IPB

 
 
>

Вооруженные силы России. Итоги 2016 года

 
 tom-m15
сообщение 28.12.2016, 00:44
Сообщение #1


You're never too young to have a plan. ©
************************

Группа: Участник
Сообщений: 14955
Регистрация: 20.02.2009
Из: Питер
Пользователь №: 9882




В последние дни уходящего года принято подводить итоги и делать выводы о работе тех или иных структур. Вооруженные силы не являются исключением из этого правила. В течение 2016 года министерство обороны и смежные ведомства продолжали реализовывать большое количество разнообразных программ, а также выполнять поставленные задачи, делая все возможное для повышения обороноспособности страны. Рассмотрим успехи, достигнутые вооруженными силами в этом году.

В течение всего 2016 года министерство обороны в целом и различные отдельные структуры из его состава регулярно сообщали о тех или иных событиях, действиях и планах. Подобная политика раскрытия информации позволяла широкой общественности постоянно следить за успехами вооруженных сил и быть в курсе всех основных новостей. Кроме того, в конце года руководство Минобороны огласило массу новых данных, раскрывающих те или иные особенности деятельности ведомства в уходящем году.

22 декабря в Национальном центре управления обороной состоялось расширенное заседание Коллегии министерства обороны, в ходе которого прозвучало несколько выступлений и докладов. Основные итоги уходящего года были подведены в докладе министра обороны генерала армии Сергея Шойгу. В своем докладе руководитель Минобороны затронул ряд важнейших тем в области безопасности страны, от военно-политических проблем и угроз до численных показателей текущей модернизации армии.

Более старые новости и последние сведения, оглашенные в недавнем докладе, позволяют составить достаточно подробную картину, описывающую развитие и российских вооруженных сил, а также итоги их деятельности в 2016 году. Рассмотрим имеющиеся данные.

Структура и численность войск
В уходящем году военное ведомство продолжало выполнять имеющиеся планы, касающиеся повышения качественного состояния вооруженных сил. В течение года укомплектованность армии личным составом была доведена до 93% от требуемого количества. Численность военнослужащих-контрактников доведена до 384 тыс. человек. Впервые в истории был осуществлен полный перевод сержантского состава на контрактную основу.

Путем структурных преобразований и формирования новых соединений был повышен боевой потенциал сухопутных войск. В их составе появилось десять новых соединений, в том числе одна танковая и четыре мотострелковые дивизии. Выполнены задачи по поддержанию требуемого уровня боеготовности ракетных войск стратегического назначения. В боеготовом состоянии на данный момент находится 99% от имеющихся пусковых установок. Более 96% комплексов при этом готовы к немедленному выполнению пуска. В составе воздушно-десантных войск появились три новых разведывательных батальона, шесть танковых рот, а также две роты радиоэлектронной борьбы и две, оснащенные беспилотными летательными аппаратами.

(IMG:https://images.gameru.net/image/direct/b285a19e41.jpg)

"Адмирал Григорович"


Важнейшим результатом работ 2016 года стало обновление системы предупреждения о ракетном нападении. Были завершены государственные испытания трех радиолокационных станций семейства «Воронеж», построенных в г. Орск, Барнаул и Енисейск. В следующем году станции будут поставлены на боевое дежурство. Еще три имеющиеся комплекса (Барановичи, Мурманск и Печора) были доработаны с использованием современных технологий. Благодаря этим работам впервые в истории удалось создать сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении, полностью перекрывающее все границы страны и способное заметить все возможные угрозы.

Перевооружение
Одной из главных задач министерства обороны и множества различных предприятий промышленности является создание и производство перспективных вооружений и техники, необходимых для перевооружения армии. В 2016 году продолжала выполняться программа перевооружения, стартовавшая несколько лет назад. Общие показатели перевооружения таковы. Доля современного вооружения и техники в частях постоянной готовности доведена до 58,3%, их исправность – 94%. При этом, по понятным причинам, в разных видах вооруженных сил и родах войск подобные показатели немного отличаются.

Стратегические ядерные силы России в 2016 году получили 41 баллистическую ракету, что позволило довести долю современного оружия в этой сфере до 60%. В составе ракетных войск стратегического назначения на боевое дежурство были поставлены четыре полка комплекса «Ярс» в стационарном и подвижном исполнении, а военно-морской флот начал эксплуатацию ракетного подводного крейсера «Владимир Мономах». Авиационная компонента ядерной триады пополнилась двумя модернизированными самолетами Ту-160 и двумя Ту-95МС.

Сухопутные войска в уходящем году получили 2930 единиц нового или модернизированного оружия и техники, благодаря чему доля новых образцов достигла 42%. Поставки этого года позволили переоснастить две ракетные бригады, две зенитные ракетные бригады, два зенитных ракетных полка, одну бригаду специального назначения, три артиллерийских дивизиона, а также 12 мотострелковых и танковых батальонов.

