Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Чистое Небо. Книга вторая (work in progress)
GAMEINATOR forums > S.T.A.L.K.E.R. > Бар "Тайны Зоны"
Dr. Шугарт
Собственно, кто помнит, писал я как-то книгу. Должна была она быть трилогией=))) Вот подрос я для второй части (первую буду переписывать).
Работу только начал и прошу помочь в нахождении перлов и прочих смешных и глупых моментов, присущих бесталанным графоманам, таким как я=)
Просто хочется сразу шлифовать текст, а не потом 10 А.Л. недосыпая ночи=) хотя в любом случае так будет(


Глава первая
Сталкерство – социально обусловленное явление.
Искоренив безработицу и бедность, мы искореним сталкеров…
(отрывок из интервью Виталия Михто газете «Новый Киев»)

1
Вдыхал холодный воздух, выдыхал пар. Начало декабря не в пример прошлым годам выдалось морозным. Снег лег в конце ноября, покрыв землю ровной блестящей белой шубой. После чего температура уверенно продолжала падать и более не поднималась выше минус семи. С одной стороны то было хорошо: как рассказывали очевидцы, в прошлых годах Зона практически утопала в грязи. С другой для неподготовленных сталкеров вроде нас жизнь из-за этого более осложнилась. Практически в считанные дни Леший и Повар слегли с высокой температурой, которая уверенно держалась несколько дней. Потом пошло легче – привезли медикаменты, теплую одежду, специально закупленную у знакомого лейтенанта Финских вооруженных сил. Там пришли и теплые спальные мишки, свитера, камуфляжи под снег.
Мы лежали на склоне. Сзади у наших ног рос хвойный лес. Он был гол и походил на частокол, срубленный очень неумело и хило. Деревья устремлялись к чистому голубому небу, подставляя свои темно-зеленые хвои солнцу. Я взглянул на часы: они показали три часа по полудню. Что-то они задерживаются.
(бррр…)
В желудке разворачивалась настоящая партизанская война – съеденный ростбиф наотрез отказывался перевариваться и, остервенев вконец, вгонял меня в мокрый пот, заставлял морщить лоб, пережидая приступы боли. И что самое обидное – диареи как таковой и не было: просто очень сильно болел живот. Хотя, если бы он трубил, извергал недовольство - мне было бы легче. Но нет же, эта сволочь ноет, будто бы меня проткнули большим сверлом из-под буровой установки и медленно стали поворачивать его против часовой стрелки, накручивая на резьбу внутренности. Хотя облегчающие факторы все-таки имелись: не я один ел мясо и не один сейчас мучился.
-Чего уши развесил?- ткнули меня в плечо. Это был Повар. Тот злосчастный «повар», который сготовил нам из просроченных продуктов. Его округлое лицо было довольным, отчего мне очень захотелось засветить ему промеж глаз.
-Сказал бы я тебе, Владик. Да вот как-то не хочу шуметь,- сведя зубы, прошипел я. Он усмехнулся, но все же отполз от меня подальше.
Я приподнялся на руках, чтобы осмотреться. Справа от меня, заключенный в теплый влагостойкий немецкий комбинезон, составленный мозаикой из темно зеленых и коричневых пятен, лежал Леший. Вдоль ноги у него готовилась винтовка, на случай «если нагрянут». Чуть дальше от него в городском утепленном камуфляже лежал Сергей. Как всегда он был уверен в себе, но оружие все-таки держал в руках, всматриваясь вдаль, готовый к действиям.
Меня же, наперекор решимости товарищей, трясло. Я нервничал еще накануне вечером, когда узнал о том, что планируют Призрак и Леший. Сергей по своему обыкновению взял все в свои руки, а Лешему оставалось лишь либо согласиться с его идеей, либо попросту отойти на второй план, что для него было бы неприемлемым вариантом. Я давно стал замечать некоторое противостояние между ними за власть в лагере. Но сейчас об этом думать не стоит. Когда забиваешь себе голову всякой, по сути, ерундой, обязательно что-то да случается. Я всмотрелся вдаль, туда, где дорога, проложенная через долину, засыпанная снегом, извиваясь, уходила в грузовое депо. Чуть дальше снова начинался лес. Что интересно – все кроны деревьев свободные из-под снега, а у корней деревьев земли вроде бы и не видать – белым бело.
