а тогда еще один. Первая пуля пришелся монолитовцу в плечо заставив его выпустить из рук гранатомет, а вторая довершила дело попав в голову. Мои выстрелы поддержала пулеметная очередь и выстрелы из гаусов.
- Хорошо сработано, Хищный! – одобрительно похлопал меня по плечу напарник.
Именно в этот момент к нам ворвался рой пуль. Я еле успел спрятаться за обломком стены и чудом не попал в самую гущу. Хотя несколько пуль проскользили по костюму, разорвав внешнее покрытие и оголив бронированные вкладыши.
Это был пулеметчик, который обустроил себе гнездо между двумя домами в завалах. Я хорошо не разглядел его местоположение для того чтобы вести прицельный огонь, поскольку изо всех сил спасался от свинцового роя. Но Трыня, сняв калашник из плеча, быстро приложился к оптике и открыл огонь. Судя из того, что стрелял напарник одиночными и провел уже больше десяти выстрелов, вражеский пулеметчик надежно засел в своем гнезде и достать его оттуда было тяжело. Вместе с тем, мы были как на ладони. После небольшой паузы, которую заполнили выстрелы Трыни, пулемет противника снова начал захлебываться выдавая на гора множество свинцовых пчел, которые имели свойство смертельно ранить.
Напарник невозмутимо продолжал выцеливать в прицел пулеметчика. Одна из пуль сорвала капюшон из его головы, другая вырвала кусок плоти из плеча, а третья пришлась в ботинок. Напарник отклонился к боковой стене и схватился за плечо.
- Трыня! - выкрикнул я.
- Нормально жить буду! – заключил напарник, держась рукой за плечо. Сквозь его пальцы просачивалась кровь. – Эта падаль не даст нам покоя! Наверное он думает, что уже покончил с тобой, поэтому перевел весь огонь на меня. Так что будь готов. Я отвлеку на себя его внимание, а ты в то время выстрелишь. Только стреляй по моему сигналу и целься прямо в дуло пулемета. Думаю не промажешь!
Я кивнул головой в знак того что понял план напарника.
- Давай! – выкрикнул Трыня. Кровь из его раны уже не текла, это свидетельствовало о том, что напарник вернулся к полной боевой готовности.
Трыня высунулся из-за бетонного препятствия, на что моментально среагировал пулеметчик, открыв по напарнику огонь, а я в свою очередь выглянул из своего блиндажа и провел три прицельные выстрелы. Первый попал в мешок с песком, что сразу заставило пулеметчика опомниться и изменить градус обстрела. А вторая и третья пришлись точно в грудь монолитчику. Снайперские пули, достаточно разогнавшись с огромной кинетической энергией, прошили насквозь тело пулеметчика заставив его безжизненно откинуться на обломки здания позади его.
- Надо двигаться дальше! – сказал Трыня показывая мне на ступеньки которые просматривались из коридора, что вел в нашу комнату.
Напарник, пригнувшись, быстро побежал к дверного пройому, а я побежал вслед за ним закинув винтовку за спину. Но вдруг, за спиной прозвучал гром, и мои ноги подкосились...
От сильного удара мне перехватило дыхания, в ушах заложило, а в роте почувствовался металлический привкус крови. Я упал лицом об холодный бетон и тяжело выдохнул. Тело меня не слушалось... В воздухе запахло озоном, как после добротной грозы и горелой резиной.
Все признаки указывали на то, что в меня попали из винтовки Гауса.
Трыня ухватил меня за рукав костюма и осторожно потянул в коридор. В этот же миг прозвучал еще один выстрел из Гауса, который пришелся в стену коридора, что была напротив двери комнаты из которой меня вытянул Трыня.