Воздушно-космические войска начали эксплуатацию 139 современных летательных аппаратов всех классов и типов, а также четыре полковых комплекта ЗРК С-400. Также зенитные соединения ВКС получили 25 ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1» и 74 радиолокационные станции нескольких типов. В общей сложности, доля новой техники в ВКС теперь составляет 66%, исправность авиационной техники – 62%.

Особое внимание в рамках текущего перевооружения уделяется беспилотным летательным аппаратам. В этом году в составе вооруженных сил появилось 36 новых соединений, задачей которых является эксплуатация подобных систем. В течение года войска получили 105 комплексов с 260 беспилотниками. В общей сложности армия имеет на вооружении более 600 комплексов, в составе которых эксплуатируется свыше 2 тыс. аппаратов. Интенсивность эксплуатации подобной техники увеличена в сравнении с 2015 годом в полтора раза.

(IMG:https://images.gameru.net/image/direct/9e44ff654e.jpg)

Ракетный комплекс "Ярс"


Оснащенность военно-морского флота новой техникой увеличена до 47%. Этому поспособствовала передача 24 новых надводных кораблей и судов, а также двух многоцелевых подводных лодок. Следует отметить, что в рамках текущего перевооружения в интересах флота строятся боевые корабли, многофункциональные катера и различные суда вспомогательного назначения нескольких проектов. Кроме того, в этом году было заложено несколько новых кораблей, судов и подлодок, которые должны будут войти в состав флота несколькими годами позже.

Доля новых вооружений и техники в воздушно-десантных войсках так же составляет 47%. Для получения таких цифр оборонная промышленность построила и модернизировала 188 единиц материальной части. Особый интерес при этом представляют недавние события. 24 декабря в Рязани состоялась торжественная церемония, посвященная передаче новой техники 137-му гвардейскому парашютно-десантному полку 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. В ходе этого мероприятия войска получили первый батальонный комплект (31 единица) боевых машин десанта последней модели БМД-4М. Вскоре ВДВ должны получить еще несколько подобных партий, однако это произойдет только в следующем году.

Для эффективной работы войска нуждаются в соответствующих системах связи и управления. В этом году армия получила 22 тыс. современных радиостанций и т.п. оборудования, что на 6% больше прошлогоднего объема поставок. Следствием этого стало увеличение доли нового оборудования до 49%.

В рамках перевооружения армии министерство обороны и промышленность сталкиваются с некоторыми проблемами, которые приводят к срыву установленных сроков. Из-за подобных затруднений войска не смогли получить 49 единиц основных образцов оружия и техники. Тем не менее, основные задачи Гособоронзаказа на 2016 год в целом были решены. Одним из средств, упрощающих решение таких задач, стало освоение новых подходов к финансированию работ.

Учебно-боевые мероприятия
В 2016 году Минобороны провело пять внезапных комплексных проверок боеготовности войск. В этих мероприятиях были задействованы все военные округа, виды вооруженных сил и рода войск. Кроме того, к учениям привлекались органы власти и некоторые невоенные структуры. Особое значение в программе проверок боеготовности занимают учения «Кавказ-2016». В их ходе соединения из состава четырех армий были переброшены на полигоны в 2,5 тыс. км от мест постоянного базирования, где эффективно решали учебно-боевые задачи.

В общей сложности за год было проведено 3630 учений разного уровня, в том числе 1250 межвидовых. Все эти мероприятия позволили личному составу отработать свои навыки и проверить себя в условиях, максимально приближенных к боевым. Органы управления вооруженными силами, в свою очередь, подтвердили свою способность в части руководства крупными группировками в различных условиях. Ежедневно в учебных мероприятиях используется 130 полигонов с загрузкой 89-98%.

(IMG:https://images.gameru.net/image/direct/54c51b9647.jpg)

Прибытие РПКСН "Владимир Мономах" в Вилючинск, 23 марта 2016 г.


Текущий подход к подготовке личного состава дал соответствующие результаты. По подсчетам министерства обороны, годовой налет пилотов военной авиации вырос на 21% в сравнении с 2015 годом, наплаванность экипажей надводного флот и подводных сил – на 70%. Количество однородных тактических корабельных групп увеличилось на 27%. В воздушно-десантных войсках наблюдается 5-процентный рост числа прыжков с парашютами.

Воздушно-космические силы и военно-морской флот продолжают вести патрулирование в разных районах планеты. Так, самолеты дальней авиации в течение года совершили 17 вылетов, целью которых было патрулирование акваторий Северного, Норвежского, Черного, Японского и Желтого морей. Также маршруты бомбардировщиков пролегали над западом Тихого океана, северо-восточной частью Атлантического и Арктикой.