В это время на дальнем конце леса появилось какое-то движение. Две темные фигуры стремительно двигались в нашу сторону. За ними на приличном расстоянии, иногда скрываясь в снегу, двигалось семь черных точек. Началось – подумал я и передернул затвор. Леший повернулся ко мне и показал рукой, мол, не дергайся. Я послушно кивнул, но палец на курок положил. Мало ли чего. В рации закрепленной на плечевом кармане Сергея послышался треск и сумбурный голос доложил: «Мы идем. Не доходя метров двести, свернем в капкан. Как поняли?». Сергей утвердительно пробубнил и подполз к Лешему. Повар подался на несколько метров вперед, а я остался на месте. Фигуры к этому времени уже подросли и очертаниями стали походить на людей. Они бежали прямо на нас. Точки не отставали, постепенно превращаясь в черные размазанные кляксы, а уже потом в существ, напоминающих волков.
Я всмотрелся в разворачивающуюся картину. Двое выбежали на дорогу, пробежали еще сто – сто пятьдесят метров и запрыгнули в приготовленные железные контейнеры. Собаки замедлили ход, приближаясь к ним. Нас они не чуяли, так как ветер был к лесу. Постепенно мне стало казаться, что я слышу дыхание этих чудищ, хруст снега под их черными с когтями лапами. Желтые глаза, одичавшие от голода и горящие словно лучины, смотрели прямо на меня. В них я видел злобу, жажду убивать. Очнулся я после выстрела, сделанного Лешим. Он вскинул винтовку, прильнул к окуляру прицела и уверенно спустил крючок. Глухой звук пробежал по земле и скрылся где-то за лесом. Поддерживая угасающий отголосок порохового грома, Сергей выпустил короткую очередь вдогонку. Патронов пять, не больше. Одна из собак упала навзничь, другие остановились и, навострив уши, посмотрели в нашу сторону. Кажется, Леший промахнулся; он рваным движением передернул затвор, снова прильнул к прицелу и, не выжидая, выстрелил. Опять промахнулся. Собаки погнали рысью к нам, затем те, что были ближе перешли на галоп. Наступила пауза, кажется все остолбенели от ужаса, что вселяли приближающиеся к нам существа. Вывел из транса на этот раз Повар – он вскинул свой пистолет-пулемет и без разбора стал изливать свинцовый ветер в сторону приближающихся тварей. Сергей подхватил его песню, но более расчетливо и продолжал отстреливать из магазина патроны небольшими очередями. Леший передернул затвор, но ничего более не делал. Еще две собаки рухнули на землю, остальные перестроились в линию и теперь разделял их от нас лишь подъем на холм. Я вскинул оружие, осторожно спустил крючок. Приклад с силой ударил мне в плечо, и я присел на колено от боли. Стрельба продолжалась, но из-за закрытых глаз я не видел происходящего. В голове промелькнула ясная мысль, почти, что без сожаления.
-Это конец.
Когда я вновь раскрыл глаза, две собаки убегали прочь. Остальные черными проталинами лежали по склону. Сергей перезаряжал автомат, а Повар что-то копошился спиной ко мне. Кажется, оружие у него заклинило. Леший с деловым видом, по всей видимости, успокоившись после неудачи, снова передернул затвор, прильнул к окуляру и, помедлив немного, выстрелил. Еще одна собака скрылась в снегу, вторая продолжала удаляться, медленно превращаясь в точку.
-Стреляй! Убей ее!- взвыл Сергей.
Леший вел собаку в прицеле. Его палец медленно поглаживал спусковой крючок.
-Не убьешь, все поляжем. Давай!- Сергей уже вскинул автомат, но понял, что не сможет достать со своего расстояния чудище.