Напарник не перевернул меня на спину, а просто приподнял немношко мою голову, и подставил под нее свою ладонь. Несмотря на то, что Триня имел вид живого мертвеца, и его руки были сухими и бледными, все же они отдавали человеческим теплом. Было приятно, в конце концов, оторваться щекой от холодного и грязного бетона и прилечь на дружескую руку напарника.
- Не шевелись Хищный, - попросил Трыня.
- Что со мной? –сквозь кашель выдавил я из себя. - Я не ощущаю своего тела!
- Тебе хорошенько перепало сталкер! – сказал напарник глянув на мою спину, - Но ты держись и не такое проходили с тобой! – При последних словах Трыня опустил глаза вниз.
- Что, все так безнадежно? – заглянув в глаза напарнику, спросил я.
- Нет безвыходных ситуаций, - твердо заявил напарник, стараясь убедить меня, что все в порядке. – Я что-то придумаю.
Уже обычный шумовой занавес из пулеметных и автоматных очередей вкое нарушили выстрелы из РПГ. Здание затрясло и с потолка посыпался песок.
- Трыня! – промолвил я к напарнику, говорить мне становилось каждый раз тяжелее. – Тебе нужно прорваться к станции!
Трыня хотел мне что-то возразить, но я зашелся сильным кашлем и он понял, что не следует меня перебивать.
- Мы же с тобой так далеко зашли, - продолжил я. - Неужели ты остановишься, будучи за один шаг от цели. Не подводи меня Трыня.
Напарник опустил голову и сжал мое плечо.
- Если бы я знал, что все это будет стоить мне друга... - проговорил сам к себе напарник.
- Трыня, ты несколько раз спасал мою жизнь на протяжении всего нашего пути сюда, так что не вини себя за что, судьба все-таки взяла свое. От нее не убежишь...
Трыня еще больше огорчился и сильнее сжал мое плечо, которое я еще хоть немного ощущал.
- Посади меня так, чтобы я видел тебя! – попросил я Трыню. – Чтобы я видел как ты идешь к своей мечте, уничтожая все препятствия на своем пути.
- Это же означает посадить тебя под открытый огонь! – с непониманием глянул на меня напарник.
- Мне безразлично! Я не хочу подыхать лежа лицом на бетоне и вдыхать песок!
Трыня осторожно вытянул руку с под моей головы, а тогда взяв меня за бронежилет, приподнял, и прислонил к стене, куда еще недавно попала молния из Гауса. В голове у меня сразу все закружилось, а в рот хлынула кровь, которую я сразу же выплюнул чтобы не захлестнуться.
- Так хорошо, брат? – переспросил Трыня.
- Хорошо, спасибо! - откинув голову к стене сказал я. - А ты спеши, я еще хочу увидеть тебя на передовой! Выполни свое желание. И помни брат, как бы там все не сложилось, для меня ты всегда был человеком из большой буквы!
Трыня сжал мою руку, хотя я уже не ощущал его пожатия. А тогда он поднялся и вышел в комнату, в которой мы еще недавно вместе давали бой монолиту. Он повернул ко мне голову и сказал:
- Я выполню свое желание Хищный, я тебе обещаю! Еще встретимся! – и выпрыгнул наружу через разбитую выстрелами из гранатометов стену.
За миг силуэт напарника снова появился перед моими глазами. Он двигался в сторону станции, высоко прыгая и обходя снаряды РПГ и синие лучи гаусов. Трыня не тратил времени на расправу с монолитовцами, он прорывался к цели. Цели к которой мы шли вместе, но в конце пути я вынужден был оставить его одного. Все вернулось к началу. Опять Трыня сам, один, со свои проклятием, против беспощадной Зоны.
Я наблюдал за напарником, который отдалялся от меня, а вместе с ним мое тело покидала душа...