Корабли и суда военно-морского флота выполнили 121 поход в Арктику, Центральную и Северную Атлантику, а также в бассейн Карибского моря. Налажено регулярное присутствие российских кораблей в Аденском заливе, отличающимся неблагоприятной для судоходства обстановкой. Уже четвертый год подряд Оперативное командование дальней морской зоны защищает российские интересы в Средиземном море. Поставленные задачи выполняются эскадрой, в составе которой присутствует до 15 кораблей и судов.

Сирийская операция
Российские вооруженные силы, представленные в первую очередь Воздушно-космическими силами, в течение 2016 года продолжали решать боевые и иные задачи на территории Сирии. К моменту оглашения доклада 22 декабря авиация успела выполнить почти 19 тыс. вылетов, в ходе которых были проведены 71 тыс. ударов по объектам противника. Счет ликвидированных террористов идет на десятки тысяч, уничтожено около 1500 единиц техники и значительное число различных объектов. Изъято несколько сотен единиц военной техники и десятки тысяч единиц стрелкового оружия.

Использованный подход к организации вылетов и ротации летного состава привел к тому, что на данный момент 84% пилотов ВКС имеют реальный боевой опыт, полученный в ходе сирийской операции. Как и в прошлом году, к боевой работе привлекаются как самолеты и вертолеты тактической авиации, так и стратегические бомбардировщики.

(IMG:https://images.gameru.net/image/direct/8dff5b9152.jpg)

Истребитель Су-30СМ в Сирии


Сирийская операция продолжает использоваться в качестве полигона для проверки новейших образцов оружия и техники. К настоящему времени в условиях текущего конфликта было опробовано 162 новых и модернизированных образца вооружения и техники. В частности, испытаны ударные вертолеты Ми-28Н и Ка-52, а также самолеты фронтовой авиации Су-3СМ и Су-34. Во время такой эксплуатации техники были выявлены некоторые проблемы существующих образцов. С целью исправления обнаруженных недостатков Минобороны приняло решение о временной приостановке закупки 10 типов техники и оружия.

Планы на следующий год
В следующем году министерство обороны продолжит развивать вооруженные силы теми или иными методами. Уже определены основные цели и задачи, которые требуется решить в 2017 году. Прежде всего, необходимо повысить общую боеспособность армии, а также усилить группировки на Арктическом, Западном и Юго-Западном направлениях. Доля новых вооружений и техники в частях постоянной готовности должна достичь 60%.

В случае с сухопутными войсками планируемое перевооружение выглядит следующим образом. Части получат два бригадных комплекта оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М». Три дивизиона войсковой противовоздушной обороны получат системы «Тор-М2». Также войска должны будут получить 905 единиц различной бронетехники, в том числе танков.

В составе наземной компоненты стратегических ядерных сил три полка будут переведены на современные ракетные комплексы. Стратегическая авиация должна будет получить пять модернизированных дальних бомбардировщиков существующих типов. В целях защиты от возможного нападения в следующем году на полноценное боевое дежурство заступят три новые радиолокационные станции типа «Воронеж».

Воздушно-космические силы в следующем году получат 170 летательных аппаратов всех классов и типов. Комплексы С-400 будут поставлены четырем зенитным полкам. Флот должен будет получить восемь кораблей и девять боевых катеров. Береговые войска военно-морского флота получат четыре ракетных комплекса «Бал» и «Бастион».

***
Уходящий год был не самым простым для российских вооруженных сил. Продолжение выполнения имеющихся указаний, перевооружение и наращивание боевой мощи связано с определенными трудностями, которые, однако, успешно преодолеваются. Благодаря планомерной работе всего личного состава армии и помощи других структур, в первую очередь оборонной промышленности, намеченные цели были достигнуты, хотя некоторые задачи пока остаются нерешенными. Тем не менее, в целом, год прошел успешно, о чем свидетельствуют официальные показатели.

Успешная работа в этом году позволяет встречать новый 2017-й с оптимизмом. В следующем году армии вновь придется решать ряд важнейших вопросов, однако существующие тенденции показывают принципиальную возможность достижения успехов в этом деле. Уже сейчас понятно, что наступающий год вновь не будет простым для вооруженных сил, однако стоящие перед ними задачи имеют особое значение. Пожелаем армии успехов в новом 2017 году, ведь от ее службы зависит безопасность всей страны.
Перейти в начало страницы
 
 
 tom-m15
сообщение 28.12.2016, 19:54
Сообщение #2


You're never too young to have a plan. ©
************************

Группа: Участник
Сообщений: 14955
Регистрация: 20.02.2009
Из: Питер
Пользователь №: 9882



Убойные новинки уходящего года. ТОП-5 обновлений российской армии


Подходит к концу 2016 год. Спокойнее за этот год на планете не стало, а значит, у российского оборонно-промышленного комплекса работы не убавилось. Конечно, главное на сегодняшний день — это плановое перевооружение российской армии, но и о новинках никто не забывает. Каждый год российский ВПК выдает что-нибудь новенькое, и пришла пора посмотреть, чем отечественные оружейники удивили в уходящем году.