Но Леший все рассчитал, и меткий выстрел свалил собаку. Последняя цель оказалась поражена.
Все вздохнули с облегчением. Сергей скомандовал группе, изображавшей приманку «отбой» и дал направление к лагерю. По плану операции мы должны были встретиться именно там. Так безопаснее. Мы и так оставались очень долго время на одном месте, что в Зоне на самом-то деле недопустимо. Все мы очень рисковали, но все же, были вознаграждены. По край ней мере сохранили жизнь, дав отсрочку смерти.
Мы пошли вдоль леса, держась деревьев. Леший шел впереди, за ним соблюдая расстояние в несколько метров, был начеку Сергей. Я дышал ему в спину, а замыкающим на этот раз оказался Повар. В непрерывной борьбе одежды с ветром, второй, похоже, стал одерживать верх: пальцы ног стали неметь, а под куртку медленно просачивался холод. Своей нерасторопностью он как будто бы говорил о своем неоспоримом превосходстве и оттягивал момент полной победы. Мы шли молча, лишь глядели по сторонам, чтобы ни что не застало нас врасплох. Леший время от времени пробовал дорогу болтами и давал направление. Аномальная активность близь этого леса была наименьшей и потребность в доскональном исследовании каждого участка пути само собой отпадала. Лишь изредка, когда чутье заставляло призадуматься, Леший тянулся в свою сумку. Хотя, чутье, бесспорно, не может быть последней инстанцией, посему мы всегда очень рисковали. И пока обходилось.
Сергей скомандовал остановку и Леший, перед тем как встать, замедлил ход.

2
Сергея и Лешего я знал практически одно время и не могу сказать, кому больше симпатизирую. Положа руку на сердце, могу сказать, что ни один, ни другой мне не нравятся. Ни как названный предводитель, ни как просто человек. Сергей еще при нашем первом знакомстве не понравился мне. В нем сразу читалась непоколебимость на чужие уставы, будто бы с детства в него вдалбливали неоспоримую истину о том, что он обязан жить, подстраивая лишь под себя окружающий мир и никак иначе. Так, наверное, и случилось с Лагерем, когда он пришел в него. Леший казался мне более узаконенным вожаком, хотя его слабость по отношению к окружающим людям делала его неспособным к рациональному управлению и контролю за Лагерем. По край ней мере так говорили те, кто были с ним до появления Призрака. Последний, скорее всего и был причиной тому, сто в одночасье Леший сменил свою политику и стал более организованным, что ли.
В любом случае эти двое были антиподами друг друга и каждый из них, того не замечая, не смог бы управлять Лагерем настолько эффективно как сейчас, будь они по отдельности. Хотя рано или поздно, но кто-то все-таки перетащит на свою сторону одеяло. Таков наш менталитет.


3
Повар занял позицию спиною к нам, всматриваясь в оставленные нами же следы. Я просматривал склон, а Леший повернулся к Сергею и задал вполне обоснованный вопрос.
-В чем дело?
Сергей помедлил немного, посмотрел через плечо Лешего и достал гайку. Он размахнулся и кинул ее вперед. Она пролетела ровно, без каких-то ни было изменений в траектории, и упала в десяти метрах от группы, проломив аккуратную лунку в снегу.
-Ничего, видимо показалось,- с разочарованием сказал Сергей и махнул рукой, призывая тем самым к началу движения.
Я подошел поближе к нему и спросил, что его потревожило. Он, не оборачиваясь, объяснил, что порой ощущает что-то необъяснимое, подобное тому, что чувствуешь, находясь один в погруженной во тьму комнате. Будто бы перед тобой скрыта какая-то опасность, и ты проклинаешь себя за то, что не можешь ее разглядеть. А тем временем чувствуешь, что кто-то другой стоит за спиной, выжидая чтобы пока ты отвлекся на расставленную им ловушку бесшумно обездушить.
-Часто с тобой такое было?