18.08.2018-записи из ПДА Трыни
принадлежность - одиночка
ранг - ветеран

Опять я один, как в тот день, когда отправился на поиски проклятой Жемчужины Зоны. Снова прокрадываюсь по грязным и сырым коридорам и опять без верного плеча напарника. Поневоле, припоминаются слова Доктора, которые крутятся у меня в голове, будто комар среди ночи, надоедая своим писком. „Тебе посчастливилось...” Что означали эти слова для Дока, а какой результат они принесли мне. Конечно для него все неизведанное это уже счастье и прекрасная возможность для познания истины Зоны. А для меня это проклятие, из-за которого я потерял самое дорогое – верного друга.
На станции не было никого. Все монолитовцы сейчас вышли на передовую, чтобы защищать свое божество. А я направлялся к нему и припоминал все то, что мне пришлось пройти, чтобы в конце концов оказаться здесь, среди облезлых стен, скрипения от покачивания одиноких ламп под потолком, и испарений, которые тяжелой пеленой ложились на холодный и мокрый пол.
Беспрепятственное движение со временем привело меня к лестнице, что тянулась вверх, откуда лился мягкий голубоватый свет. Это должен был быть он. Его присутствие я ощущал внутри, а мозг каждый раз лишался мыслей и воспоминаний впуская вглубь только одно желание, подняться этой злосчастной стремянкой вверх и явиться перед ним. А там пусть будет что будет.
Я начал подниматься вверх...
Огромное помещение, будто ангар, было на удивление тихим и спокойным. Сквозь дыры в металлическом своде энергоблока прорывался свет от вспышек молнии, который, вылавливая огромные балки, бросал на стены странные тени, которые напоминали великанов. Эти великаны охраняли покой монолита. Камня, который увенчивал это потустороннее место.
Я собрался с последними силами и мыслями, и направился к гигантскому кристаллу. Под ногами лежали остатки минувшей катастрофы, которые теперь, скорее, напоминали останки какой-то большой эпохи, что сама себя уничтожила.
Вот я перед ним.
Стараюсь припомнить почему я пришел сюда. Но мне так хорошо... Хорошо просто быть здесь... Где нет проклятых монстров, коварных аномалий, неверных сталкеров и кровопийцы Зубра. В конце концов покой... Хотел бы я чтобы и Хищный был здесь со мной... Хищный!!!
Вездесущий Семецкий, вот почему я здесь! Вот мое единственное желание! Ни жемчужина, ни Доктор, ни моя человеческая сущность, ни вся Зона вместе взятая не является тем ради чего я сюда пришел.
Сейчас у меня только одно желание. И я взываю к тебе Монолит, пусть оно сбудется!!!
Мертвая тишина склепа нарушилась гудением, которое доносилось откуда-то из глубины кристалла. Его яркость начала импульсивно изменяться, а затем мои глаза накрыла тьма, а телом завладела невесомость.
- Пусть будет так! – послышался голос, который разлился эхом во тьме, а потом внезапно настала тишина.