Концерн «Калашников» представляет
Для всемирно известного концерна «Калашников» уходящий год стал невероятно плодотворным. Сразу несколько новинок предприятия было продемонстрировано на военно-техническом салоне «Армия-2016».

В первую очередь это сверхлегкий ручной пулемет РПК-16. При калибре 5.45 мм, его масса составляет всего четыре килограмма. Правда, это справедливо только для городской версии. Простейшая операция по замене ствола на более длинный превращает компактный городской пулемет в стандартный общевойсковой. Более длинный ствол увеличивает начальную скорость пули, что благотворно влияет на точность и кучность стрельбы. Такая унификация является важной чертой современного оружия, и отрадно видеть, что продукция концерна соответствует самым передовым тенденциям.



Параллельно с РПК-16 концерн «Калашников» продемонстрировал в уходящем году новую автоматическую снайперскую винтовку Калашникова — СВК, которая разрабатывалась исходя из пожеланий бойцов отрядов специального назначения. Из отличительных особенностей СВК можно выделить малый вес — около 4,2 килограмма, а также высокую кучность стрельбы. Заявленное отклонение всего 30 мм на 100 метров. Впоследствии СВК заменит в войсках порядком устаревшую, хотя все еще актуальную СВД.

Не будем забывать и о боевой автоматизированной системе «Соратник». Этот робот от концерна «Калашников» при весе в семь тонн способен разогнаться до скорости в 70 км/ч. Дальность хода около 400 километров. Машина может управляться оператором дистанционно, а может двигаться и по составленной заранее программе.

Вооружение робота может подстраиваться под текущие задачи. На платформу можно с одинаковой легкостью установить различные модули от пулемета калибром 7.62 мм до установки с противотанковыми ракетами «Корнет ЭМ». Также в комплект вооружения входят два небольших беспилотника, которые кроме разведывательной деятельности могут осуществлять ретрансляцию сигнала в условиях сильно пересеченной местности.

«Тигр» повышенной зубастости
Горьковский автомобильный завод создал автомобиль повышенной проходимости «Тигр» еще в 2001 году. Сейчас эта машина стала основным внедорожником российской армии, но до недавнего времени вооружение «Тигра» оставляло желать лучшего. На крыше машины крепилась турель с различным вооружением, а управлял этой турелью высунувшийся из люка стрелок.



Конечно, аналогичным способом управляются турели на множестве боевых машин, но в XXI веке дистанционно управляемые модули постепенно отвоевывают позиции у традиционных пулеметных турелей. По этому пути пошли и создатели «Тигра». Продемонстрированный на форуме «Армия-2016» «Тигр-М» комплектуется автоматизированным беспилотным боевым модулем, который позволяет стрелку вести огонь дистанционно, скрываясь под защитой брони автомобиля. Боевой модуль оснащается 30-мм пушкой 2А72, что является прорывом в развитии бронетехники. До этого на машины такого класса устанавливались орудия калибром не выше 20 мм. Пушка «Тигра-М» способна поражать пехоту противника на расстоянии до 4 км, легкую бронетехнику — до 2 км, а воздушные цели — до 1,5 км.

Артиллерия на «Урале»
Кроме «Тигра» орудие получил и другой автомобиль повышенной проходимости. В этом году свет увидела артиллерийская установка на шасси легендарного «Урала». Артиллерия на колесном грузовике — это уже само по себе ново для российской армии. Но для дебюта было выбрано интереснейшее орудие «Флокс» калибром 120 мм. Эта пушка позволяет вести огонь как прямой наводкой, так и по навесной траектории. Фактически это пушка, гаубица и миномет в одной установке. Кроме того, для питания «Флокса» подходит множество снарядов, включая зарубежные образцы. 120 мм — калибр распространенный, а значит, без снарядов новинка точно не останется.



Кинетический, самонаводящийся, неотвратимый
Российские ВКС за время операции в Сирии впервые испытали в боевых условиях множество различных систем. Получили боевое крещение самолеты стратегической авиации Ту-95 и Ту-160, продемонстрировали свои возможности Су-34, произвели фурор крылатые ракеты «Калибр». Среди всего этого великолепия для неподготовленного зрителя потерялся факт боевого использования системы СПБЭ-Д на базе корректируемой авиационной бомбы РБК-500.



Вместо обычного заряда новая РБК-500 несет шесть самоприцеливающихся кинетических поражающих элементов, снабженных инфракрасными датчиками и управляемыми аэродинамическими элементами, что позволяет индивидуально наводить каждый элемент. На финальном отрезке траектории кинетическая болванка массой 1 кг разгоняется до 2 000 м/с. Такая скорость, во-первых, обеспечивает поражение бронетехники без какого-либо взрывчатого вещества, а во-вторых, делает перехват элемента практически неосуществимым с помощью стандартных средств.