Знаешь, Кузьмич, я бы, по правде говоря, не удивился бы этому чувству в таком месте. Просто слишком много совпадений произошло за последнее время, и я бы не прочь и довериться свои ощущением.
-Интуиции?- домыслил я.
-Сталкеровское чутье, повышенная нервная напряженность – это называют по-разному. Интуицией в том числе.
Тем временем впереди послышался хруст наста, и Леший пропал из виду. Будто и не было его. Когда я подбежал, Призрак уже склонился над дырой и высматривал Лешего. Потихоньку подходил и повар. Сергей кивнул ему, чтобы он смотрел по сторонам и Повар занял позицию метрах в десяти на склоне.
-Живой?- спросил Сергей. Леший ответил, что сильно ударился спиной и ему тяжело дышать.- Ногами пошевелить можешь?
-Могу.
-Значит все хорошо. Полежи пока, отдышись – сейчас мы что-нибудь придумаем.
Дыра была метра в три глубиной, широкой достаточно, чтобы в ней свободно поместилось три человека.
-Волчья яма; нам повезло, что ее не успели завершить,- заключил Призрак.– Достань у меня из заднего кармана бечевку, вытянем бедолагу.
Через десять минут Леший был уже на поверхности. Он сидел на снегу и жадно пил из фляги, данной ему Сергеем. Сергей продолжал изливать свои энциклопедические знания.
-Ребята не успели установить в ней колья. Тогда бы пиши, пропало! Такие ямы обычно делали для охоты на крупных зверей, медведей например. Зачем такая ловушка в Зоне и кому она могла понадобиться – ума не приложу. Крупных животных здесь отродясь не водилось. По край ней мере я таких не знаю.
-Может это на собак?- спросил я.
-Маловероятно. Они слишком мало весят, чтобы провалиться сквозь маскировку и снег. Хотя можно предположить, что именно из-за собак яму и не достроили. Ладно, хватит нам тут. Выдвигаемся. Эй,- крикнул он Повару,- Владик, давай замыкающим!
На этот раз мы пошли быстрее. Толи Сергея подгоняли его чувства, и он наказал Лешему ускорить темп, толи сам Леший поскорее хотел оказаться в лагере, чтобы крепко выпить – это он любил. Как бы то ни было мы быстро вышли на Козью тропу, прозванной так из-за разветвления в виде рогов, венчающего ее у самого леса, и пошли к лагерю напрямик. Леший продолжал время от времени прощупывать дорогу впереди болтами, но это было скорее для успокоения совести, чем мерой предосторожности, что и показалось мне странным. Леший как опытный сталкер прекрасно знал – сам не раз нам про это говорил,- что знакомые дороги оттого и опасны в двойне, что на них ненароком расслабляешься. А тут он вышагивал по ним практически как по бульвару, не хватало еще и песни завести. И правда – вот уже спереди доносится тонкий напев какой-то до боли знакомой мелодии. Я выглянул из строя, чтобы посмотреть, что твориться впереди и у меня перехватило дыхание.
-Стой!- крикнул я и машинально пригнулся.
Конвой остановился, Сергей изумленно посмотрел на меня, потом на Лешего, затем снова на меня. Леший беспечно повернулся, держа винтовку в руках, скрепив поверх нее ладони в замок.
Я помнил эту манеру его. Так он ходил только будучи в Лагере.
-Ты чего?- спросил Сергей.
И верно, чего это я? Ах – да! Впереди, метрах в пяти от лешего я разглядел небольшое искажение воздуха, будто бы раскаленный воздух вырывается из земли. Ну, или что-то вроде того.
-Кинь вперед себя болт,- обратился я к Лешему и он кинул. И ничего не произошло. Я пригляделся получше и понял, что ошибся.
Хотя мог бы поклясться, что видел что-то!
-И что это было?- уже с напором спросил Призрак.
-Не знаю. Показалось мне. Леший,- перевел я взгляд,- давай ты лучше поосторожнее пойдешь? А то мало ли что, так и гробануться не последнее дело. Очень бы не хотелось после всего, что было умереть. А?- посмотрел я снова на Сергея.