Эпилог

Кроваво-красное солнце Зоны освещало пейзажи НИИ Агропрома. Легенький ветерок поднимал листья и забавлялся им, гоняя между деревьями, старыми облупленными автобусными остановками и ржавыми товарными вагонами. На отрезке железнодорожного пути дрались слепые псы за труп дохлой плоти
Неподалеку от входа в подземелье НИИ Агропрома, двое знакомых нам сталкеров Болт и Кранч приводили к сознанию третьего. Им оказался я - сталкер Хищный...
- Ты как брат, живой? – хорошенько хлопнув меня ладонью по лицу, спросил Болт.
- Болт, Кранч...? А вы здесь что делаете? – я осмотрелся вокруг – А что я здесь делаю!?
- Живой красавець! – радостно вырвалось у Кранча. – Смотри, сколько вопросов сразу повалило.
Я крутил головой, осматривая уже хорошо знакомые пейзажи, но делал это с таким чудаковатым выражением лица, будто я сюда попал впервые и из другого измерения.
- Что со мной произошло ребята? – в конце концов остановил я свой взгляд на сталкерах.
- Мы сами хотели тебя об этом спросить, - ответил Болт – Твое счастье, что мы случайно увидели тебя и рискнули остановиться и проверить, учитывая то, что военные дышат нам в спину. Так что давай поднимайся. Идти сможешь?
Я схватился обеими руками за голову, стараясь собрать все мысли воедино, когда увидел рукава своего костюма... Это был мой старенький сталкерский костюм, в котором я отправился на поиски Трыни. Трыня...!
- А где Трыня!? – бросился я на Болта поднявшись на ноги.
- Там где ему и следует быть... – ответил ошеломленный таким вопросам Болт и с подозрением переглянулся с Кранчем. – Из Семецким и Шуховим.
- Как так? – замер я. – А как же Жемчужина Зоны... Янтарная царица... Радар? Мы же с Трыней... – и здесь я внезапно замолчал, поскольку увидел как с каждым моим словом у сталкеров вылазят глаза из орбит.
- Таааак брат, - тяжело вздохнув Кранч. – Вижу, тебя все-таки зацепило большим Выбросом.
- Каким Выбросом? – выражение удивления не сходило с моего лица.
- Два дня тому, - начал Болт, - случился непредвиденный Выброс. Даже Пророк в Баре не смог его предусмотреть. Много наших накрыло в Зоне Выбросом, но потом, произошло что-то странное. Зона отступила... Вся территория кордона, вплоть до Бара Зубра осталась без прикрытия Зоны. Аномалии исчезли, а мутанты убежали ближе к центру, остальных отстреляли военные.
Как только за периметром учуяли затишье, сразу же рванули за барьер. За два часа, солдафоны уже стучали прикладами в дверь Бара. Зубра, и еще нескольких постоянных жителей, военные пришили на месте, другие же или убежали на Свалку, или полегли в стычке с военными. Вчера, военные отступили за подмогой, поэтому, скорее за все, сегодня они будут штурмовать Свалку.
Мне с Кранчем удалось вырваться с того ада, и сейчас мы идем на Болота. Говорят, что одиночки сейчас заняли бывшую базу Греха. После того как тайно пропал их лидер Седой, в клане началась резня за место лидера. Вся таинственность местоположения базы Греха обвалилась зараз как Берлинская стена. Этим быстро воспользовались свободные сталкеры и закрепили там свои позиции. А учитывая на ситуацию, что сложилась, наш клан теперь окончательно передислоцируется на Болота. Тем более, кто его знает, почему Зона себя так непредвиденно повела и сократила свои владения. Это может быть затишье перед бурей. И скоро линия периметра поглотит еще несколько километров внешнего мира.
Я брел за сталкерами отдаляясь от того места где все когда-то должно было начаться, но сейчас я уже нивчем не был уверен. Большой Выброс, Агропром, мой старый костюм и ни одной зацепки за Трыню и наши с ним приключения. Я умышленно не расспрашивал Болта и Кранча о Янтарной царице, Седом и Радаре, чтобы не поддавать сомнения свою умственную полноценность. Я вкое проверил себя руками на предмет повреждений и натолкнулся рукой на что-то небольшое, прямоугольной формы в кармане штанов. Я быстро начал доставать неизвестную деталь, и когда, в конце концов, вытянул ее, то увидел в своей ладони флешку... Ту же флешку что мы с Трыней нашли в желудке полтергейста в лаборатории, близ мертвого города. Ведь это все на самом деле происходило со мной. Теплый ветерок дунул мне в спину и я оглянулся...
Возле входа в подземелье стоял он. Черный сталкер Трыня. Его бледное лицо, жилистые и сухие руки, и мутные глаза - все осталось как прежде, только губы его украшала искренняя улыбка. Это была улыбка самого искреннего, наидобрейшего человека в Зоне, а может и в целом мире. Так улыбаться умел только Трыня. Напарник поднял руку и помахал мне. Я сделал то же ему в ответ, и про себя поблагодарил его, зная, что он услышит меня. Это была благодарность за самый ценный подарок в моей жизни – шанс на еще одну жизнь.
- Так ты идешь, Хищный! – окликнул меня Болт.
Я осмотрелся на призыв сталкеров, а тогда снова перевел свой взгляд к тому месту, где только что стоял Трыня. Но Трыни там уже не было. И только легенький и теплый ветерок продолжал веять с того места. Я улыбнулся к себе и пошел к Болту с Кранчем, что уже ждали меня.
- Идем! – радостно сказал я. – Теперь я спокойный, потому что у нас надежный тыл!
И мы втроем отправились на встречу неизведанному и таинственному миру Зоны.


От автора: Cпасибо всем кто читал и высказывал свое мнение. Рад что большенству доставил удовольствие при чтении моего рассказа. И еще раз извиняюсь за ошыбки которые вы встречали в тексте.
Искренне ваш DANDA
aXon
danda,огромное тебе спасибо!!!! Это действительно было очень круто!!!

Еще раз спасибо тебе,удачи в твоих творческих начинаниях!!!!
Tod
Книжка просто клас!!! Жалко що закінчилась, так привязався до головних героїв, і Сірого! wink.gif
За Українську пробачте, не витримав biggrin.gif
danda
Цитата(aXon @ 18.02.2009, 11:46) *
danda,огромное тебе спасибо!!!! Это действительно было очень круто!!!

Еще раз спасибо тебе,удачи в твоих творческих начинаниях!!!!


Спасибо aXon. Буду старатса. Вот сейчас отослал эту книгу на третий литературный конкурс от GSC посмотрим что там люди скажутsmile.gif

Цитата(Tod @ 18.02.2009, 13:35) *
Книжка просто клас!!! Жалко що закінчилась, так привязався до головних героїв, і Сірого! wink.gif
За Українську пробачте, не витримав biggrin.gif


На здоровячко Tod!!! А книжка першочергово писалася на українській мові, тож і "Серого" спочатку звали "Сірий":) А раз шкода що закінчилось, значить книжка і справді захопила і заінтригувала. Тож я радий з того!!!
Marauder
Прикольноsmile.gif))
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.