«Бук» новый, модернизированный
Фишка российских систем противовоздушной обороны — возможность создавать эшелонированный комплекс из различных систем, объединенных в одну сеть. За дальние цели, вплоть до космических, отвечают С-400 и С-300В4, ближний рубеж прикрывают «Панцири» и «Торы», а на средних дистанциях действуют «Буки», в рядах которых в этом году произошло пополнение.

Продемонстрированный на салоне «Армия-2016» ЗРК среднего радиуса действия «Бук-М3» заметно отличается от своего предшественника. Количество носимых ракет увеличилось с четырех до шести. Каждая ракета получила свой транспортный контейнер. Сам же комплекс усилен новым радаром и системой целеуказания, которая способна вести уже не 24, а 36 целей одновременно.



Новые ракеты ЗРК «Бук-М3» стали быстрее, что позволяет сбивать цели, летящие со скоростью до 3 000 м/с на высоте от 5 метров до 40 километров и удалении до 70 км. Вероятность поражения воздушной цели возросла до 0,9999, кроме того появилась возможность атаковать надводные и наземные цели.

В этом же году закончилась поставка в войска старых комплексов «Бук-М2», и теперь на вооружение поставляются только новейшие «Бук-М3».

В заключение
Конечно, этими пятью позициями новинки российской армии не исчерпываются. Есть и новый тяжелый БПЛА «Прорыв», который в 2016 перешел к активной фазе испытаний. Прочертила небо над страной первая гиперзвуковая боеголовка для МБР «Сармат». Появилось целое семейство модернизированной для условий Крайнего Севера военной техники.

Перечислить все попросту невозможно, поэтому журнал «Слово и Дело» взял на себя смелость выделить только пятерку новинок, которые не просто были разработаны и представлены публике, но и нашли самую короткую дорожку в войска.
Перейти в начало страницы
 
 
 tom-m15
сообщение 06.01.2017, 16:44
Сообщение #3


You're never too young to have a plan. ©
************************

Группа: Участник
Сообщений: 14955
Регистрация: 20.02.2009
Из: Питер
Пользователь №: 9882



Что изменилось в российской торговле оружием в 2016 году

(IMG:https://images.gameru.net/image/direct/c37aafaf78.jpg)


Прошедший год стал совершенно обычным для российского оружейного экспорта: ни крупных прорывов, ни крупных провалов. Плановая реализация контрактов, однако, вызывает вопросы о недалеком будущем отечественной торговли оружием, в первую очередь — о перспективах заключения новых больших сделок в обозримом будущем.

Три-четыре процента национальной гордости
Российский экспорт продукции военного назначения после бурного роста в нулевые годы стабилизировался возле 14-15 миллиардов долларов. Из них на долю «Рособоронэкспорта» приходится 12-13 миллиардов, остальное — на прямые сервисные контракты и поставки запчастей, а также соглашения, подписанные до 2007 года, когда «Рособоронэкспорт» получил внешнюю монополию. К последним относится, например, проект по ракете Brahmos, который ведет реутовское «НПО Машиностроения».

Предыдущий рывок выглядел впечатляюще: в 2000-2001 годах экспорт топтался на месте около 3,7 миллиарда долларов номинала (около 5,1 миллиарда в ценах 2016 года). Сейчас Россия продает (с поправкой на инфляцию доллара) примерно половину того объема оружия, который реализовал на рынке Советский Союз при последних крупных поставках (1986-1988 годы). Тем не менее этот сегмент в общей структуре отечественного экспорта по-прежнему невелик: 2,5-3 процента до девальвации рубля и до 4 процентов — сейчас.

Основные клиенты российской системы ВТС находятся в широкой полосе, которую можно назвать «Большим Югом»: от Магриба через Ближний Восток и Индию до Юго-Восточной Азии. В этой зоне много региональных конкурентов, которым Москва умудрялась продавать оружие одновременно: Индия и Вьетнам с Китаем и Пакистаном, Иран и монархии Персидского залива, Египет и Ливия (при Каддафи).

Следует отметить, что традиционные рынки и секторы, дававшие России основной прирост доходов в последние годы, в значительной степени исчерпаны. Главные клиенты либо уже купили почти все, что хотели (Алжир и Ирак), либо упорно проводят политику копирования и покупают только небольшое количество передовых изделий и важные компоненты (Китай). Впрочем, набранный пакет заказов (около 50 миллиардов долларов) еще какое-то время будет поддерживать российский экспорт.

Индия
В особом положении находится многолетний лидер российского оружейного экспорта — Индия. Скупая иностранное вооружение, она всеми силами пытается локализовать его выпуск. Противоречивый результат этой политики отражается и на динамике отгрузки российского оружия. Скажем, «Иркут» и «Уралвагонзавод» технически могут поставлять больше машинокомплектов истребителей Су-30МКИ и танков Т-90С, однако индийские партнеры пока не могут освоить выпуск конечной продукции с плановыми темпами.