Тот подумал, осмотрел свои ботинки, да и махнул.
-А и вправду. Ну, в баню. Леший, болт вперед метров на пятнадцать давай и до него топай.
Леший так и сделал. Сердечко у меня мало-помалу стало успокаиваться, и я даже стал рассматривать то, что проплывало по сторонам. Мы шли по изрядно скрытой снегом тропинке, подходящей к железнодорожному депо с южной стороны (так было удобнее: мы миновали радиоактивную свалку и юго-западные ворота, и также выходили не к главному входу в лагерь, а как бы сбоку него, где в случае чего было удобнее обороняться). Лес остался где-то позади так, что я уже его и не видел из-за крутого склона. Метрах в пятистах, может дальше, пролегали высоковольтные линии. Мачты стояли, немного покосившись, одна из них (четвертая от склона) упала, оборвав провода, на которых теперь висят Ржавые волосы. Чуть дальше несколько строительных вагончиков образуют Г-образную фигуру. Двери их распахнуты и, скорее всего, в темноте каждого из них скрывается по аномалии Липучке – такие особенно любят маленькие замкнутые пространства. Я прям так и представляю, как заблудший путник, считая их защищенным (ну или по край ней мере удобным) место для ночлега, тонко взвывает, только попадая внутрь. Его вены нагреваются многократно, пока не вскипает в них кровь. Он падает замертво, но еще дышит: просто парализован. Постепенно безмолвно он истлевает, а оставшийся пепел унесет первым же утренним ветром.
-Что задумался?
Спрашивал Повар. Он поравнялся со мной видимо уже давно и все это время наблюдал за тем, как я размышляю, мечтательно глядя куда-то в сторону. Тыл остался не прикрытым и первое, что я сделал, перед тем как ответить, так это посмотрел назад, как бы убеждаясь, что говорит со мной тот самый Повар, а не его копия. И верно: сзади уплывали вдаль следы ботинок с неглубоким протектором.
-Ты помнишь тот случай у подстанции, когда парнишка навернулся на Рельсе?
Повар поморщил лоб.
-Да, Валерой вроде звали. А что?
-Нет, ничего,- соврал я.- Просто вспомнился он. Тогда Сергей ему пулю в лоб пустил, чтобы не мучился. Я к этому плохо отношусь. Ведь можно было спасти его, уверен, что можно!
-Ты всегда сомневаешься, да только думать нужно не тебе, а им, - кивнул он вперед.- И вообще – много будешь думать, бороду отрастишь.
Повар похлопал меня по плечу и встал замыкающим.
Ржавый Арфист
Неплохо. По крайней мере, уже лучше. Растешь? smile.gif
Dr. Шугарт
Стараюсь по мере возможностей и сил=)
Xenod
Оо все книги по Сталкеры прочел, кроме Обратного отсчета (скучная), наконецт будет что почитать, молодец!=)
vinc
Цитата
Там пришли и теплые спальные мишки,
- мИшки тедди? )
Цитата
И что самое обидное – диареи как таковой и не было
- такие подробности )))
Цитата
Одна из собак упала навзничь,
- напоминаю что это значит она упала наспину.. вероятно из поожения "на задних лапах", может всё таки её "зарыть носом в землю" бежали всё таки...?

Хорошо.
Dr. Шугарт
Тедди - из рода полуночных описок, которые, к сожалению, ворд не сечет=))
Эх...
Green tea
Красвчик, первая книга бомба, конечно есть недоработки, но в общем и целом классно. И ещ в описании первой книги ты сказал "...Я же хочу «копнуть» не только в саму «ЗОНУ», но и в характеры людей, обитающих в ней. Ну и конечно же закончить эту историю, поставить в ней жирную точку...." В этой первой книге не совсем раскрылась эта тема, хотя я подчеркиваю, что мне понравилось. Жду вторую книгу) smile.gif

"Еще две собаки рухнули на землю..." По-моему раньше этого не убили ни одной
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Форум IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.