Это уже привело к тому, что в минувшем году 464 последних танка Т-90С по действующему контракту на сборку 1000 машин решено выпускать в модернизированной версии Т-90МС. Формально это будет новый крупный контракт, фактически же считать чистой прибылью придется лишь превышение стоимости над прежним соглашением.



Объем новой продукции, продвигаемой в Индии, по-прежнему велик. В 2016 году достигнута договоренность о продолжении строительства фрегатов проекта 11356 (четыре единицы) и поставках зенитной ракетной системы С-400 (предположительно пять дивизионов). Последнее следует признать крупным успехом, так как до сего времени Индия практически не брала отечественные средства ПВО — так, С-300 у них не появилась, несмотря на все усилия.

Интересен и контракт на аренду второй атомной субмарины проекта 971. Первая — К-152 «Нерпа» —передана в январе 2012 года. Достройка со стадии технической готовности 86 процентов и 10 лет аренды «Нерпы» (по годовой ставке 25 миллионов в ценах 2005 года) обошлись Индии, по разным данным, в 900-980 миллионов долларов. В зависимости от того, будет ли достраиваться вторая лодка (это может быть «519-й заказ» Амурского завода, готовность 60 процентов) или передаваться из наличия ВМФ (на это намекали некоторые источники), стоимость будет разниться, но объемы оценить можно.

Добавим сюда наметившийся прогресс в организации лицензионного строительства в Индии ДЭПЛ проекта 636. Это, видимо, последний шанс отгрузить индийскому флоту еще какое-то количество кораблей этого типа, забрав хоть какую-то добавленную стоимость.

Особняком стоит сборочное производство 200 вертолетов Ка-226Т, о котором окончательно договорились в этом году. Сравнительно небольшой по объемам (около 450-500 миллионов долларов — не рекорд на фоне сделок УВЗ, «Иркута», ОСК или «Алмаз-Антея»), этот контракт, во-первых, имеет опцион еще на 200 бортов, а во-вторых, исключительно важен для «Вертолетов России», давно критикуемых за однобокую политику жизни на платформе Ми-8/17. Кстати, и здесь не без этой платформы — сейчас реализуется крупный контракт на 48 Ми-17В-5 для Индии (более миллиарда долларов).

Где здесь в будущем можно извлечь дополнительный доход в сопоставимых суммах? Во-первых, это контракты на разработку и производство истребителя пятого поколения FGFA (переработанный под требования ВВС Индии самолет Т-50 программы ПАК ФА). Россия пока получила только 295 миллионов в 2010 году (на предварительное проектирование), но весь объем программы составляет не менее 25 миллиардов, и солидная часть этих денег уйдет Москве.

Во-вторых, фронт работ по Sukhoi Super-30, проекту будущей модернизации Су-30МКИ — самого массового боевого самолета Индии (закуплены 272 машины). Возможные варианты включают установку новых бортовых комплексов самообороны и интеграцию новых авиационных средств поражения (и вообще приведение к техническому облику Су-30МКМ/Су-30СМ), а в радикальной форме — установку новой системы управления вооружением, включающей радар с активной фазированной антенной решеткой. По ряду сведений, эта затея обойдется Индии в 7-8 миллиардов долларов. Впрочем, окончательный вид проекта пока не согласован и контракта нет (предполагается, что его заключат в 2017 году).

Китай
С Китаем все еще сложнее, чем с Индией. Времена романтических отношений, как в 1990-е, тут закончились. Заказы на постройку крупных кораблей или контракты вроде того, что заключили в 1996 году (сборочное производство 200 Су-27СК на 2,6 миллиарда долларов), почти ушли в прошлое. На разделение добавленной стоимости в лицензионном производстве Пекин давно не идет, предпочитая точечные закупки передовых вооружений и самостоятельный выпуск оружия (пусть и похожего на «лучшие мировые аналоги» как близнецы).

Поставку четырех дивизионов С-400 (1,9 миллиарда долларов, реализация после 2018 года) и 24 истребителей Су-35 (2 миллиарда, первые четыре самолета переданы в декабре 2016-го) следует рассматривать как приятные исключения, вряд ли имеющие большие перспективы. Напомним, что изначально Пекин не хотел брать более 10-12 машин Су-35, а Россия по опыту скандала с Су-27СК (контракт был разорван ровно на середине) настаивала на объемах от 48 единиц и выше. В случае с системами С-300ПМУ/ПМУ-1/ПМУ-2 Китай купил суммарно 24 дивизиона, параллельно не без труда развернув производство аналогов.

Китай будет и далее брать в России только то, что пока не в состоянии выпускать сам, а номенклатура таких изделий сокращается. Хороший пример из 2016 года — два контракта на 224 двигателя Д-30КП2 (658 миллионов долларов) для самолетов Ил-76 и их китайского аналога Y-20. В той же логике контракты 2011-2012 годов на поставку 413 двигателей АЛ-31Ф и АЛ-31ФН (грубая оценка объема — около 2 миллиардов долларов).

Попытки продать Пекину идею совместного производства субмарин с воздухонезависимой энергоустановкой пока не выходят на адекватную реализацию. Это проблема отечественного судпрома, и желание решить ее на деньги инозаказчика вполне понятно. Получится ли — пока неизвестно. Примером удачных проектов такого типа являются зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С» (переработан и доведен на деньги ОАЭ) и уже упоминавшийся Су-30МКИ (его версия Су-30СМ сейчас массово заказывается российскими военными).

Что плохого на китайском направлении? Стратегическое сокращение товарной части ВТС вкупе с запросом Пекина на «интеллектуальную» составляющую. Разного рода хитрые НИОКР (в том числе в довольно щекотливых областях) российская оборонка делала и делает для Китая с 1990-х годов.

Однако в тот момент Китай брал и значительные партии готовых изделий. Обе вышеупомянутые мегасделки по Су-35 и С-400 с учетом инфляции потянут только на один сборочный контракт Су-27СК 1996 года.

Вряд ли доход от «совместных разработок» может компенсировать неизбежное в будущем падение товарного экспорта, не говоря уже о том, что такое сотрудничество, по сути, помогает Китаю освобождаться от необходимости что-то у нас покупать. Времена сейчас не те, что 20 лет назад: большой объем гособоронзаказа и хороший экспортный портфель позволяют российским фирмам не «продавать мозги за еду».

Клиенты полуторного эшелона
За спинами гигантов стоят несколько крупных клиентов — Алжир, Египет, Вьетнам. Некоторые, как Ирак, даже выпрыгивают из-за спин. Скажем, в 2014 году Багдад, основательно закупившись в Москве, сместил Китай с традиционного второго места после Индии.

Это отражает специфику ВТС с обеими странами. Ирак брал много и сразу, причем как новую технику, так и из наличия. В результате закупки современных «Панцирей» и Ми-28НЭ соседствовали с подержанными Су-25, которые тут же включились в драку с исламистами на северо-западе страны.


С Алжиром в начале 2016 года доведена до заказа важнейшая сделка на 12 фронтовых бомбардировщиков Су-32ФН (оценка стоимости контракта — не менее 500 миллионов долларов). Пластиковую модельку экспортного варианта «утенка» Су-34 таскали по выставкам с 1990-х годов, однако никак не удавалось продать этот специфический самолет в условиях засилья в тактической авиации «многофункциональных истребителей». В какой степени на алжирских военных повлияла демонстрация возможностей этой машины в Сирии — пока говорить преждевременно.

Алжир постепенно упирается в планку возможностей: страна покупала оружие не только в России, в результате чего довольно неплохо оснастила армию, ВВС и флот. Дальнейшие поставки явно будут точечной модернизацией вооруженных сил.

При этом к стадии индийского/раннекитайского варианта (лицензионные сборка и производство) страна не готова. С большой помпой рекламировалось соглашение о создании «сборочного производства» танков Т-90СА, однако на практике это лишь установка нескольких образцов второстепенного оборудования на машины, полностью сделанные в России.
Истребитель Су-30СМ авиации ВМФ России, Жуковский, август 2015

До той стадии, которую Дели имеет на руках уже сейчас (по тем же Т-90С), Алжиру очень далеко. Это, впрочем, не отменяет значимости этого заказчика для Москвы: в 2016 году страна получила первые Ми-28НЭ из 42 машин, заказанных ранее, а также первые Су-30МКИ(А) по новому контракту на 14 бортов (ранее были уже поставлены 44 истребителя).

Крупный прирост объемов, позволивший в начале 2010-х стабилизировать (а не прогнозируемо обвалить) экспорт оружия, помимо Ирака дал Египет. Офицерский режим Каира, получивший ощутимый удар «арабской весной» и коротким периодом власти исламистов, пришел в себя и активно оснащается российским оружием. Однако страна не имеет финансовых резервов и в значительной степени полагалась на помощь Саудовской Аравии, которая по ряду причин отнюдь не увеличивается.

Так что звезда Египта на небосклоне российского ВТС удержится, но светить так ярко, как в 2014-2016 годах, будет вряд ли. В ближайшее время нужно закончить уже заключенные и профинансированные сделки: поставки зенитной ракетной системы С-300ВМ, 46 истребителей МиГ-29М (и некоторого количества МиГ-29М2), 46 вертолетов Ка-52. Кроме того, летом 2016 года Египет получил из России ракетный катер Р-32 (проект 1242.1), став вторым после Китая эксплуатантом ракет «Москит». Реалистично выглядит и оснащение российских «Мистралей», выкупленных Каиром во Франции, вертолетами Ка-52К.

Вьетнам получил последние Су-30МК2 и ждет сдачи Зеленодольским заводом двух фрегатов проекта 11661Э (в дополнении к двум ранее переданным). Регулярно возникающие разговоры о грядущих поставках Ханою С-400 и Су-35 пока не находят надежного подтверждения.

Здесь должен находиться и Иран, однако санкции исключают поставку ударных вооружений и сильно сдерживают ВТС с Москвой. Через санкционное окно протащили политически важный контракт на С-300, оборванный в 2010 году без формальных юридических причин. Ирану вместо заказанных в тот раз С-300ПМУ-1 отдали сирийские С-300ПМУ-2 (Дамаск в счет перечисленного аванса предпочел закупить боеприпасы и запчасти).

Здесь надо ставить жирный знак вопроса, так как поставками «стрелковки» и средств РЭБ объем не вытянешь, а полноценное участие России в обновлении технического парка иранской армии (потенциально самый вкусный кусок пирога в сфере ВТС) возможно только с 2020-х годов.

На чердаке великой империи
Два самых политизированных участка нашего ВТС — отношения со странами бывшего СССР и бывшего Восточного блока.

Проще всего с Восточной Европой. Сфера сотрудничества, и без того скудная, с 2014 года стремительно сжимается из-за санкций. Это тот случай, когда рынок уже потерян, и даже если враз отменить ограничения, не восстановится. Прямо скажем, этот рынок и был-то невеликой ценностью — сервис и запчасти для уходящей советской техники да небольшие поставки самым лояльным клиентам.

По формальным признакам выделяется Сербия, но тут речь идет не о торговле оружием, а скорее о политически значимой военной помощи. Белград пока берет большую партию старого оружия со складов Минобороны, оплатив только ремонт и модернизацию. Когда придет очередь второй серии (включающей комплексы «Бук-М2»), станет понятно, кто оплачивает банкет.

Здесь самое время упомянуть страны СНГ (или, точнее, Таможенного союза), поставки оружия в которые тоже носят характер рычага политической помощи. Казахстан получает С-300ПС из наличия Минобороны попросту «в дар», а истребители Су-30СМ идут с низкой наценкой, более соответствующей внутренним поставкам по гособоронзаказу.

Белоруссия покупает российские самолеты Як-130 и бронетехнику, но объемы невелики. Армения в начале 2016 года получила от Москвы экспортный кредит на 200 миллионов долларов, после чего в Ереване довольно неожиданно нарисовался комплекс «Искандер-М». Если это не сложная дезинформация, то перед нами — первый инозаказчик этой техники, на роль которого не один год примеряли Саудовскую Аравию.



Самым платежеспособным клиентом на пространстве бывшего СССР был и остается Азербайджан. С начала 2010-х годов Баку получил огромный пакет российских вооружений, но в данный момент поставки в основном закончены. Учитывая падение нефтяных цен и интересы Москвы в балансе сил в Карабахе, новые сделки такого масштаба следует признать маловероятными.

Латинская Америка. Из рядов покупателей российского оружия точно вылетает Венесуэла: краткий период братской любви, изрядно разогретой кредитами Москвы, закончен. Каракас брал много, и в период 2000-2010-х его можно было ставить в один ряд с Вьетнамом и Алжиром, но сейчас страна находится на грани экономического краха и надолго выбыла из числа интересных клиентов.

Вне Венесуэлы рынок Западного полушария в меру предсказуем, но уныл: традиционные поставки вертолетов почти половине южноамериканских стран (они не станут больше, скорее будут сокращаться) и бесконечный сериал по покупке «Панцирей» Бразилией, у которой на него нет денег. Тот случай, когда работать надо, но фонтанов не ожидается.

Остается Африка южнее Сахары. Это давно освоенный регион (треть всех поставок оружия туда приходится на Россию), однако платежеспособного спроса в нем кот наплакал. Отдельные бриллианты вроде угандийских контрактов начала 2010-х (шесть Су-30МК2, 44 Т-90С и другая техника на 740 миллионов долларов) погоды не делают.

Это задворки мира, в которых наиболее богатые страны (нефтеэкспортеры Гвинейского залива и ЮАР) не относятся к числу наших традиционных покупателей. Там ведется активный маркетинг (в частности, в Нигерию продвинули вертолеты Ми-35М), однако пока африканский бизнес представляет собой поставки дешевых обычных вооружений, боеприпасов и запчастей для техники отечественного производства. В этом сегменте Россия с 1990-х годов конкурирует со «странами-складами», образовавшимися после распада СССР (в первую очередь с Белоруссией и Украиной).
Перейти в начало страницы
 
 
 
 

 
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: 24.01.2021, 05:53